asyan.org
добавить свой файл
1

Потоки: противоположно направленный вектор физической вселенной


ЛЕКЦИЯ, ПРОЧИТАННАЯ 9 ДЕКАБРЯ 1952 ГОДА
69 МИНУТ


Спасибо, это второй час, 9 декабря, послеполуденная лекция.

Может быть, вы обнаружили, что кое-какие данные из тех, что я давал вам, возможно, сейчас в какой-то мере неприменимы, или, возможно, вы обнаружили, что они приводят вас в замешательство, или, возможно, что они – на вашем уровне согласия в настоящее время – в какой-то степени не могут быть использованы. Всё, что я пытался сделать, – это добиться, чтобы вы осознали, что, во-первых, с преклиром всё время происходит нечто, и это нечто является «тяни-толкаем» замешательства, и что для вас лучше всего не сражаться с этим «тяни-толкаем» замешательства напрямую, потому что это западня и обман воображения. И хотя это выглядит очень убедительно, вы не слишком далеко уйдёте, если будете работать с этим напрямую.

Так вот, у нас была своя кульминация, когда мы использовали технику 88 для процессинга настоящих факсимиле как таковых. Теперь мы знаем об этом больше. Но если мы занимаемся лишь процессингом локов, инграмм и вторичных инграмм, потоков и всего такого, то это не то что нам нужно – нет. Если вы действуете таким образом, то вы можете добиться желаемого результата, но вы сражаетесь в рамках такой игры, в которой заложен принцип «победа – поражение». Просто перейдите в область процессинга создания, и создавайте подобия этих потоков и предметов. Так вот, вам нужно знать об этих потоках, вам нужно знать о том, как ведёт себя энергия, вам нужно знать о всех этих остальных вещах... и вы знаете о всех этих остальных вещах... проводите процессинг создания. Вы создаёте их подобия... создаёте подобия. Вам нужно знать зверя, чтобы повергнуть его наземь.

Кстати, после того, как вы изучили животных, вы не... Допустим, вы очень тщательно изучали львов. Вы знаете ареалы их обитания, и ореалы, и уреалы обитания львов. Вы знаете всё это, и затем вы не идёте и не становитесь львом. Нет, вы бы стали изучать всё это для того, чтобы либо устроить на него фотоохоту, либо поохотиться на него с ружьём, или для того, чтобы замедлить размножение львов, или ускорить размножение львов, или для того, чтобы сохранять его в том или ином состоянии. Вы бы не стали львом.

Что ж, просто подходите к этой вселенной таким же образом. Вы изучаете её и не становитесь затем МЭСТ-вселенной. Давайте рассматривать её так, как если бы мы охотились на мелкую дичь, – она действительно очень мелкая дичь. Она выглядит крупной, но в любой момент, когда вы выдвинете самый нижний ящик и не обнаружите в нём никакой тайны, вы сможете стряхнуть со своих рук пыль и покончить со всем этим. Это замечательный образчик замешательства. МЭСТ – это хаос. Это хаос. Это хаос, в котором имеется два вектора. Это не абсолютный хаос – это просто хаос, в котором есть два вектора. И один из этих векторов – «иметь», а второй – «не иметь».

Теперь давайте посмотрим на потоки – это то, о чём мы собирались говорить изначально. Есть это огромное, ширящееся замешательство, есть эта парочка «победа-поражение», и ваш преклир приходил в замешательство повсюду на траке времени, и он до сих пор находится в замешательстве. А что касается бедного психотика, бог ты мой, – он совершенно потерял даже настоящее время, и он думает, будто находится в каком-то другом времени, и он очень расстроен. Но он расстроен всего лишь из-за тех факторов, о которых я собираюсь вам рассказать.

Теперь давайте посмотрим на потоки. Давайте посмотрим на два полюса электродвигателя. И мы обнаружим, что эти два электрода попеременно становятся плюсом и минусом, или же, если у нас двигатель, который работает на постоянном токе, мы имеем просто постоянный однонаправленный поток.

Хорошо. Так вот, тут мы имеем... однако тут мы имеем поток, существование которого обусловлено наличием положительного и отрицательного полюсов, и, следовательно, они должны быть противоположны. Если они противоположны и если их можно удерживать на расстоянии друг от друга, то мы получаем действия. Мы получаем поток энергии. Если они одинаковые, то они слегка отталкивают друг друга. Следовательно, это говорит о том, что любой МЭСТ-объект, в котором действуют силы внутреннего сцепления, любой материальный объект, который в состоянии оставаться целостным, не рассыпаясь на части, содержит плюсы и минусы. Это здоровенный клубок из материала, содержащего минусы и плюсы, собранные вместе. В противном случае, он не смог бы оставаться целостным.

Вы можете взять магнит и положительные полюса магнита... если их поместить друг напротив друга, рядом друг с другом... будут отталкивать друг друга. Но если вы перевернёте этот магнит и сделаете так, чтобы плюс был вот здесь, а минус вот здесь, они соединятся. Они притягивают друг друга. Так что мы получим какой-то объём материи, которая хорошо склеивается, например смола... в ней много плюсов и много минусов, и они все перемешаны.

Так вот, чем сильнее перемешаны плюсы и минусы, тем сильнее действуют силы внутреннего сцепления частиц. А сцепление создаётся за счёт равновесия плюсов и минусов, и это создаёт так называемую плотность. И, разумеется, для того чтобы плюс и минус могли соединиться в плотную материю, пространство между полюсами должно было схлопнуться. Между этими полюсами не может быть никакого пространства.

Давайте возьмём два полюса электродвигателя, один из них плюс, и один -минус. Если вы убираете пространство между этими двумя полюсами, они сходятся -спэп! Да, это так, они тут же смыкаются. Даже остаточный... хотя через них не проходит электричество... остаточный ток таков, что они притянут друг друга. И между ними не будет никакого пространства.

Давайте теперь рассмотрим такую аналогию. Когда ваш преклир становится неспособен поддерживать наличие пространства, то его положительный и отрицательный терминалы смыкаются и мы обнаруживаем, что преклир становится похож на материю. Всё является плотным. Пространство вокруг него является как бы плотным на ощупь. Он сам становится как бы плотным. Всё это подчиняется тому же самому принципу, согласно которому создаётся материя. Преклир находится в наилучшем состоянии, когда он может прекрасно удерживать негативное и позитивное факсимиле на расстоянии друг от друга, так чтобы они совершенно не соприкасались. Он очень легко может удерживать их на расстоянии друг от друга.

Но когда он уже больше не может находить эти факсимиле и устанавливать их местоположение в пространстве, когда эта способность покидает его, он теряется. А наказанием за то, что он теряется, является – с точки зрения энергии – то, что его положительные и отрицательные терминалы и факсимиле начинают схлопываться. И в конечном итоге он становится сгустком материи, неспособным определить местоположение чего-либо в пространстве и времени.

