asyan.org
добавить свой файл
1 2

ПамятЬ (не человеческая память)


ЛЕКЦИЯ, ПРОЧИТАННАЯ 16 ДЕКАБРЯ 1952 ГОДА
81 МИНУТА


У нас здесь так много материала, который нужно изучить, что мы просто будем и дальше на всех парах двигаться вперёд. Сегодня не было третьей послеполуденной лекции, и это первая вечерняя лекция за 16 декабря.

И мы будем говорить о памяти. Когда я говорю «память», я не имею в виду человеческую память. Человеческая память меня совершенно не интересует, потому что человеческая память – это какая-то дикая комбинация раздражительно-ответных механизмов. Кто-то что-то вспоминает и говорит об этом, какой-то луч или шум ударяет о ридж, и тот выдаёт эхо, и эхо попадает к какой-то сущности, и сущность говорит: «Минуточку, мне нужно об этом подумать». А затем это попадает в какой-то другой контур, а затем ещё в какой-нибудь маленький контур. И затем эта мысль делает пару витков в пространстве, а затем попадает на другой ридж.

Этот ридж, кстати, расположен на расстоянии 60 метров от человека, и мысли приходится пройти через огромное количество риджей, прежде чем она попадёт в тысячи риджей, расположенных в голове.

Схему хода мысли у хомо сапиенса, находящегося в сильно аберрированном состоянии, начертить практически невозможно. Её невозможно начертить, потому что того количества бумаги, которое для этого требуется, просто не существует. Мысль просто идёт туда, сюда, повсюду, влетает в голову и вылетает из неё.

Так вот, по сути, вы раньше избавляли человека от самых первых риджей. Вы убирали тяжёлые факсимиле с самых первых риджей, и когда вы устраняли контур, вы удаляли эти первые риджи. Мы добивались очень хороших результатов в этой деятельности, и в результате мы получали преотличных хомо сапиенс. Мы делали это.

Ну что ж. Мы больше не делаем людей преотличными хомо сапиенс. Мы делаем их тэта-клирами. И более того, мы делаем их оперирующими тэтанами – это уровень, расположенный непосредственно над уровнем тэта-клира. Как мы говорили в одной из предыдущих лекций, эти уровни таковы: экстеризированный тэтан – он находится снаружи, но если его тело повреждено, он в него возвращается; тэта-клир -если его тело пропустить через сенокосилку, он просто скажет: «Ну, вот ему и конец»; и это уровень... его, вероятно, это несколько опечалило бы, но это было бы... он по-прежнему существовал бы и сохранял бы свою идентность. Вы бы создали бессмертное существо, вот и всё. Я имею в виду, что это не самая значительная цель.

Теперь давайте поднимемся на уровень вверх и найдём оперирующего тэтана. Если вы возьмёте тэта-клира... и когда я говорю: «Стабильно вне тела», то этот термин далеко не абсолютен, потому что у тэта-клира бывают «американские горки» -иногда ему лучше, а иногда нет. И первое, что вы делаете после того, как проведёте ему все эти... тэта-клирование, конечно, состоит просто из... вам просто нужно провести всё то, что описано в 5-ом выпуске «Стандартной рабочей процедуры», вот и всё. Вы можете опустить шаги VI и VII. Но вы можете провести даже их, если хотите. И вы просто проводите все действия, которые описаны в 5-ом выпуске стандартной рабочей процедуры, и вы получаете тэта-клира. На самом деле это все процессы, которые мы используем в работе. У нас есть множество других процессов, и вы можете время от времени разнообразить свой процессинг, используя их, и смотреть, к каким результатам это приводит. Вы обнаружите, что все они уступают «Стандартной рабочей процедуре».

Время от времени, кстати, при работе с одним из членов пятых завоевательных сил вы используете небольшие хитроумные процессы, о которых тут упоминалось. Вы добиваетесь, чтобы человек... вы работаете с его кистями рук до тех пор, пока он не перестанет кричать: «Нья-а-а-а!» – при упоминании о руках. А затем вы просите его встать лицом к стене, понимаете? Вы говорите ему встать лицом к стене, опустить руки по бокам и взять свои лучи с рук, поместить их на стену и ощупать лучами стену. У него есть лучи, понимаете? Они направлены вот так.

