asyan.org
добавить свой файл
1 2 3

ПамятЬ и автоматизм


ЛЕКЦИЯ, ПРОЧИТАННАЯ 16 ДЕКАБРЯ 1952 ГОДА
82 МИНУТЫ


Спасибо.

Сейчас, на второй вечерней лекции 16 декабря, я хочу ещё немного поговорить о различных вещах и в том числе о памяти и автоматизме.

Приходилось ли вам когда-нибудь иметь дело с мнемоническими системами? Чтобы запомнить фамилию человека, вы представляете себе её написанной на его груди, понимаете, и... вы это делаете, когда знакомитесь с ним... и вы очень стараетесь правильно его расслышать, и затем вы «пишете» её прямо у него на груди. А затем, если, например, его фамилия «Клячин», вы отмечаете для себя тот факт, что он на самом деле немного похож на клячу, и это напоминает вам о его фамилии – «Клячин». Так что в следующий раз, когда вы видите его, вы протягиваете ему руку и говорите: «Здравствуйте, господин Кляча».

Человек «внутренне развился», пытаясь решать проблемы неправильным способом... на шкале тонов. По мере того как вы спускаетесь вниз по шкале тонов, вы встречаете всё большую и большую сложность в этой так называемой пирамиде знания. Вы могли бы назвать её пирамидой комбинаций или пирамидой сложности.

Вот эта пирамида знания... конус. [См. рис. на следующей странице.] Давайте нарисуем её в виде конуса и не будем впадать в такой мистицизм, как некоторые. И давайте рассмотрим её здесь как конус, и вот тут находится данное или два данных – того или иного рода дихотомия, – из которых могут быть экстраполированы все остальные данные. И эти два данных соединяются и возникает взаимодействие различных точек зрения на эти два данных, и так мы получаем второй уровень сложности.

Все это очень просто, понимаете? Вон там вверху, на рисунке номер 1, есть два данных. А теперь мы берём все вот эти данные и берём различные точки зрения на эти данные, и мы получаем определённый уровень сложности данных, который соответствует ступени b.

Теперь мы берём все эти различные точки зрения на ступени b, сводим их вместе и разрабатываем новые данные и способы применения и так далее, и мы получаем ступень с.

А из ступени с мы получаем ступень d – сложность всё повышается и повышается: ступень d, ступень е, и, таким образом, мы доходим досюда, вот до этой линии низко на шкале, и это будет ступень f. И этот конус, кстати, просто продолжается всё дальше и дальше.

Теперь давайте предположим, что речь идёт о таком предмете, как математика, и просто давайте возьмём какое-нибудь данное или правило на уровне е (не занимаясь поисками каких-либо «общих знаменателей») – какой-нибудь «икс» на уровне е. И в каком направлении, по-вашему, движется обычно человечество для того, чтобы узнать больше? Не говорите все сразу. Закон потоков говорит вам о том, что в изучении «икса» человек двинется в этом направлении – вниз, – и, конечно же, всё станет ужасно сложным. Всё станет просто ужасным.

Таким образом, мы начинаем изучать какой-нибудь предмет в колледже с ценного данного о том, что если оксид железа смешать с серной кислотой (H2SO4, не так ли?), то он начинает ужасно вонять.

Так вот, мы начинаем с этого данного, и мы развиваем теории насчёт того, почему это в оксиды железа так легко проникает сера. И в какую сторону мы направимся? Мы направимся от этого данного «икс» в направлении более низкого уровня, а затем в направлении ещё более низких уровней. И вот всё становится всё более и более сложным.

И не успеваете вы и оглянуться, как в обществе появляется специализация... в


Лекция 53

Память и автоматизм

обществе должна появиться специализация. Ни один человек не может владеть теми же обобщёнными данными, которыми владеют и остальные люди, так что они вынуждены начать специализироваться и каждый из них становится специалистом. Если довести это до абсурда, то отдельная наука, основанная на данном о том, что оксид железа, смешанный с H2SO4, воняет... эта наука будет представлена одним человеком. Но знаете что? Это не отдельная наука. Отдельная наука изучает оксид железа, и есть другая родственная наука, которая изучает H2SO4. И у нас появляются специалисты по каждому из этих направлений.