Таким образом, причиной возникновения материи является утрата пространства... утрата расстояния между положительными и отрицательными частицами. И по мере того, как это расстояние становится всё меньше, меньше и меньше, объект становится всё более и более плотным.

Так вот, это позволяет понять, что, возможно, существуют типы материи, состоящие главным образом из плюсов. В материи могут преобладать плюсы, или в ней могут преобладать минусы. И что происходит с этой материей? Её частицы не остаются вместе, она очень легко распространяется повсюду. Водород – это один из видов такой материи. Выпустите определённое количество водорода в комнате... в нём нет сил внутреннего сцепления, он легко расширяется, и он пытается заполнить собой всё пространство. Выпустите некоторое количество водорода в каком-то пространстве, и он распространится повсюду и займёт всё это пространство.

Так вот, это просто поразительно. Здесь мы имеем дело с различными давлениями, которые действуют здесь, в пространстве, и со всем прочим... Всё это не очень хорошо уравновешено, однако оно уравновешено достаточно хорошо, чтобы быть материей.

Хорошо. Таким образом, давайте возьмём этот принцип схлопывания положительных и отрицательных частиц, и мы увидим, что то, насколько преклир становится плотным, прямо пропорционально тому, насколько он неспособен сохранять расстояние между своими факсимиле, воспоминаниями и МЭСТ-объектами. Когда он становится неспособен делать это, он начинает становиться материей. И он начинает становиться материей, и действовать, как материя, и это находится в прямой зависимости от того, насколько он опускается по шкале тонов.

Таким образом, если вы хотите увидеть, как кто-то опускается по шкале тонов, просто начните убирать пространство между его полюсами, его терминалами. Просто уберите пространство, уберите пространство и продолжайте убирать пространство. И не успеете вы и глазом моргнуть, как это парень становится всё более, и более, и более плотным, и он начинает повиноваться законам самой материи.

Вы могли бы сказать, что материя может иметь такое вот сложное устройство. Материя, которая состоит из множества плюсов, пытается не быть собой. Материя, которая состоит из множества минусов, тоже пытается не быть собой. В ней нет сил внутреннего сцепления, она склонна к расширению или к разъединению. Так что она не является чем-то стабильным. А материя, которая состоит из хорошо уравновешенных и равномерно распределённых плюсов и минусов и не имеет пространства между терминалами, становится очень, очень плотной. И если вы попытаетесь слишком сильно соединить положительный и отрицательный терминалы, и убрать слишком много пространства отделяющего их друг от друга, то всё это бабахнет, как это происходит с плутонием.

Так вот, всё это очень элементарно, и это не что-то такое, над чем вы должны ломать голову. И я бы посоветовал вам взять парочку магнитов, просто пометить один... очень отчётливо пометить их концы (магниты в виде продолговатых брусков, а не в виде подковы). И просто пометьте концы этих магнитов очень, очень отчётливо (пометьте один... чётко пометьте плюсовые полюса и минусовые полюса), и вы увидите, что если плюс у вас будет напротив минуса – я имею в виду, когда магниты расположены плюс к минусу, – то, разумеется, они соединятся. Так что силы внутреннего притяжения могут быть слишком сильными.

Теперь давайте поместим их на расстоянии примерно полуметра друг от друга, и когда они... если вы оставите их в покое, ничего не произойдёт. Но давайте уберём некоторую часть пространства между ними, и поместим их на расстоянии тридцати сантиметров, и вы заметите, что они... что один из них начинает как бы нервничать; он как бы стремится соскользнуть с места.

Теперь давайте уменьшим расстояние между ними ещё на пятнадцать сантиметров, и что они сделают? Они хлоп! И сталкиваются друг с другом!

Так вот, то, что известно под названием «психотический срыв» (в кавычках), это как раз и есть этот «хлоп». Кто-то в очередной раз дезориентирует человека, и для него это уже слишком. Вот и всё, что это такое, – это дезориентация. Говорит ему, что он находится там, когда он находится здесь, и это тем или иным образом приводит его в паршивое состояние и забирает пространство. Или говорит, что тот не может больше оставаться там, где находится, и не может больше иметь это пространство... или что тот не может больше иметь эту материю, которая тоже содержит пространство. Иными словами, человек теряет что-то, но важнее всего, что он теряет пространство.

Итак, он теряет это пространство, и в один прекрасный день он чувствует этот «хлоп» нескольких факсимиле. Хорошо, он чувствует этот «хлоп», и от этого он вовсе не чувствует себя хорошо.

Так вот, что вам нужно сделать, чтобы привести этого парня в хорошее состояние? Что ж, вам всего лишь нужно дать ему немного пространства. Как просто! Всего лишь дать ему немного пространства. Разумеется! Разумеется, обычный метод лечения заключается в том, чтобы поместить его в камеру или что-то в этом роде, вы знаете; забрать у него пространство. Всего лишь дайте ему немного пространства. Удостоверьтесь, что у него есть пространство, много пространства, и он сможет выходить из различных состояний самым замечательным образом. Вот что я вам скажу: большинство сумасшедших, которые уходят в пустыни отшельниками и так далее, они обретают удивительное душевное здоровье и спокойствие, когда обосновываются в пустыне, потому что у них много пространства. Для них это очень важно. У них есть... куда не кинь взгляд – кругом пространство, и они очень довольны этим.

Вам знакомо такое чувство: вы выходите в степь и внезапно вздыхаете с облегчением, поскольку вы находитесь за городом среди колоссальных просторов и так далее? Вы внезапно чувствуете, как ослабевает давление на вас. Иначе говоря, вы видите, что у вас появляется больше пространства, в котором вы можете двигаться, и поэтому вы автоматически в какой-то мере увеличиваете пространство между своими факсимиле, не задумываясь об этом.

Так вот, когда вы идёте через толпы людей, мчитесь на Тайм-сквер, мчитесь сюда по Брод-стрит, садитесь на трамваи, входите в такси и выходите из них, да-дам, ба-бам, гром, звон, лязг и так далее, вам постоянно кажется, что у вас не слишком много пространства. Что ж, это ускоряет вас. Вы получаете больше тока.

Я видел, как люди стоят на углу и просто трясутся. Они получают от всего этого много тока. И вот почему кажется, что в городах всё движется быстро. Но вы обнаружите, что на самом деле в них выполняется не очень-то много работы. И причина состоит в том, что у людей в городах меньше здравого смысла.

Страна обладает душевным здоровьем до тех пор, пока в ней имеются фермерские районы (к сожалению). В ней есть крупные фермерские районы, откуда можно брать людей для городов. И эти ребята находятся там по нескольку лет, и они засучив рукава работают в рекламных агентствах и офисах газет и так далее, являясь свежей кровью для городов. А затем их выжимают как лимон и выкидывают на помойку, а город получает новую партию этих ребят.

Не то чтобы в фермерских районах было что-то хорошее, но там немножко больше пространства. И вы получаете... люди говорят медленнее или быстрее, в зависимости от обстоятельств. Это регулируется.