Тэтаны используют различные лучевые схемы управления телом, различия в оснастке, и этим в значительной мере объясняются различия в осанке и в действиях людей. Они используют разные схемы. Они по-разному закреплены. «Провода» проходят по-разному и так далее. В схеме управления моим телом использованы штанги. Есть поддерживающие штанги под этими руками... позади рук, позади ног... и вот тут, и вот тут есть компенсирующие натяжные механизмы, чтобы сгибать колени и так далее. И я часто задумывался над тем, что же делают мускулы. Но я знаю, что когда эти штанги получают энергию, я действую очень быстро. И это... это очень удобный способ управлять телом. И я полагаю, что оно оказалось устроено именно таким образом из-за стрессов и нагрузок, связанных с выполнением действий. Я полагаю, что такая конструкция тела предназначена для активного действования.

Так вот, есть, например, танцоры. Что ж, у танцора тело будет устроено гораздо, гораздо более сложным образом. Действие: в чём вы заинтересованы, когда вы действуете? Вы заинтересованы в том, чтобы быть способным действовать быстро, контролировать различные приспособления, инструменты и, разумеется, само тело, делая это быстро.

Когда я говорю «действие»... вы ведёте... гоночный автомобиль по трассе. Давайте просто рассмотрим это, и если вы не... если вы не думаете, что это тяжёлая работа... это тяжёлая работа! Она требует мгновенных действий, понимаете? Бац! Чтобы делать это, тело должно быть оснащено поршнями.

А у другого человека может присутствовать склонность к эстетике. Понимаете? Вот этот жест, когда его делаю я, он не идёт ни в какое сравнение с тем, как это сделала бы, к примеру, девушка-танцовщица. Она могла бы выполнить этот жест гораздо более выразительно. Тут есть определённое ограничение, потому что отсутствуют необходимые штанги. Разумеется, подлинного ограничения нет. Возможно, вы и не осознавали бы разницу до тех пор, пока не увидели бы, как это движение выполняет танцовщица, понимаете? Я имею в виду, что вы бы сказали: «Боже! Как может существовать столько различий в оснастке?»

Так что когда молодые люди говорят об автомобилях с форсированными двигателями или о парусных судах и яхтах или о чём-то ещё в этом роде, они говорят о различиях в оснастке. Бывает хорошая оснастка, а бывает плохая. Вы обнаружите, что все тела оснащены по-разному.

Так вот, что интересно: когда вы начинаете удалять у преклира риджи, он иногда просто притворяется, что удалил некоторые из риджей. В риджах нет ничего плохого. Преклир, который восстановил свои возможности и силы и так далее -такому преклиру риджи не доставляют ни малейшего беспокойства. Это один из тех фактов, с которым нужно ознакомить преклира, чтобы сделать его оперирующим тэтаном.

Так вот, у него, возможно, имеются эти невероятно сложные системы – перекрёстные системы – вы могли бы подумать, что они... Вы когда-нибудь видели марионетку? Некоторые люди оснащены, как марионетки. И некоторые из них управляются вот таким образом. Один луч проходит прямо через лицо, понимаете, а надавливающий луч – через середину спины. И предполагается, что тело должно ещё и ходить. Вы когда-нибудь видели, как кто-то делает это? Вы когда-нибудь видели человека с совершенно раздавленным лицом? А? И если вы достаточно внимательно посмотрите на такого человека в тот момент, когда он меняет выражение своего лица, то он будет... У вас этого нет. Давайте-ка посмотрим, найдём ли мы здесь такого человека. Вы делаете это со своим телом? Кто-то здесь, вероятно, делает это со своим телом. Кто-то есть.

К счастью, Киш этого не делает. У него очень много сил, и если бы он делал это, то ему бы голову снесло. Я думаю, что, вероятно, вон тот паренёк делает это. Вас, вероятно, переламывает пополам надавливающим лучом. У вас сзади есть впадина в середине позвоночника? Там есть что-то вроде ямки? Потрогайте там и проверьте. Всё вижу, всё знаю.

Таким образом, с чем мы здесь имеем дело? С вариантами в оснастке тела. Вы заметите, что здесь существуют самые разнообразные системы, которые могут представлять для кого-то интерес, и они на самом деле намного интереснее, чем анатомия, потому что с самого раннего возраста ребёнок проявляет определённые характерные для него черты, и это говорит о том, что где-то на траке времени, в различных точках трака времени, существовали какие-то школы. И, насколько я могу припомнить, самая ранняя школа – из тех, о которых упоминали преклиры, – существовала примерно семьдесят триллионов лет тому назад. И эти бедные тэтаны появлялись, производили энергию, разгуливали вокруг с использованием лучей и не очень-то хорошо понимали, что же они делают. И был один парень, который на самом деле руководил колледжем (давным-давно на траке), в котором тэтанов обучали тому, как нужно действовать.