Если бы мы взяли какого-нибудь химика два поколения тому назад или две тысячи лет тому назад, то мы бы обнаружили, что ему необходимо было знать философию алхимии, ему необходимо было уметь делать все лекарственные препараты, ему необходимо было знать медицинскую химию, ему необходимо было уметь изготавливать железо – ему необходимо было знать все эти вещи. И он смог узнать всё это потому, что у него имелся наивысший общий знаменатель для всего этого (тот, до которого он смог добраться), – и что это было? Это был тот факт, что существует земля, воздух, огонь и вода, и что, когда вы соединяете их вместе, вы получаете интереснейшие результаты.

Что ж, это было бы где-то на уровне с, понимаете? Это не очень высокий уровень.

Так вот, допустим, мы захотели на самом деле побольше узнать о химии. Тогда должна была бы появиться какая-то другая наука, более высокого уровня, и внезапно навести в химии порядок. Или же мы могли бы продолжать развивать химию до тех пор, пока она не стала бы настолько сложной, что человек изучал бы различные данные на протяжении четырёх лет, и при этом у него не было бы знаний о химии, которые позволяли бы добиться хоть каких-то результатов. И это произошло бы так: мы бы вначале дали людям «икс», а затем двинулись бы вниз. Найдите какое-то изолированное данное «икс», ни с чем не соотносите его на уровне d, ни с чем не соотносите его на уровне с и просто скажите: «Всё это находится за пределами человеческого опыта». «Все по местам, занять посты погружения, приготовиться к срочному спуску. Мы отправляемся на поиски дополнительных знаний!» Им следовало бы сказать: «Мы отправляемся на поиски дополнительных данных». Дополнительные данные, сбор данных. Они одержимы этим!

Так вот, причина, по которой была создана Саентология, заключается в том, что была замечена эта базовая схема, и мы поневоле спостулировали, что для того, чтобы получить какие-то данные, нужно найти данное, которое упрощает всю картину. Какое данное устранило бы целую область прежнего знания?

Итак, Книга Один, «тэта» из «Продвинутой процедуры и аксиом» и тэта-клирование. Это всё. И тут у нас... тэта-клирование – это более простой уровень, но он всё же охватывает все более низкие уровни. А вот эта область, вот здесь – это селф-детерминизм на самом высоком уровне. А этот уровень вот здесь – это изучение чего? Это изучение автоматизма: автоматической взаимозависимости факторов выживания, того, как они проявляются и воздействуют на вид «хомо сапиенс».

Так вот, я не стану утверждать, что мы уже находимся на уровне двух данных или где-то поблизости от него. Но мы, несомненно, упорно работаем, и мы с успехом приближаемся к нему. И результаты сыплются как из рога изобилия.

Но с любого из этих уровней можно объяснить уровень d – всё, что находится на уровне d, всё, что находится на уровне е, всё, что находится на уровне f и на любом из более нижних уровней, – всё это можно объяснить, исходя из одного хорошего, обобщающего данного с уровня с. Таким образом, всё, что касается человеческого поведения на уровне с и ниже, можно объяснить, если у вас есть какое-то данное на уровне с. Если у вас есть хорошее, обобщающее данное с уровня b, то вы можете понять что угодно на уровне с. Всё, что вы можете точно установить на уровне а, конечно же, позволит оценить все данные на уровнях b, с, d, e, f и так далее. Хорошо. Это... очень просто, не так ли?