Господи помилуй, когда вы идёте по улице, большинство людей в городах выглядят как загипнотизированные; они действительно пришибленные. Что ж, там, где более обширные пространства, дело обстоит иначе.

Хорошо. Теперь давайте рассмотрим этот фактор – плюс-минус – и просто создадим процесс, основанный на нём. Так вот, обязательно усвойте это. Не надо проходить мимо этого, запоминая лишь то, что я говорил о переброске людей из одного тела в другое. Это не важно, важно вот что: уменьшение пространства приводит к аберрированному поведению, и это надо знать. И именно уменьшение пространства сначала приводит к появлению разума – на уровне примерно 22,0 и примерно до уровня 10,0 или 12,0 (тут появляется разум – иными словами, человек последовательно мыслит о проблемах), а затем это начинает сходить на нет... Кстати, разум – это не эстетика и не что-то иное, а просто умственная деятельность, давайте скажем так, на любой волне. И эта кривая идёт вниз... от этой точки 12,0 или откуда-то там сверху она постепенно снижается до 4,0, а ещё ниже существо быстро сходит с ума.

Уровни, начиная с 4,0 и ниже, дают нам ещё один пример того, как человек не переносит... ну, он просто живёт в этом крохотном, узком диапазоне, и он может выжить только в этом небольшом диапазоне. Что ж, на шкале тонов он может выжить только в небольшом диапазоне. Удивительно, что при этом он вообще живёт.

Начиная с уровня 4,0 и ниже, человек действительно на пути к гибели, почему? Боже мой, в этом диапазоне его существование зависит от потоков, созданных не им самим. Его существование зависит от потоков, которые возникают где-то ещё. Он не может поддерживать существование тела, не кормя его.

И знаете ли вы, что, если бы я рассказал об этом слушателям в какой-то другой части вселенной, они разинули бы рты от удивления? Существо может жить на низком уровне шкалы тонов, – на таком низком, что для того, чтобы вообще иметь тело, оно должно кормить его пищей, которую оно не создаёт само, а берёт из других источников. Они бы просто сидели там разинув рты, и не верили бы в это. Это было бы ужасное данное.

У вас тут есть автомобили, которые не работают, если только вы не зальёте в их баки бензин. Другими словами, это общество построено по принципу «налейте туда МЭСТ-вселенную». Тут происходит не очень много излияния из МЭСТ-вселенной; это исключительно «налейте туда МЭСТ-вселенную».

Что же вы, в таком случае, делаете, чтобы помочь Хомо сапиенсу? Мы обнаруживаем, что пространства между его терминалами становится всё меньше и меньше, меньше и меньше, меньше и меньше, и его очень легко расстроить. Что-то может внезапно появиться и вырвать ещё немного пространства, разделяющего положительные и отрицательные терминалы, и тогда эти терминалы начнут скрипеть, а некоторые из его факсимиле схлопнутся. Небольшая потеря... вы зачастую вообще не сочли бы такую потерю важной... заставит его упасть ужасно низко по шкале тонов.

Вот другой странный феномен. Люди движутся к душевному здоровью рывками. Они движутся к душевному здоровью маленькими скачками. Они не обретают душевное здоровье, плавно поднимаясь вверх. Это происходит так: прыг, прыг, прыг, прыг, прыг. И вы можете часами одитировать, одитировать и одитировать кого-то, и вы уже говорите: «Я не добиваюсь никаких результатов. Я не добиваюсь никаких результатов с этим кейсом», а затем этот человек идёт домой, а на следующее утро он вдруг возвращается счастливым. И вы спрашиваете: «Что случилось?» Что ж, если вы не спросите его о том, что случилось, вы не узнаете об этом, потому что он... хотя он может сказать вам... вот насколько его это интересует... он может сказать вам: «Вы знаете, я сидел за ужином, и вдруг я вроде как почувствовал, что свет стал ярче».

Затем вы говорите: «Ну, о чём... о чём вы думали?» – или что-то в этом роде. Не спрашивайте его об этом. О чём он думал тогда не имеет ни малейшего значения. Вот что там на самом деле произошло: пространство между положительным и отрицательным терминалами в некоторых из его факсимиле, которые беспокоили его, неожиданно увеличилось – цок! И этот маленький, маленький рывок и был тем самым рывком, который он почувствовал. Это был внезапный рывок.

Внезапно он замечает, что смотрит на какое-то произведение искусства. И, кстати, искусство – это замечательная штука. Оно вытягивает людей из трясины уныния быстрее, чем что-либо ещё из того, что мне известно, – если человеку позволено самому выбирать вид искусства. Вы не можете играть Вагнера, а потом говорить: «Что ж, сегодня в психбольнице никто не выздоровел, давайте тогда поиграем Прокофьева. О, они все там с катушек посъезжали. Что ж, это не работает». Ну, я вообще-то говорил об искусстве.

Хотя есть один парень, которого я знал, и он... о, он просто начинал чувствовать себя ужасно, и он всегда шёл домой и делал одно и то же: он ставил пластинку Карузо. И это была старая, побитая, разбитая пластинка Карузо, и время от времени этот парень ужасно напивался и сдавал её в ломбард. А после этого он чуть ли не сходил с ума до тех пор, пока ему не удавалось вернуть её обратно. Он был готов сделать что угодно, чтобы заполучить её обратно. И он проигрывал её на заводном патефоне, и его жизнь была состязанием: он то пытался выдержать тяготы своей жизни, то снова накачивался Карузо. И он ставил Карузо и слушал его. И это была не самая лучшая запись Карузо; это была старая, грубая запись, сделанная на закате его карьеры, когда он пел в «Паяцах», я думаю – что-то вроде этого... или что там пел Карузо.

Так вот, он слушал эту запись и испытывал подъём. Что она делала? Этот большой... вы знаете, Карузо мог действительно заполнить большое пространство. Чертовски плохо, что в его времена у нас не было настоящей звукозаписи, поскольку то, что мы утратили Карузо, – это действительно великая утрата. Нет никого, кто мог бы заполнить звуком пространство так же, как это мог Карузо. И он мог взять... или в ранние дни Поля Робсона. Когда Поль Робсон пел басом, он мог голосом вышибить стропила в задней части зала. Он просто брал одну из этих низких нот и начинал увеличивать громкость, и он продолжал увеличивать громкость, и вдруг вы чувствовали: «Смотрите, эта крыша в любой момент может рухнуть». В наши дни он почти утратил эту способность. Он поёт баритоном и так далее. Я думаю, что он начитался слишком много брошюр на политические темы или что-то вроде этого.