Тэтаны сталкивались с этими гигантскими массами газа, которым предстояло стать планетами, они сталкивались с ними, и это пугало их до полусмерти, и тэтаны боялись прикоснуться к этим массам газа. Они ждали, пока те станут более плотными. И они могли прождать миллион лет. И этому парню стало жалко их, и он открыл школу. Да. И, кстати, он прошёл всё это, когда один из... один из одиторов сделал это в Англии, и он дал нам захватывающие данные. У этого парня не было никакой информации на эту тему, но он говорит... ему недоставало только одного типа мышления – ему только одной вещи недоставало по-настоящему... а другая вещь – это умение тэтана передвигаться. Это те упражнения, которые он давал этим тэтанам, чтобы они двигались.

Не успел он выйти из тела и стать тэта-клиром (без какого-либо обучения всему этому), как он начал рассказывать своему одитору о том, как нужно обучать и тренировать тэтанов правильным способам передвижения в МЭСТ-вселенной. Просто целая учебная программа.

Так что не думайте, что тэтаны не имеют образования. Кстати, вот как им удалось справиться с этой проблемой: он говорил им подумать, что они находятся чуть-чуть впереди. А затем он говорил им подумать, что они переместились в другом направлении. А затем он говорил им подумать, что они вокруг... прошу прощения, что они обошли вокруг планеты, а затем вернулись туда, где они были вначале, а затем подумать, что оттуда они обошли вокруг планеты и вернулись назад. Упражнения, упражнения, упражнения, и в конце концов человек вдруг говорит: «Подумать только! Надо же! Я могу вернуть себе свои постулаты!»

Что ж, в вашем кейсе – в любом кейсе, в кейсе любого тэтана – остался огромный объём автоматизма. У него имеются встроенные автоматизмы. У него есть образование и навыки, которые он на самом деле... до которых он боится дотрагиваться.

Но они стали действовать на автомате; и как только то, чему вы обучены, начинает слишком сильно использоваться на автомате, тут же избавьтесь от этого.

Если у вас есть преклир, у которого имеются большие проблемы с управлением этим телом, то, ей-богу, он, вероятно, довёл его до такого автоматизма, что оно просто ходит как кукла или что-то в этом роде, и он не может... он его не контролирует. Вы видели подобные недуги, не так ли? У него нет надлежащего контроля над телом.

Что вы делаете? Вырываете из него все риджи и начинаете всё сначала! Удаляете весь автоматизм. Вам не нужна никакая информация, которую вы получаете от автомата.

Что ж, когда тэтан смотрит на своё тело и говорит: «О господи, боже мой! Эти риджи здесь, и эти линии здесь, и то, и сё, и всё это прикреплено к спине и к задней части шеи, и они проходят под подбородком, и опускаются вниз». А на руках и ногах... какая-то решётчатая, переплетающаяся система, которая напоминает одну из этих японских штуковин, которая... они... с помощью которой ловят ваши пальцы». И он говорит: «Посмотрите на все эти ужасные риджи!»

Что ж, конечно же, худшее, что с ним может произойти, – это ему просто придётся переобучиться. В действительности он станет несколько небрежно управлять своим телом, если начнёт вырывать эти риджи. Он не знает, что они существуют. Он их создал. Это его уровень автоматизма.

Он действует настолько на автомате, что не знает, что делает. Действительно не знает. Он делает всё это... выработанный рефлекс, как тэтан... обучение.

Где он носит всё это? Становится интересно, когда вы задаёте этот вопрос: «Где он носит весь этот автоматизм?»

Многие тэтаны выходят наружу и немедленно начинают перемещаться в пространстве, думая, что они находятся то тут, то там. Выпускники колледжа, выпуск четырёхтриллионного года МЭСТ-вселенной.

Неожиданно на свет появляется ещё один тэтан, берёт набор-конструктор и начинает соединять и разъединять его детали, и снова соединять, и получает от этого огромнейшее наслаждение, но он как бы... его огорчает то, что материала так мало или что-то в этом роде. Боже, он занимается этим как сумасшедший!