Помните, я показывал вам раньше в этой серии лекций вот эту штуку. Здесь известно одно данное, а здесь – известны все данные. Она выглядела как круг – вот эта штуковина на рисунке номер 2. И в этом направлении мы двигались путём индуктивной логики, а в этом – путём дедуктивной логики. Мы брали множество данных, множество данных, и приходили к неизбежному заключению, и точно так же, если бы мы взяли все данные на уровне е и собрали их вместе, объединили бы их и всё такое, то, ей-богу, что мы тогда бы обнаружили? Что ж, вы могли бы найти уровень f, но никак не уровень d. Таким образом, этот метод требует двух действий. Вам нужна и индуктивная логика, и дедуктивная.

Вам необходимо протянуть руку за индуктивным (найденным почти что интуитивно) данным, схватить его – и вперёд. Вы натыкаетесь на дедуктивный уровень, берёте все эти данные, которые находятся вокруг и смотрите, к каким результатам всё это приводит. Укладывается ли сюда это данное? Укладывается ли это? Укладывается ли это? Да! Да! Укладывается? Здорово. Укладывается? Это хорошо. Затем вы выводите из этого... эй, послушайте, три данных не укладываются в эту теорию. Чёрт меня подери! Мы говорим, что на уровне с действовать слишком сложно, потому что на этом уровне у нас имеется три данных.

После этого у нас остаётся только один выбор, а именно: по меньшей мере, попытаться выяснить, существует ли уровень b, охватывающий всё то, что имеется на уровне d, плюс эти три данных. Понимаете, чтобы всё то, что есть на уровне b, включало в себя всё, что есть на уровне d плюс эти три данных. И мы очень довольны, мы очень довольны всем этим и говорим: «Эврика! Мы нашли это! Мы решили эту загадку и... Минуточку, э... э... уровень с. Есть уровень с. О, нет! Что ж, ладно, давайте сейчас бодро и весело просмотрим все данные на уровне с и выясним, есть ли там какое-нибудь данное, которому нельзя дать оценку с помощью того замечательного нового данного, которое есть у нас на уровне b. О, нет! Тут двенадцать данных! Пффсссс!»

Так что вы говорите: «Что ж, ладно. Таким образом, исходя из этой теории, непременно должен существовать уровень а. Что ж, давайте выясним, можно ли с помощью всех данных уровня а разрешить все проблемы уровня с, потому что теперь нас интересует уровень с, понимаете? Боже мой, ещё как можно! Уровень а просто разносит эти проблемы в клочья». И мы смотрим на уровень b и говорим: «Вы только посмотрите на уровень b. Он... о, нет! Два данных с уровня b нельзя объяснить, исходя из уровня а. Только не говорите мне, что над этим уровнем есть ещё один». Что ж, он должен там быть.

Почему, чёрт побери, постулат производит такое значительное следствие? Преклир просто говорит: «Вог» – и происходит «вог». Почему? Почему? Что это за потенциал, связанный с размещением вещей в пространстве? Так что на самом деле, используя это, мы продвигаемся вперёд несколько неустойчиво. И вы... эта неустойчивость настолько мала, что вы даже не вполне осознаёте, что это неустойчивость. Вы можете сказать: «Послушайте, мы решаем все проблемы, которые попадаются нам на глаза, и всё замечательно, и мы решаем проблемы хомо сапиенс, и всё идёт действительно замечательно».

Но время от времени кто-то упоминает о потоках и говорит: «Потоки, да. Якорные точки? Замечательно». И у вас возникает какое-то жутковатое ощущение: у тэты имеется способность размещать терминалы в пространстве – постулировать и затем размещать терминалы в пространстве и создавать потоки между ними. И время от времени вы очень важно говорите, что для того, чтобы работать, вам нужно подняться выше уровня энергии... или же вы просто работаете на уровне настолько тонкой энергии, что никто не в состоянии её увидеть? И существует ли уровень выше постулатов? Я не знаю. Но есть это странное данное. Мы используем это данное. Мы используем его в работе на всю катушку. Это просто замечательно. Мы движемся к цели на всех парах. Пуф! По всей видимости, мы не достигли двух данных на вершине.