Если говорить об этих скачках вверх по шкале, понимаете... они могут быть вызваны практически чем угодно. Я мог бы рассказать вам кое-какие... у нас нет времени, да и желания... но я мог бы рассказать вам несколько очень трогательных и удивительных историй о том, какое воздействие оказывает на людей эстетика. Их не так уж трудно выбить из колеи, и их не так уж трудно снова привести в хорошее состояние. И если вы знаете, что здесь действует один маленький принцип: «больше пространства»... Что заставило его пространство сжаться? Я имею в виду, почему он начал чувствовать, что его дело табак? Так вот, что ему нужно, чтобы почувствовать, что у него больше пространства? Выясните это, и он совершит такой небольшой скачок.

Так вот, может быть, он кому-то что-то сделал, и у него по-прежнему имеется это факсимиле и так далее, которое ограничивает его свободу, поскольку он сдал свои позиции и не полностью занимает своё тело. И это ужасно важно.

Вы обнаружите, что человек, который не может выйти из своей головы, не находится в своём теле. Он не думает, что он там находится. Он уже покинул своё тело. Он владел им когда-то, но он покинул его и он скажет вам практически всё, что угодно, чтобы убедить вас, что никогда в нём не находился или что-то в этом роде. Но на самом деле он толком не находится в теле. Он разбросан. Он отступил назад примерно за уровень ушей. Он будет в самой задней части головы, вы знаете, просто ня-я-я! – и очень сильно размазан. Всей передней частью тела владеет кто-то ещё, что-то ещё, и он не может войти в неё.

Так вот, чтобы из чего-то выйти, надо через это пройти. Он должен владеть всем этим телом до последней крохи, и он должен быть готов использовать каждую частичку этого тела, прежде чем он сможет сделать шаг и полностью выйти из него. Это довольно ужасно.

Но тут всё дело в пространстве. Он не... он не занимает пространство тела. Он слишком сильно сдвинулся назад в пространстве. Это означает, что его факсимиле плотно прижаты к нему. Он плотный. Он более плотный, чем нужно, в том, что касается электроники и риджей. Что можно сказать об этих людях и об их риджах? Просто между их риджами недостаточно пространства. Как вы можете добавить туда пространства? Что ж, в процессинге создания вы можете добавить его туда сорока тысячами различных способов. Я имею в виду, что это так легко.

Но просто помните, что он... проблема с ним заключается в энергии, и проблема с энергией заключается в том, что здесь мы утратили пространство между терминалами, и чтобы исправить это, нужно дать преклиру пространство. И как только он начнёт получать всё более и более широкие... вещи в пространстве и начнёт управлять вещами в пространстве, он будет чувствовать себя всё лучше и лучше, и всё более и более большим и более свободным в своих действиях.

Хорошо. Когда он опускается до определённого уровня на шкале тонов, потоки начинают причинять ему беспокойство. Он становится плотным как материя, и потоки начинают причинять ему беспокойство. Так вот, давайте... я долго шёл к тому, чтобы дать вам эти данные об АРО, но я чувствовал, что это вам нужно.

Потоки – это просто потоки, и когда различение... когда способность видеть различия находится на таком низком уровне шкалы тонов, как 4,0, один поток можно очень легко спутать с другим. На уровне 2,0 и 1,5 человек думает, что любой поток находится в том же диапазоне, в котором находится сам человек. Когда он находится на уровне 2,0, он думает, что всё, что ему говорят... на самом деле, он редко видит различия.

Вы подходите к нему и говорите: «С добрым утром, как дела?», и он, вероятно, взглянет на вас свирепо. Он очень хорошо знает, какую эмоцию вы испытывали, когда говорили это. Эмоция антагонизма – это единственная эмоция, которую он может приписывать вам и испытывать в ответ, понимаете? Поэтому любой поток, который он получает – это поток антагонизма. Возможно, это самый приветливый поток во всём мире, вы... возможно, это самый что ни на есть приятный поток или поток адской злобы или горя или чего угодно – он не способен видеть различия. Он потерял эту способность видеть различия, и в результате он думает, что все настроены антагонистично по отношению к нему.

Или он находится в гневе и он... он реагирует на гнев. Он ходит вокруг и хочет увидеть во всех гнев или хочет увидеть, как люди боятся, и он будет переходить от одной из этих двух вещей к другой. Он надеется, что они будут бояться, но он боится, что они будут сердиться. Самое ужасное, что вы можете сделать с человеком в тоне 1,5 – это по-настоящему разозлиться на него. Поскольку это подтверждает ту реальность, которая была у него в отношении вас всё это время.

Что ж, он не очень хорошо отличает одни потоки от других. Кстати, когда его состояние становится совсем плохим, он путает... когда вокруг него собирается много энергии, он действительно может перепутать зрение и звук и все остальные ощущения в диапазоне восприятия. Да, это действительно странно. Если вы внезапно слышите, как кто-то... слышите о том, как кто-то слышит радиопрограммы, вы знаете, где этот человек находится на шкале тонов, и какова интенсивность этого тона. Он перепутал длины волн. И когда человек находится в таком плохом состоянии, и вокруг него такой толстый слой энергии, что он может перепутать длины волн, дела его весьма плохи.

Пройдитесь по госпиталям для ветеранов. Время от времени человек так сильно страдает от шока, и риджи вокруг него спрессованы так плотно, что он будет видеть то, что должен слышать, и слышать то, что должен видеть. Это вызывает сильное замешательство, но дело тут просто в том, что он оказался неспособен видеть различия; он слишком низко находится в цикле действия, во всех циклах действия, и что касается способности видеть различия, он находится тут так низко, что не может увидеть различия между разными длинами волн.

Так вот, у него было... таким образом, у него имеются проблемы с общением, вызванные тем, что он не способен выбирать различные уровни на шкале длин волн и воспринимать с помощью этих длин волн, как вы видели вчера.

Так вот, что ещё тут может быть перепутано? Что ж, на самом деле, когда этот человек ощущает какой-то поток, он не очень хорошо знает, что это за поток и что этот поток сообщает. Когда он чувствует поток, это поток. Для него поток это поток это поток это поток это поток. А становится равным А. Поток любого типа равен риджу любого типа. Ридж любого типа равен риджу любого типа. А когда он опускается до уровня материи, поток может быть риджем, может быть рассеиванием – для материи всё равно.

Так вот, какова ваша роль во всём этом? Что ж, существует один самый коварный, самый тупой, самый отвратительный фокус, связанный с энергией МЭСТ-вселенной и соответствующими оценками. Давайте посмотрим, что такое соглашение. Так вот, я хочу, чтобы вы прямо сейчас, как класс, выполнили такой маленький эксперимент. Я хочу, чтобы вы испытали следующее ощущение: ощутите, как вы с чем-то соглашаетесь. Просто в течение некоторого времени ощущайте, как вы с чем-то соглашаетесь. Как? Вы испытали это ощущение?

Теперь давайте посмотрим, насколько вы хороши как индивидуумы. Можете ли вы ощутить, как вы не соглашаетесь с чем-то? Если вы поизучаете это ощущение в течение секунды... мы не будем тратить на это много времени... вы обнаружите, что согласие было входящим потоком. Вы это заметили? Да. А несогласие было исходящим потоком.