А какой-то другой ребёнок получает такой же набор-конструктор и смотрит на один болт, смотрит на другой, и продевает эти болты не через те отверстия, через которые нужно, а затем гнёт балку, и в конце концов завершает работу – но это всё равно не то, что он должен был сконструировать. Он собирает конструкцию просто как придётся.

Вы говорите, что у одного есть природный талант, а у другого нет. Один учился в колледже, а другой нет!

Так вот, вас не должно интересовать, в каком колледже вы учились или где вы получили информацию, – вам нужна память. Вы можете оспаривать это, сколько хотите, но на самом деле вы нуждаетесь в памяти – как тэтан. Нет ничего дурного в том, чтобы вспомнить момент, когда вам было два года, при помощи памяти МЭСТ-тела, которое устроено по определённому образцу. Но всякий раз, когда человек... он более или менее способен контролировать пространство, он может перемещаться в пространстве туда-сюда, он может делать то, он может делать сё и так далее, но он делает это всё как-то автоматически. Понимаете, это просто так происходит. И если вы подкинете ему вопрос о том, как он это делает, то он хмммммммм – бац!

Подойдите как-нибудь к актёру и спросите: «Как вы произносите эти строчки?» Подойдите к теннисисту, выступающему на чемпионатах, и скажите... понимаете, вы играете с ним матч просто для того, чтобы дать ему возможность потренироваться. Просто спросите его: «Как вы держите ракетку?» Он покажет вам, а вы скажите: «Простите, как? Да, но что вы делаете с указательным пальцем, а?» Вы выиграете. Нет никакой... понимаете, всё его обязательное обучение необходимо ему потому, что он находится на шкале тонов ниже того уровня, на котором возможно мгновенное обучение и применение.

Мгновенное обучение и применение: вы наблюдаете что-то, проникаете в это, знаете, применяете, действуете. И знаете что? Это кажется очень утомительным, но знаете ли вы, что человек может действительно выполнить все эти шаги и получить при этом невероятное удовольствие, и сыграть на теннисном чемпионате даже если раньше он никогда теннисной ракетки и в глаза не видел. Он просто... есть ракетка, и вы действуете так-то и так-то. Но он каждый раз обдумывает действия... каждый раз, когда он ударяет по мячу. Мяч летит в его сторону, понимаете, мяч с высокой скоростью перелетает через сетку – очень быстро, понимаете – и он говорит: «Так, посмотрим. Как нужно держать ракетку? Что ж, сейчас её нужно держать вот так. Так. А угол соприкосновения примерно такой-то и такой-то, и нам нужно взять на вооружение вот этот ридж, а когда мяч долетит сюда, то нам лучше передвинуть тело в том направлении. Хорошо. – Буме! -Интересно: если этот мяч закрутится, то он перескочит обратно через сетку» – и так оно и происходит. Я имею в виду, что он может обдумывать каждый удар таким же образом, потому что он думает быстро. Он не думает...

И когда вы видите человека, действующего лихорадочно, помните вот о чём: он действует лихорадочно только потому, что он не может думать быстро. Он не думает, что у него есть достаточно времени для того, чтобы продумать и применить решение проблемы, и поэтому он начинает действовать лихорадочно. И эта лихорадочность является следствием автоматизма.

Память, которая ставится на автомат, не стоит того, чтобы её иметь. И если вы возьмёте самого лучшего автогонщика в мире и удалите все чёртовы риджи, какие у него только есть в теле, и позволите ему снова вернуть их на место, то он будет лучше, на более высоком уровне способности, водить свой автомобиль. Но когда человек доходит до того, что действует на 99 процентов на автомате, то ему приходится учиться всему этому, проходя обучение, практикуясь и нарабатывая опыт.

Но обучение, практика и опыт не являются заменой знания! И когда мы говорим «знание», мы имеем в виду главным образом способность знать. Человек способен что-то знать. Например, он отправляется на стрельбище для стрельбы из лука, видит там кого-нибудь, и он может мгновенно создавать мокапы и подражать. Там есть человек – инструктор, – который берёт лук вот так, и выпускает стрелу вот так. Человек – хомо сапиенс – не может с достаточной скоростью наблюдать за этой стрелой, за её полётом и за тем, как инструктор обращается с самим луком, – он не может наблюдать за этим с достаточной скоростью для того, чтобы увидеть, что происходит. Поэтому ему приходится просто смотреть на это и учиться, смотреть на это и учиться, смотреть на это... и затем он вгоняет стрелу в траву в полутора метрах перед собой.