Вероятно, я поступаю чересчур смело, помечая эти уровни как а, b, с, d, e и f. Нет, тот уровень, который у меня помечен как f, следовало бы назвать а, и именно там, вероятно, мы и действуем в данный момент. Но моё эго не позволяет мне это сделать. И поэтому у нас есть... мы работаем вот с этим яблоком, которое должно быть кругом, двигаясь в направлении уровня двух данных.

Мы знаем, что МЭСТ-вселенную образуют два данных. Откуда мы это знаем? Мы знаем это из самого невероятного источника, который когда-либо существовал, из самой фантастической области знания – из несуществующей области знания. Это абсолютно оригинальная геометрия, которую Бакминстер Фуллер назвал димаксионной геометрией. Старина Баки Фуллер однажды спросил: «Как заполнить трёхмерное пространство?» – и он работал, работал и работал и обнаружил, что оно заполняется... всё начинается с двойки. Следовательно, базовая единица трёхмерного пространства – это двойка. Почему? Потому что мы говорим о заполнении объёмной пространственной фигуры.

Как заполнить это пространство? Какова его структура? Что ж, прежде всего, должно иметься два элемента: «снаружи» и «внутри». Потому что это не может быть точка: у точки нет никаких измерений. А для того, чтобы мы могли начать заполнять пространство, нам нужно измерение. Мы не можем сказать: «Это точка», и когда она... точка создаётся и определяется как нечто, что не заполняет пространства. Так что нам нужна внутренняя и наружная сторона этой точки. Не важно, что это будет, у этой точки должна быть внутренняя и наружная сторона, и она должна иметь какие-то крошечные размеры, чтобы мы могли сделать следующий шаг – заполнить её тетраэдрами.

И вы ходите по всей этой точке, и начинаете заполнять её тетраэдрами. И что вы затем обнаруживаете? Вы обнаруживаете, что её можно полностью заполнить октаэдрами. А затем что вы обнаруживаете? Её можно полностью заполнить тетраэдрами.

И что вы обнаруживаете? Её можно полностью заполнить октаэдрами. Что вы обнаруживаете? Тетраэдры, октаэдры, тетраэдры, октаэдры. У-у! Треугольники, треугольники, треугольники. И именно таким образом заполнятся пространство.

АРО. Циклы действия. Четыре грани: М-Э-С-Т. Очень интересно, не правда ли?

Однажды я просто внезапно... я работал в этом направлении, и внезапно Баки Фуллер взял и с нуля придумал геометрию вот такого нелепого типа.

Так что, разумеется, до тех пор, пока вы остаётесь приклеенным к энергии и частицам, у вас будет существовать эта система: дихотомия, треугольник, четырёхгранник, восьмигранный октаэдр. Иначе говоря, у вас будут потоки, положительный и отрицательный полюсы и так далее – до тех пор, пока вы имеете дело только с трёхмерным пространством. И пока вы играетесь с пространством, именно это и будет происходить.

Но существует ли что-либо над пространством? Что это? Что это за вещь, которая не заполняет пространство, а создаёт его? Мы должны использовать слово «вещь», потому что мы осуществляем общение в МЭСТ-вселенной. Что это такое? Мы не знаем точно, где находится вершина. Где потолок?

Что ж, мы нашли потолок МЭСТ-вселенной. Ха-ха, эта вещь ушла в прошлое уже несколько часов тому назад, несколько дней тому назад, – в действительности годы и годы обладаний тому назад. Это было действительно очень быстро выброшено за борт с появлением шага IV 5-го выпуска «Стандартной рабочей процедуры». Потому что эти процессы запросто разделываются с потоками, потому что этот шаг начинается с той основной вещи, из-за которой возникают проблемы с потоками, – с объекта, который является продуктом потоков. И если вы можете управлять объектом, следующий шаг состоит в том, чтобы управлять энергией, из которой созданы объекты. И если вы можете управлять энергией, то вам очень легко управлять пространством, в котором создаётся энергия, – вот оно было и нету – буме!