Что ж, это два вектора. И, разумеется, если человек соглашается, соглашается, соглашается, соглашается и соглашается с МЭСТ-вселенной, и продолжает соглашаться с МЭСТ-вселенной, он продолжает притягивать к себе этот входящий поток. Входящий поток, входящий поток, входящий поток, входящий поток, входящий поток, входящий поток, входящий поток, и довольно скоро он накапливается вокруг человека очень плотной массой. Человек становится чертовски похож на кусок материи.

Хорошо. Что ж, давайте получим то сообщение, которое несёт в себе та энергия, что скопилась вокруг него. Давайте ощутим это как поток: хотеть чего-то. Давайте ощутим это как поток: хотеть чего-то. Теперь давайте ощутим вот это как поток: не хотеть чего-то. Что вы делаете для того, чтобы не хотеть чего-то? Что ж, это очень хорошо укладывается в схему, чисто механически, не так ли? Когда вы соглашаетесь... когда вы хотите чего-то, вы соглашаетесь с этим, а когда вы не хотите чего-то, вы не соглашаетесь с этим. Славно, не так ли?

Что ж, если вы соглашаетесь... если вы соглашаетесь... давайте поймём ещё и следующее: когда вы соглашаетесь, вы имеете что-то, не так ли? Я имею в виду, когда вы соглашаетесь, тогда у вас что-то есть. Это очень логично. Другими словами, когда вы хотите чего-то, вы соглашаетесь. Вот и всё, что тут можно сказать. Следовательно, вы можете это иметь. И, следовательно, вы можете иметь также и определённое количество времени. Когда вы соглашаетесь, у вас появляется обладание; у вас появляются вещи и так далее.

Что ж, если бы МЭСТ-вселенная могла полностью утаить от вас тот факт, что в МЭСТ-вселенной есть кто-то ещё кроме вас, всё было бы в порядке. Но всякий раз, когда кто-то разражается речью по поводу первой динамики и говорит, что первая динамика – это единственная динамика, они стремятся осуществлять контроль. Это попытка осуществлять контроль в больших масштабах, и вот почему это попытка осуществлять контроль в больших масштабах.

Это нормально, понимаете, – это всё отлично согласуется друг с другом. Когда вы хотите чего-то, вы соглашаетесь с этим, и когда вы не хотите чего-то, вы не соглашаетесь с этим. Когда вы собираетесь иметь что-то, вы соглашаетесь с этим, и когда вы не имеете чего-то, вы не соглашаетесь с этим. Другими словами, не иметь... превосходно, не так ли? При условии, что речь идёт только о вас; при условии, что нет взаимообмена с кем-то ещё.

Что ж, МЭСТ-вселенная говорит вам, что в АРО нет ничего хорошего. Она говорит, что АРО не работает, она говорит, что АРО не может существовать, – а это ложь. Это самая большая ложь МЭСТ-вселенной. Давайте посмотрим на кусок материи, который вы хотите. Так вот, вот потоки. [См. схему к лекции на следующей странице.] Здесь у нас преклир, и давайте пометим преклира как «I». Хорошо. Вот это «согласен» по направлению к нему. А вот опять «I», а это исходящий поток, и это «несогласен». И это опять «I», и мы движемся внутрь. Это «I» притягивает что-то, это «хочу». И мы... опять-таки, мы получаем «не хочу». Всё в порядке, не так ли?.. При условии, что есть только вы. Разве это не мило? Я имею в виду, что это работает замечательно, превосходно. При условии, что в это не вмешивается никакой другой поток, это превосходно. И вот так АРО разбивается вдребезги.

Так вот, давайте возьмём теперь эту последовательность и посмотрим, что случится вот здесь с вами? Хорошо, так что мы просто назовём эту точку «II», как нечто отличное от «I». «II» начинает с согласия – это «II согласен». Вы понимаете – я имею в виду... под «II» я имею в виду другого человека. Вот «I», он находится лицом к лицу с другим человеком. Мы называем этого человека «II». И вот опять этот другой человек, теперь он не соглашается. Здесь у нас «II» опять хочет, и это... он хочет. А здесь «И», который не хочет.

Это очень интересно. Я хочу сказать, что тут представлены взаимоотношения потоков, и, следовательно, из этого вы можете узнать множество интересных вещей. Очень интересных вещей. На самом деле вы можете узнать из этого слишком много. Когда вы начинаете смотреть на это, вы действительно увязаете в этом.

Если «I», вот здесь, хочет получить согласие от «II», он будет притягивать к себе согласие, не так ли? Если «I» хочет получить согласие, то он будет притягивать согласие. Всё это протекает спокойно и рационально. Он будет... он хочет согласия от «II». Он чего-то хочет от «II».

Но что же он получит? Он, конечно же, получит несогласие. Как только он захочет согласия, он получит несогласие. «II», конечно же, бьёт в противоположном направлении. То есть, если бы «I» был способен в полной мере контролировать направление потока, испускаемого или получаемого «II», и если бы «I» хотел, чтобы в его сторону шёл поток согласия, то он получил бы от «II» несогласие. Понимаете? Это просто.

Так вот, «I» хочет, чтобы с ним не соглашались. Он хочет, чтобы с ним не соглашались и так далее. Он хочет, чтобы этот индивидуум не соглашался. Его собираются съесть, или кто-то собирается дать ему сигару, от которой ему станет плохо, или что-то в этом роде, и поэтому он говорит: «Я не хочу этого». Бамс! Какую реакцию это вызовет? «II» у нас тут соглашается, не так ли? «I» не согласен, а «II» соглашается.

Что ж, это не так уж плохо, но обратите внимание вот на что. Когда «I» вот здесь хочет не соглашаться (опять «I», он не хочет сигару, он не хочет обед, что-то вроде этого), на том уровне, где потоки перепутались, так что не... поток согласия и поток «хочу» – это практически одно и то же... посмотрите, что здесь происходит: когда «I» хочет, чтобы с ним не соглашались и так далее, тем самым он создаёт «хочу» со стороны «II».

Вы говорите: «Я плохой, я несъедобный, тебя будет ужасно тошнить от меня». Какова будет реакция на это со стороны «II»? Съест вас.

Так вот тут «I» чего-то хочет. Так вот, желание... давайте посмотрим, что происходит... давайте посмотрим, что происходит, когда «I» чего-то хочет. Он чего-то хочет, поток в этом случае направлен вовнутрь... всё то, чего он хочет, будет, конечно же, не соглашаться с ним, поскольку в данном случае мы находимся вот здесь.


Лекция 25

Потоки: противоположно направленный вектор физической вселенной

Рисунок 1


Вы хотите знать, почему, когда вы идёте и покупаете что-то в МЭСТ-вселенной или получаете что-то в собственность в МЭСТ-вселенной, – почему после того, как это стало вашей собственностью, оно вам не очень-то нравится – после того, как вы приобрели это? Вы наблюдали это проявление много раз. Вы просто умираете, пока не заполучите ту или иную штуку, чем бы она ни была, а как только вы её получаете, в ту же секунду вы говорите: «Наверное с этой штукой что-то не так» или «Я не знаю точно, хочу я её или нет» – или что-то в этом роде – и «На самом деле, я не очень-то её и хочу». Это, разумеется, происходит потому, что всё, что вы получаете, будет не соглашаться с вами, понимаете.