Оперирующий тэтан должен быть способен посмотреть на то, как организовано дело, посмотреть на то, как лук натягивается и как затем тетива выталкивает вперёд стрелу, понимаете, и на то, как стрела вращается. «О, – говорит он, – когда вы выпускаете её таким образом, то эта штуковина там сзади...» – понимаете, он не будет очень уж хорошо разбираться в терминологии – «...эта штуковина там сзади, она ударяет по большому пальцу и по оперению. Так что, когда мы выпускаем стрелу, нам нужно просто удостовериться, что когда оперение проходит около пальцев, мы просто опускаем палец, чтобы она не начала вращаться, и тогда стрела не отклонится в сторону. И тогда мы можем выпустить её из лука прямо. Да, это очень интересно». Спанк! Яблочко.

Более того, он, возможно, мог бы сделать вот что: если бы стрела летела не туда, куда нужно, немного в сторону, то он мог бы переместиться к ней и подправить её полёт.

Так вот, вы видите разницу между автоматизмом и памятью. Если бы у вас были три тысячи квадратных километров риджей или что-то очень расплывчатое или ужасающее... если вы кого-нибудь спросите, как далеко от него находится его самый далёкий ридж, то он сначала скажет вам: «Бесконечно далеко», а затем, может быть: «Восемь световых лет», что-то в этом роде. Есть... идея пространства утрачивает всякий смысл, когда вы начинаете говорить о риджах.

Тэтан думает, что его мощь и другие вещи зависят о того, владеет ли он старой энергией. Ха-ха-ха. Нет, нет. Нет, не зависят! Если он может как следует разместить терминалы, якорные точки, факсимиле и линии в пространстве, то он может получить поток. А когда он полагается на автоматизм, то он не может создать сильного потока.

Поток, который будет течь по этим старым риджам, слаб, невелик. Но поток, который он может получить, просто разместив как придётся и затем удерживая... вы понимаете, как важно удерживать что-то на месте и обеспечивать, чтобы что-то другое двигалось... и удерживать в неподвижности два терминала... Хорошо, давайте удерживать в неподвижности два терминала. Теперь мы поместим якорную точку на эту силовую линию – бац! Там есть якорная точка, понимаете? Теперь у нас есть ещё одна якорная точка, более высокого потенциала. Ба-а-а-бах! Вот вам силовая линия.

Что ж, откровенно говоря... я хочу сказать, что для всего этого не требуется никакого другого механизма помимо способности постулировать источник потока и точку его назначения. Вы можете также предсказать, насколько сильным будет поток. Это захватывающе интересно. Неважно, насколько точно это делается. Вопрос в том, помогает ли это человеку достичь цели.

Так вот, следовательно, тэтан, у которого много автоматизма и очень мало памяти или очень низкая способность к действию, а всё, что у него есть, получено за счёт обучения, и он как бы знает, что вы перемещаетесь из одной точки в другую, думая о том, что вы переместились... понимаете, у того, другого парня – у него имелась память. Он говорил: «Да, да. Меня когда-то обучали этому, и это было там-то и там-то». Ему не нужен был Е-метр, чтобы узнать, что это происходило семьдесят триллионов лет назад. Он сказал: «Да, это было примерно семьдесят триллионов лет назад», и Е-метр – бон! И он говорит: «Я...», он совершенно не обращал на это внимания, понимаете? И он говорит: «У нас было много проблем в то время, и МЭСТ-вселенная была совершенно новой, и тэтаны могли немного потеряться и так далее. Так что мы обучали их, и программа была такой-то и такой-то...» Он помнит. Он, очевидно, оставался довольно чистым на всём траке.

Конечно же, об этом свидетельствовало то, что как только одитор сказал ему: «Будьте в метре позади своей головы», то он вам! В тот самый момент этот парень стал тэта-клиром. Он не проявлял ни малейшей склонности нырять обратно в тело только потому, что тело как-то беспокоили.

Таким образом, риджи не хороши и не плохи. Но риджи содержат огромный объём автоматизма. Если вы действительно крепкий, большой и сильный человек, то вам не нужно удалять ни одного риджа, вам не нужно устранять ни одной линии, вам не нужно работать ни с одним терминалом или изменять его.

Я как-то сказал, что однажды расскажу вам о «Процессинге конца линии терминала», и сейчас я это сделаю.