Но вот мы покинули это пространство, и где же мы находимся? Что ж, человек может создать свою собственную вселенную, и есть множество различных способов сделать это. Большая группа людей может объединиться и сделать это, и существует потрясающий уровень эстетического восприятия; есть потрясающие цели, есть сильнейшие ощущения, каких вы даже и близко никогда не испытывали. Вам бы и присниться не могло, что такие ощущения существуют.

Когда-то вам, возможно, снился сон о какой-то прекрасной музыке, а затем вы проснулись и стали думать о том, что же это такое было – что-то из какой-то очень отдалённой точки трака, – эта музыка преследовала вас и вы не можете как следует вспомнить её. И вы помните, что вы действительно понимали и ценили эту музыку. Вам снился сон, в котором вы действительно понимали и ценили какое-то эстетическое ощущение того или иного рода. Это бледная тень того, какой сильной, какой высокой и какой пьянящей является эстетика.

Итак, что же мы тут имеем? Мы не поднялись до уровня двух данных. И выше этого уровня начинается грандиозное приключение. Но до этого уровня всё безопасно... совершенно безопасно.

И у меня две цели: одна из них состоит в том, чтобы решить эту проблему, исходя из того, что «всё просто». Мы предположили, что всё просто, что ответ должен быть, в сущности, простым – итак, где нужно было искать ответ? Не там, где всё усложняется ещё больше. И всякий раз, когда вы, проводя какие-то исследования, хватаете какое-то данное, которое не позволяет объяснить более широкую область деятельности, а затем погружаетесь в ещё большие сложности, считая, что это для вас единственно возможное направление движения – берегитесь. Всякий раз, когда вы видите, как кто-то делает какие-то вычисления для того, чтобы решить какую-то огромную головоломку, когда вы видите сложные теоремы, предназначенные для того, чтобы создавать сложные теоремы, то просто на основании практического опыта мы можем сказать, что тут что-то неправильно. Если что-то является сложным, то это неправильно.

И МЭСТ-вселенная полностью доказывает это, потому что хаотичность данных на f просто ужасна.

Что тут у нас внизу? Мы, возможно, работаем – как показано на рисунке номер 3 -в диапазоне от уровня «отсутствия длины волны» до уровня «тотального движения», которые взаимодействуют друг с другом. И возможно, что существует постижимое разумом и, тем не менее, недостижимое состояние тотального движения, которое настолько же удалено от МЭСТ-вселенной, как и состояние отсутствия движения, характеризующее тэту. МЭСТ-вселенная создаёт имитацию тотального движения, притворяясь, что эти пересекающиеся и запутанные векторы представляют собой всю сложность движения, какая только может существовать.

МЭСТ-вселенная не очень плотная и не очень быстрая. Так что если бы мы располагали всеми векторами, какие только могут существовать, то мы бы имели абсолютную плотность. Таким образом, теоретически мы могли бы перейти от воздушности пространства к относительно высокой плотности тяжёлого золотого предмета, и у нас был бы доступный для МЭСТ-вселенной эквивалент того, как отсутствие движения соотносится с тотальным движением.

И это была бы та дихотомия, на основании которой мы функционируем. Что-то, что не движется, функционирует совместно с чем-то, что движется, – вот такая дихотомия.

И, возможно, существует более значительная дихотомия – абсолютный ноль, состояние полного отсутствия длины волны против состояния тотального движения, которое непостижимо более сложно, чем тэта и, тем не менее, упорядочение. И, возможно, МЭСТ-вселенная пыталась достичь этого уровня тотального движения.

Я говорю это вам по двум причинам. Я хочу объяснить вам, что такое автоматизм, и я хочу, чтобы вы, когда вы работаете с преклирами или работаете с данными исследований, относились с некоторым доверием к этой теории о том, что основополагающая простота – это то направление, в котором необходимо двигаться, если только вы не полагаете, что установили, что же собой представляет состояние тотального движения.