Теперь давайте посмотрим на это с противоположной стороны. Пусть «I» просто хочет «II». «I» вот здесь хочет «II». Хорошо. Тем самым «I» создаёт поток перед «II» и, разумеется, «I» заставляет <<11» не хотеть «I».

Вот парень и девушка, и у них неприятности. И он решил, что он отчаянно любит её, и он отчаянно хочет её, а она просто не хочет иметь с ним ничего общего. До тех пор, пока в один прекрасный день он не скажет: «Я не хочу тебя, и я не хочу иметь с тобой ничего общего», и тогда она начинает отчаянно хотеть его. Понимаете, как это получается?

Женский голос: Рон, это можно проверить, захотев что-то, чего, как ты знаешь, ты не можешь иметь, и посмотреть, что получится.

Угу.

Женский голос: Это работает не как согласие, а как несогласие, как.... исходящий поток вместо входящего потока.

Угу. Захотеть что-то, чего, как ты знаешь, ты не можешь иметь – это верно. Некоторые опускаются настолько, что оказываются в тупике, так что они знают, что, чего бы они ни захотели, они не могут этого иметь.

Так вот, может быть ещё хуже. Давайте посмотрим вот сюда, на «согласие» и «иметь». И здесь посмотрим на «иметь», и посмотрим на это с точки зрения времени... вы знаете, иметь, время. [См. схему к лекции на следующей странице.]

Так вот, тут у нас есть «I», и у «I» есть входящий поток «согласен» и у «I» есть исходящий поток «не согласен». И у «I» есть входящий поток «иметь», и у «I» есть исходящий поток «не иметь». Так вот, основополагающие элементы энергии – это «иметь» и «не иметь» – иметь и не иметь. И на самом деле, в этой нелепой вселенной «иметь» и «не иметь» тем или иным образом сходятся вместе. Поразительно, не так ли? Вы обнаружите, что коммунистическую партию поддерживают много людей типа «иметь». Вам никогда не казалось странным, что какой-то человек с годовым доходом в пять миллионов долларов поддерживает ту самую партию, которая готова проглотить его с потрохами. Если уж говорить об аппетите.

Так вот, давайте возьмём это как программу действий человека и объекта. Это не связано с верхней частью... человек и объект. И давайте возьмём этот объект, который мы сделаем... просто напишем здесь «М». Посмотрим на поведение этого объекта.

Этот объект говорит: «Имей меня». Давайте скажем, что у него имеется такая способность... у объекта. А здесь этот объект говорит: «Не имей меня». На самом деле это то, что мог бы говорить отрицательный полюс всякий раз, когда он испускает исходящий поток (понимаете, это определяется полярностью). Можно сказать, что любой терминал, когда он испускает любого рода исходящий поток, говорит: «Не имей меня». Он производит отталкивание. А когда он притягивает поток к себе, он говорит: «Имей меня».

Вот, кстати, почему люди, которые находятся очень, очень низко на шкале тонов, собирают только те вещи, которые не являются желанными.


Лекция 25

Потоки: противоположно направленный вектор физической вселенной

Рисунок 2


Так вот, у нас есть... вот здесь у нас есть «согласен», а здесь – «не согласен». Из этого вы должны быть способны понять множество замечательных вещей относительно собственности, относительно инграмм и скоплений энергии и так далее. Так вот, что тут происходит? Давайте посмотрим на крайности вот здесь, вверху: «I» соглашается, «М» не соглашается. Мы только что обсудили это; объект, конечно, соглашается и не соглашается, точно так же, как мы видели на первом рисунке.

Так вот, из этого второго рисунка вы видите, что если кто-то... вы бы могли подумать, что если... в данном случае «I» соглашается с чем-то, он может это иметь. Если он соглашается с чем-то, он может это иметь. Разве не прекрасна эта вселенная? Положительный и отрицательный полюса. А если бы он не согласился с этим, то ему не нужно было бы это иметь, не так ли? Что ж, давайте рассмотрим это.

Он соглашается с чем-то, так что создаётся поток, который огибает этот объект и проходит мимо него, и объект немедленно говорит: «Не имей меня». Как только человек соглашается с чем-то, это говорит: «Не имей меня». Он идёт и говорит: «Что ж, замечательно. Автомобиль будет работать и всё такое, и я нахожусь с ним в совершенном согласии», и, конечно же, в этот день автомобиль даже не заведётся. Это... можно сказать просто с железной уверенностью, что именно так и случится.

Теперь у нас есть несогласие, и человек говорит: «Я не хочу это. Я бы не стал и прикасаться к этому, даже если бы мне это подарили и дали миллион долларов в придачу. Я не имею с этим ничего общего». И вот эта штуковина стоит у него под дверью. Это яростная и ужасная решимость не иметь с ней ничего общего, чем она заканчивается? Она заканчивается тем, что вектор потока материи говорит: «Имей меня».

Так вот, человек... это говорит нам нечто совершенно ужасное. Это означает, что вы можете только... на самом деле вы можете приобрести только энМЭСТ. Вы никогда не смогли бы приобрести хороший МЭСТ. «ЭнМЭСТ» – это энтубулированный МЭСТ, поломанные игрушки, приведённые в негодность штучки-дрючки. Это говорит нам о том, что когда бы вы ни попытались завоевать какую-то страну, вы бы завоевали только кучу битого камня. Это говорит нам о том, что если вы попытаетесь завоевать страну, то результатом этой попытки автоматически будет битый камень. Это говорит нам о том, что, когда бы мы ни попытались завладеть большим банком энергии, результатом станет хаос. Это говорит нам о том, что если вы постоянно будете проходить факсимиле МЭСТ-вселенной и проходить их как факсимиле, то это приведёт к тому, что вы устроите в банке кавардак.

Почему? Ваш преклир говорит: «Ладно, я согласен, я согласен проходить это. Я согласен получать этот входящий поток энергии. Я согласен получать этот входящий поток энергии». И что бы вы думали? Энергия в этот момент скажет: «Не имей меня».

«Я согласен с этим потоком, и, следовательно, я собираюсь проходить эту инграмму». Результат: закупоривание.

Хорошо. Тут он говорит: «Я не хочу эту проклятую инграмму. Я не хочу иметь с ней ничего общего, и к чёрту её. Она не будет влиять на меня. Она не будет влиять на меня». Она говорит: «Имей меня». Ссссссс. Он отвергает её, он получает её. Почему? Она соглашается с ним.