Некогда у человека была коммуникационная линия с кем-то, и он создал её как энергетическую линию. Это была линия от его тела к телу его матери. И затем мама куда-то ушла и покинула противоположный конец линии терминала. Так что он взял этот конец и прикрепил его к своему собственному телу. И многие петли и витки, которые вы обнаруживаете вокруг чьего-либо тела, на самом деле являются этими старыми коммуникационными линиями, которые человек активно использовал для коммуникации между собой и другим телом, и делал это повседневно. Затем он потерял другой конец линии терминала, и, конечно же, в этом случае он не может получить поток.

Но у него появляется поток между двумя частями его тела. Таким образом возникают контуры. Одна часть его тела – это мама, а другая часть – это папа. Ещё одна часть – это кто-то ещё. И он говорит: «Интересно, а что думает об этом мой отец», и эта часть тела... или он получает ответ по той же самой линии: «Что ж, сынок, давай-ка посмотрим. Нам нужно ещё немного поработать над этим». Понимаете? И вы обнаружите, что эти линии гирляндами висят на теле, или они иногда бывают обмотаны вокруг тела в несколько витков.

Что вам с ними нужно делать? Что ж, вам с ними ничего не нужно делать; но если вы что-то с ними будете делать, то найдите конец линии терминала, который был прикреплён к другому человеку, прикрепите её к чему-то, а затем пусть преклир снимет с себя её – снимет с себя свой конец линии и отбросит его.

Что ж, у него есть старые линии терминалов, ведущие к старым якорным точкам. И вы обнаружите, что из пространства к терминалам – к его телу – тянутся самые разные линии. И он тянется вверх и обнаруживает эти терминалы вокруг своей головы – что-то вроде этого. И на самом деле они... Я сожалею, что мне приходится говорить об этом, но они ведут к телам, оставленным в качестве заложников, они являются механизмами контроля и чем только они не являются, чёрт побери. И этот человек скажет вам: «Не знаю, прикасаться мне к ним или нет».

Вы отвечаете: «Давайте, прикоснитесь к ним».

И он скажет: «Но тут есть здоровенная линия с пометкой "согласие"».

Кстати, отметьте это для себя. У них у всех имеется линия с пометкой «согласие», если вы только захотите её найти. Преклир... иногда он не может настроиться на достаточно высокую частоту для того, чтобы найти эту линию. Но рано или поздно он на неё наткнётся. И она либо исчезнет, либо станет видимой, либо с ней произойдёт что-то ещё. Но у него есть эта большая линия, и она просто идёт куда-то всё дальше, дальше и дальше в пространство. Он может видеть, как она идёт куда-то. Он знает, что есть какой-то терминал.

Что вам с ним делать? Вы говорите: «Потянитесь вверх и дёрните за неё». Что ж, он либо может стянуть её вниз, либо не может. Но если он стянет её вниз, то его голову может сильно тряхнуть. Это не... понимаете, работа с этими линиями – это не миф. Они есть. Преклир может быть очень, очень неуверен в существовании этих линий. Он может не знать по-настоящему, есть ли у него какие-либо линии или нет, но вы вдруг говорите: «Хорошо, когда мы будем удалять эти линии с вашего тела», -говорите вы... – «Теперь возьмите ту линию, которая находится у вас на левом плече».

«Так, вы нашли эту линию? Хорошо, куда она идёт?»

И он отвечает: «К правому бедру».

«Хорошо. Она идёт к правому бедру. Так, какой конец линии является вашим?» -спрашивает одитор.

«Ну, – отвечает преклир, – я не знаю. Что-то не очень... это правое бедро! Да, да. Это... нет, нет, это плечо. Я не знаю, к кому эта линия вела раньше. О, она вела к моему отцу!»

«Хорошо, – говорите вы. – Снимите её со своего правого бедра и выбросите её в раковину», или «Вынесите её наружу и бросьте на сырую траву», или «Просто стяните её и отбросьте в сторону». Вам наплевать, что с ней случится.

И, кстати, когда вы выбрасываете такую линию, она может лежать там, извиваться и искриться, но вы их выбрасываете. А затем вы берёте другой конец (пток!) и бросаете его вслед за первым. Этой линии конец. Вот так и работают с этими линиями – это очень трудно.

Вы иногда будете наблюдать странные вещи. Будут встречаться линии, которые кончаются там же, где и начинаются. Иногда бывают линии, которые находятся в животе. Иногда бывают линии, которые начинаются позади ушей и идут по дуге к глазам, как большие бананы, и так далее. И преклир просто берёт их и снимает с себя.