И следующим крупным шагом вперёд в этом направлении будет, вероятно, идентификация и более совершенное описание этого состояния тотального движения. Возможно. Бог знает, что это будет. Но мы имеем взаимодействие движения и отсутствия движения.

Градиентная шкала взаимодействия движения и отсутствия движения образует нашу шкалу тонов, она образует потоки и всё, что пожелаете. В действительности вот здесь, на рисунке 4, терминал а, имеющий определённый потенциал, взаимодействует с терминалом б, и им не обязательно находиться очень далеко друг от друга для того, чтобы произвести ток. Это будет ток между этими двумя терминалами. Его можно измерить.

И, однако же, терминалы на рисунке 4 находятся, возможно, на очень маленьком расстоянии друг от друга. Так что дихотомии могут быть невероятно крохотными и, тем не менее, они будут давать результаты.

Существует... обеспокоенное общение и не столь обеспокоенное общение образуют дихотомию и создадут хаотичность на линии общения. Один человек говорит: «Боже мой! Уберите корабль со скал!», а другой отвечает: «Что ж, у нас есть две секунды для того, чтобы убрать корабль от скал!» Вы получаете спор.

За этим нужно следить. И второе, о чём я упоминал, – это о преклире. Преклир. Его ответы в основе своей просты. Они не являются чем-то сильно усложнённым. И всякий раз, когда вы допускаете ошибку, видя в симптомах что-то сложное, вы тем самым удлиняете время одитинга. Если вы уделяете внимание сложным и изменяющимся симптомам, то будьте уверены, что вы работаете с этим преклиром на уровне f, е или d.

Так что никогда не допускайте, чтобы госпожа Мукова приходила и начинала рассказывать вам, какие муки она испытывает, поскольку вот что вам предстоит узнать. В её первый визит... в её первый визит причина всех её трудностей, по её словам, заключается в том, что её дети – это такое испытание для неё, и если бы она могла ладить с детьми, то всё было бы в порядке. А когда она приходит в следующий раз, она пишет вам длинную записку, где объясняет, что причина всех её трудностей заключается в её муже, и она сообщает о том, как её неожиданно осенило, что её муж проигрывает (или выигрывает) в сравнении с её отцом, который был замечательным человеком и так далее. И вы решаете: «Что ж, я думаю, что я поработаю немного над этим и приведу кейс в порядок, прежде чем мы действительно двинемся вперёд на всех парах».

Но в свой следующий визит она принесёт с собой длиннющий трактат, в котором говорится, что на самом деле причиной всего была еда. Всё это не имело никакого отношения к её отцу, но отец обеспечивал её едой и её... возможно, это имело какое-то отношение к делу, но в действительности не имело. Причина в еде. Ей отказывали в еде, когда она была маленькой, и именно это в действительности стало причиной её аберраций. И вы говорите: «Что ж, мы сделаем с этим что-нибудь».

Но вот она приходит в следующий раз и приносит восемнадцать страниц, отпечатанных на машинке, – начало её рукописи – и объясняет вам, почему дело не в еде, почему в действительности дело не в еде. Всё связано с событием, о котором она неожиданно вспомнила. Она неожиданно вспомнила, как она была на похоронах, когда ей был примерно один год, и с тех пор она помнила об этом. И это событие испугало её, и именно оно повлияло на её жизнь. И она всё это вычислила.

А как она это вычислила? Она всякий раз создавала для вас небольшой конус. Она инстинктивно пыталась найти самый высокий общий знаменатель своего кейса, и пыталась разнести кейс вдребезги, пытаясь показать вам все точки, с которыми эта проблема взаимодействовала и в которых она была усложнена.

И когда мы смотрим на это, то мы видим перед собой, во-первых, нечто, что в очень значительной степени расширило наши познания, а также мы видим всех преклиров, с которыми мы когда-либо имели дело. Ведь то, что по сути своей является верным по отношению к тэтану, должно быть по сути своей верным и по отношению ко вселенной или вселенным, в которых он обитал.

Так вот, вы начинаете работу на уровнях


следующая страница >>