Но есть и лучик света. Если бы вы сказали инграмме... если бы вы сказали инграмме: «Да иди ты к чёрту», то в конце концов вы бы стали её владельцем. Если бы вы просто сказали инграмме: «Хорошо, итак, у нас есть эта штука, здесь, на траке» -и мы бы в конце концов определили её положение в пространстве и во времени, и всё... теперь вы говорите: «Иди ты к чёрту». И вам следует посмотреть, как она исчезнет. Просто приложите к инграмме хорошее, сильное воздействие: «Пусть она идёт к чёрту». Такой эксперимент стоит провести, понимаете, потому что он сработает.

Вы получаете этот замечательно ясный лок, и просто внезапно собираете... просто внезапно собираете и... Вы установили, где он расположен (а это, конечно, занимает 90 процентов времени работы с ним), вы установили, где он расположен, а затем вы просто создаёте всплеск энергии между ним и собой, и смотрите, что с ним случится. Он зууунннг! Он на самом деле изменит своё положение в пространстве, понимаете, без какого-либо дальнейшего контроля над ним. Вы просто направляете исходящий поток и говорите: «Ззонг! Я не хочу иметь с тобой ничего общего». Он, вероятно, взорвётся или уйдёт или сделает что-то ещё.

Но мы говорим: «Хорошо. Хорошо. МЭСТ-вселенная пытается заставить меня сделать то-то и то-то. И в школе от меня хотели, чтобы я делал то-то и то-то, и это... здесь от меня хотели, чтобы я делал это, и куда бы они ни отправились, они... я... и так далее; и то, что я должен сделать – это засучить рукава и выполнять свою работу, и приходить сюда в 10 утра и... работать аж до десяти вечера, и... и... и делать всё это и я... я соглашусь на всё это и я... всё...» О, боже мой. Боже мой, как же эта работа не согласится с вами!

Не успеете вы и оглянуться, как люди станут говорить: «Ну, всё, этот никчёмный человек – он только и делает, что работает, а, он тупица! А, да, хорошо. Я... я знаю... я знаю парня, который живёт на этой улице... о, мы берём его... В отделе свободен пост, который выше поста этого типа на одну ступеньку, так что я знаю одного парня с этой улицы, который раньше ходил с лопатой и скидывал всякий мусор с обочин дорог и всё такое, и я думаю, что он, вероятно... Не знаю, не похоже, чтобы у него было желание работать здесь. Давайте возьмём его».

Из всех возможных видов деятельности, военная служба – это то место, где это проявляется самым замечательным образом, потому что там всем наплевать; в любом случае, люди там находятся слишком низко на шкале тонов, чтобы там что-то происходило. И однажды, просто ради эксперимента, я сказал одному парнишке... я находился в госпитале, а этот парень был с одного из кораблей, где я служил, и он пришёл и заявил: «Я должен вернуться на корабль. Я больше не могу находиться здесь». Он сказал: «Что мне нужно делать? Что мне нужно делать для того, чтобы вернуться на корабль?»

И я ответил: «Ну, в следующий раз, когда доктор придёт побеседовать с тобой здесь, в палате, скажи ему: "Ну, я чувствую себя не очень хорошо, и я не знаю, почему я должен возвращаться на службу, потому что у меня болит живот, и вот здесь болит, и я в плохом состоянии"». И я сказал: «Постарайся, чтобы это было убедительно. Чем более правдоподобно ты это изображаешь, тем быстрее это срабатывает». И... я просто объяснил ему это.

Он сказал: «Боже, по-моему, это ужасно опасно. Они могут оставить меня здесь».

Я сказал: «Нет, нет. Нет, нет».

Медосмотр был в девять часов, а в десять он уже стоял со своим вещмешком, жал мне руку и говорил: «До встречи на корабле, шкипер». Они вышвырнули его в одночасье!

Так вот, был один парень, который руководил Центром боевой информации на большом крейсере. На борту не оставалось ни одного человека, который мог бы руководить ЦБИ – Центром боевой информации. И он... этот крейсер активно сражался прямо в центре всего, что только можно, и этому парню должны были провести операцию по извлечению осколка снаряда или что-то в этом духе. И его в спешке отправили в Штаты на специальном самолёте, чтобы можно было доставить его обратно, потому что существовала ужасная нехватка хороших офицеров ЦБИ. И как только он, к своему несчастью, сказал им: «Я нужен на борту моего корабля»... последнее, что я о нём слышал, так это то, что он находился там четырнадцать месяцев.

Таков модус операнди, но не воспринимайте это как... не воспринимайте то, что я рассказываю, как какую-то ненормальность. Это не ненормальность. Я не говорю о каком-то причудливом, изредка встречающемся проявлении. Я говорю о согласии. Я говорю о несогласии. И когда я говорю о «имей меня» и «не имей меня», я говорю о времени.

Итак, человек хочет иметь время, разумеется, он хочет иметь время. Для того чтобы хотеть время, он должен иметь. Чтобы иметь время, он должен иметь, понимаете; он должен иметь какой-то объект. Он действительно должен иметь объект. Если вы не верите, попробуйте как-нибудь съездить в отпуск без единой монетки в карманах ваших джинсов.

Итак, он хочет иметь; иными словами, он хочет иметь время. И как только он начинает хотеть этого, то, что он обнаруживает? Тот объект, который он получает, не соглашается с ним, поэтому человек не может иметь какой бы то ни было свободы. Как только он начинает хотеть иметь время, он уже не может иметь свободу. Как только он решает, что хочет иметь какое-то количество времени, он... в этот момент будет иметь... те вещи, которые у него есть, станут не согласны с ним. Они будут выходить из строя. Сальники будут рваться и так далее.

Это не что-то загадочное. Не смотрите на это как на что-то загадочное, что-то, что стоит за всем этим и зависит от случая. Рулетка зависит от случая. А это – нет. Именно так всё это и работает.

Таким образом, он должен иметь, чтобы иметь больше времени для того, чтобы делать и то и это. Он отсылает заказ в компанию «Сирз энд Робак», чтобы получить одну из этих машин, вроде ветряных мельниц, которые заряжают аккумуляторы, чтобы в дом можно было провести свет, и он тратит кучу времени на то, чтобы сделать там освещение, и тогда у него будет какое-то время для того, чтобы почитать вечером, и он оборудовал всё это, понимаете, и ему не нужно будет тратить всё это время на то, чтобы залить керосин в лампу или зажечь свечу и прочесть страницу книги. И он отсылает этот заказ, и на что он тратит теперь всё своё время? Он постоянно взбирается на эту башню, чинит этот пропеллер, спускается с башни и так далее, и ей-богу, и у него вообще не бывает времени для чтения.

Понимаете, он не получает времени, которое было бы с ним в согласии и которое он мог бы приятно провести. Он получает какое-то время, это уж точно.

Так вот, что происходит, когда он говорит: «Мне незачем иметь какие-то... мне это не нужно. Мне это совсем не нужно. Давайте-ка посмотрим, я обойдусь тем, что у нас есть, и к чёрту всё остальное. Обойдёмся тем, что у нас есть... и мы не хотим ничего другого». И тогда ему на голову начинают валиться все сокровища вселенной.