Когда я сказал... это не шутка, понимаете: первые несколько раз, когда он делает это, он сильно рискует. «Ну, я... я всё равно вижу их как бы туманно, так что, вероятно, они на три четверти просто воображаемые. И я, э... м... ну, они остаются на месте. Интересно, почему это я не вижу их на других людях... о, боже! Я... они есть у всех. Я думаю, я просто вижу концы линий терминалов и линии и риджи, и, надо же, похоже, я просто смотрю». Затем он изменяет длину волны своего зрения и больше их не видит. Затем он изменяет длину волны зрения с помощью постулата. Он просто...

Как делается... как изменяется длина волны зрения? Вы говорите: «Я теперь использую волну с более высокой частотой». Вы просто как бы говорите это. И он приходит сюда, и хватает эту линию с правой стороны и как бы выпускает луч в своё лицо или что-то в этом роде, и он зацепляет эту штуку, дотягивается до неё и дёрг! И, конечно же, у него глазное яблоко вылетает наружу – бот! Он говорит: «О-ой-ой-ой! Что это вы со мной делаете?»

И ещё одно: иногда вы просите преклира порыскать внутри своего черепа в поисках риджей, и тот натыкается на шишковидную железу, и от этого у него мозги чуть ли не разлетаются во все стороны. Однажды я сделал это с одним человеком, и это было очень и очень забавно. Он сказал: «Ну, у меня такое ощущение, что мне не следует этого делать».

Я ответил: «Давай, давай. Смелее – это же твоя голова».

И он сказал: «У меня такое ощущение, что мне не следует этого делать».

Я: «Давай же, сделай это». И он дотягивается внутрь головы, и БАБАХ! Разумеется, он активировал шишковидную железу.

И над ней был своего года силовой экран или что-то в этом роде, и он действительно, действительно шарахнул! Вы знаете, было просто видно, как у этого парня на голове волосы подскочили, когда он это сделал. И бог ты мой, он нырнул обратно в тело, и его пришлось очень долго уговаривать, пока он согласился выйти наружу. Мне пришлось сканировать этот эпизод, и работать с ним, и сохранять спокойствие по поводу всего этого. А преклир продолжал смотреть на меня недоверчиво.

Что ж, такое время от времени будет с вами происходить, а когда это происходит, просто используйте любой способ для исправления ситуации – используйте изменение постулата или просканируйте инцидент. Скажите преклиру выйти из головы и просканировать инцидент. Он сделает это, и на этом делу конец. Иногда ему придётся пройти инцидент со всеми соматиками. Или создайте мокап инцидента и пройдите его несколько раз – это более быстрый способ.

Так что всё это просто... о, на самом деле знать этот материал не важно. Вы столкнётесь с этим. Вы обнаружите, что именно так и обстоит дело; вы скажете: «Что ж, тут есть ридж. Что мне с ним делать?», и преклир... и вы говорите: «Что ж, что преклир стал бы...» «Что вы хотите с ним сделать?» – спрашивает одитор.

«Ну, я не знаю. Он меня не беспокоит».

Или преклир будет повторять и повторять: «У меня перед глазами ридж. У меня перед глазами ридж. У меня перед глазами ридж». И вы продолжаете работать, немного говорите с ним, немного одитируете его. «У меня перед глазами ридж».

Есть несколько способов справиться с этой ситуацией. Вот один из самых лёгких: «Сделайте его синим. Сделайте его чёрным. Теперь поместите перед собой его копию. Теперь превратите её в цыплёнка. Теперь сделайте его черно-синим. Теперь превратите его снова в ридж. Теперь поверните его кругом. Теперь поместите его за голову». И он – пот! Ридж перед его глазами, вероятно, взорвётся. Невероятно интересно. Я имею в виду, что это произойдёт по-настоящему бурно.

Иногда бывает так, что преклир входит в тело и выходит из него, и дела у него идут просто великолепно, и тут мы попадаем на уровень оперирующих тэтанов. Если вы поднимете уровень энергии в человеке, то ему будет всё равно, сколько старых линий или чего-то ещё болтается вокруг него. В один прекрасный день он будет просто летать туда-сюда, и он вычистит всё это барахло и разнесёт одним махом. Я имею в виду, что он не обращает на это особого внимания.