Всё вокруг него начинает говорить: «Имей меня, имей меня, имей меня. Да, а как насчёт меня?» Вот как всё это работает.

Таким образом, если у него есть... если он... если он хочет иметь время... И, кстати, он, к несчастью, получает в своё распоряжение сколько угодно времени, потому что вселенная говорит: «Имей меня» – так что с какой стороны ни посмотри, это липучка для мух. Понимаете, из этой липучки не вырваться. Если вы решаете не иметь вселенную и полностью не соглашаетесь с нею, и бросаетесь в атаку на неё и ни на йоту не соглашаетесь с нею, она говорит: «Иди сюда». А если вы говорите: «Я согласен с тобой, я согласен с тобой» – и всё такое, и «Всё хорошо», – тогда она говорит: «Мы не хотим иметь с тобой ничего общего, парень». Для каждой победы есть своё поражение. Для каждого поражения есть своя победа.

Вот одна из очень интересных вещей, которые вы можете проходить с преклиром: у него паршиво обстоят дела со временем: что такое апатия, как не избыток времени? Верно, это энергия. Это слишком много обладания. Он слишком много имеет.

Хотите взять и избавить кого-то от апатии, когда он чувствует, что находится в ужасной опасности и в тяжёлом положении? Самая невероятная вещь: заставьте его взять всё, чем он владеет, – за исключением рубашки, брюк и башмаков, которые на нём в данный момент, -вынести всё это из дому и выбросить. Что бы это ни было, и несмотря ни на что, просто заставьте его вынести всё это и выбросить на помойку, пусть он это уничтожит. И что бы вы думали? У него тут же станет намного больше пространства. Немедленно – намного больше пространства.

Если бы вы смогли добиться от психотика, чтобы он расстался... если бы вы смогли добиться от психотика, чтобы он расстался с одной из бумажных салфеток из коробки «Клинекса», которую вы только что подарили ему, то вы просто мастер. О-о-о, бог ты мой! Ему очень тяжело.

Вы говорите: «Расстаньтесь с одним словом».

«А-а!» Нет, он говорит: «Согласие, согласие, я согласен, я согласился, я согласился. И боже правый, меня начинает так раскачивать, что я не знаю, на чём я стою, но я согласился. Не наказывайте меня больше, я не могу переносить боль. Не наказывайте меня больше – я соглашаюсь». И в конце концов ему приходится иметь всё неприятное. С ним сразу же происходит всё неприятное.

Вы удивляетесь, почему у некоторых людей не работают машины. Что ж, в этом нет ничего загадочного. Вы тут рассматриваете не что-то эзотерическое; это не что-то такое, что тем или иным образом уносится куда-то в небеса и что устроено каким-то богом специально для этого человека. Такое положение вещей было предопределено. Вы говорите этому оборудованию: «Я не хочу тебя», «Мне безразлично, что с тобой будет» – нет потока или поток направлен против машины – и она работает. И вы говорите ей: «Хорошо. Так, посмотрим. Ты должна делать то, и ты должна делать сё, и ты должна делать что-то ещё, и мы должны как следует заботиться о ней; мы должны её мыть, и мы должны её смазывать, и мы должны её красить, и мы должны её начищать до блеска, и мы должны покупать номера для неё и так далее, и мы должны ставить её перед домом, и мы должны ставить её позади дома» – и так далее. Вы внезапно обнаружите, что за неё нужно выплачивать деньги или что-то ещё, и что это... что-то случилось, и что её нужно заменить, потому что существует более новая модель. К тому же она никуда не будет вас возить. Она всегда стоит в гараже или где-то ещё. Это очень интересно.

Если вы относитесь к вещи с полнейшим безразличием и если вы с ней не согласны, то она будет вам служить.

Так вот, существует уровень исходящего потока, который находится так низко на шкале тонов, что здесь мы имеем просто МЭСТ, которая воздействует на МЭСТ, и это просто не срабатывает. Например, однажды на Филлипинах японскому офицеру доложили, что локомотив не трогается с места, и он заставил своих солдат побить его палками. Локомотив не тронулся с места. Это просто МЭСТ, которая воздействует на МЭСТ. Так вот, на этом уровне всё является энМЭСТ – сам этот офицер, объект, всё. И вам нужно немножко подняться по шкале тонов, чтобы этот принцип начал работать безотказно. Вы не можете взять кувалду, расколошматить в ужасающем несогласии все свечи в машине и так далее, и заставить автомобиль работать.

Нет, обращаться с автомобилем нужно так же, как вы обращаетесь со всем остальным. Существуют разные потоки, вы понимаете. Если вы видите различия между потоками, то с вами всё в порядке. Вы можете направить на этот автомобиль своего рода мягкую волну и сказать: «Хорошо, хорошо, давай поедем, давай заработаем». Нет бензобака... в баке нет бензина, ничего нет, а двигатель заводится. Вы думаете, я шучу.

Вам нужно немного подняться по шкале тонов, чтобы делать это, но вокруг нас имеются различные машины, которые абсолютно не имеют права вообще хоть как-то работать – работают только так. А если вы их поручите кому-то другому, они не будут работать. Они тут же прекратят работать. Это потому, что жизнь в них поддерживало нечто большее, чем механическая информация.

Инженеру трудно... инженеру, которому так вбили в голову данные о работоспособности структуры и механики, трудно увидеть существование этого фактора или хотя бы посмотреть на его. Это ещё один из этих факторов. Но, ей-богу, это... он настолько же действителен, настолько же реален, как вот этот электрический свет.

МЭСТ работает тогда, когда он упорядочен тэтой. Загляните в старые аксиомы о хомо сапиенсе, там всё это описано чертовски полно. МЭСТ работает, при условии, что он упорядочен тэтой. При условии, что исходящий поток тэты упорядочивает МЭСТ, у МЭСТ нет не единого шанса. Он просто должен покориться, вот и всё. Вы получаете ровный исходящий поток.

Но инженер, который строит плотину, где бы он ни находился, всегда знает это. На стройку приходит какой-то бригадир, и всё оборудование выходит из строя и ничего не делается, однако очевидно, что это хороший бригадир. К нему приходит другой бригадир, и всё работает как часы. И различие между потоками, которые исходят от этих двух бригадиров, может ощутить даже этот инженер.

Один из них «любым способом добьётся, чтобы работа была сделана», а другой говорит: «Да, я могу сделать эту работу». Он может сказать это и громко, но МЭСТ упорядочивается... энергетические вектора. Если кто-то понимает те или иные законы, он на самом деле просто усиливает их.

Так вот. Я надеюсь, что вы понимаете теперь немного больше, поскольку когда вы ещё немного на это посмотрите, вы найдёте там намного больше, чем мною было записано. Понять всё остальное я предоставляю вам.

Давайте сделаем перерыв.