Но если он слишком зафиксирован на риджах, потоках и рассеиваниях или если он слишком очарован всем этим, то с ним не в порядке только одно: он находится на шкале тонов недостаточно высоко для того, чтобы как следует справляться с энергией. Как это исправить? Вы просто поднимаете его по тону достаточно высоко, чтобы он мог справляться с энергией – это просто. Я говорил вам это несколько раз в предыдущих лекциях.

Итак, оперирующий тэтан... оперирующий тэтан представляет собой проблему: проблема в том, как помочь ему перестать нервничать по поводу того, что он тэтан. И решение этой проблемы состоит в том, чтобы вернуть ему как тэтану его память, личность, его способность проявлять эмоции и, в особенности, его способность испытывать достаточно хорошие, отчётливые ощущения. Это очень важно! У него не будет никаких целей, если он не сможет этого делать.

Когда вы поднимаете его по шкале тонов, вы можете также показать ему, если хотите, что он способен приобретать МЭСТ независимо от того МЭСТ, что приобретает его тело. Конечно же, на самом деле вам не обязательно заставлять его делать это... но он может это делать. Он может это делать.

Это делается после шага I, понимаете? Упражнения по поднятию тела и всё такое. Разумеется, когда вы выполняете шаг IV с уравновешивающими упражнениями, когда преклир втягивает в себя всех этих девушек и выталкивает их наружу, и процесс продолжается, и в конце концов преклир втягивает в себя ощущения и выталкивает их... они, вероятно, проявятся в виде линий или к этому времени они вообще исчезнут... вы движетесь прямо вверх по шкале, переходя к каждому более высокому шагу, пока не дойдёте до шага I.

Когда вы доберётесь до шага I, действия по поднятию тела и манипуляции с ним в конце концов покажут преклиру, что он может управлять телом, не оснащая его так, что оно будет похоже на китайскую головоломку. Он может управлять им. Ему нужно установить самый минимум линий, чтобы получать отклик от тела, – ровно столько, сколько нужно для того, чтобы подключиться к телу.

И тогда, если у человека возникнет желание сделать что-то с телом, он это сделает. И он не будет действовать небрежно на автомате и не произойдёт такого, что установленный им автомат случайно нажмёт на какой-то рычаг из-за того, что человек даже не подозревает о его существовании.

Вы знаете, что происходит с человеком, у которого есть тик? Он просто всё нажимает и нажимает не на ту кнопку на каком-то ридже, вот и всё. Он не может справиться с энергией, и у него всё возникает и возникает одно и то же выражение на лице.

Человек с автоматическими реакциями... который всё время краснеет или делает что-то вроде этого... он просто-напросто едет по дороге в своей шестнадцатицилиндровой Испано-Суисе, он едет со скоростью сто сорок километров в час и время от времени переключает её на первую передачу, а потом удивляется, почему это зубцы шестерёнок внезапно начинают трещать и разлетаются во все стороны. Именно это он и делает. Он просто... до такой степени переключился на автомат, что не помнит, где что находится.

Так что существует уровень, на котором тэтан не помнит, что где находится и испытывает желание прятать различные вещи, считая, что таким образом ему будет гораздо легче действовать. Так что когда вы добьётесь, чтобы он поднял своё тело, то вы обнаружите, что теперь он как индивидуум стал способен управлять МЭСТ -теперь, после того как он поднимал своё тело, когда он в хорошем состоянии и умеет как следует производить энергию.

Я не знаю на самом деле, насколько низко тэтан может опуститься в этом отношении. У меня нет ни малейшего представления. Я всё продолжаю крутиться вокруг тел в старых полицейских участках и провожу исследования в отношении американских судебных исполнителей, и я пытаюсь найти какой-нибудь дефект, достаточно незначительный, чтобы его можно было зарегистрировать с помощью электропсихометра. И это очень интересно.

Кстати, однажды я провёл полное исследование в отношении преступников, марихуаны и так далее, будучи патрульным полицейским Лос-Анджелеса. Я взял себе смену в выходные дни на улицах Саус Мэйн и Альварадо – более тяжёлого участка не найти. Это действительно тяжёлое место. Помимо того что Лос-Анджелес является самым аберрированным городом в мире, в нём к тому же есть самые тяжёлые районы в мире. И я как следует посмотрел на полицию. И именно там я узнал, что проблемы, связанные с преступниками, можно решить, а вот как раз полиция и является распространителем этой заразы в обществе, напрямую заражая преступностью «порядочных граждан» (в кавычках).

И когда речь заходит о психотерапевтической работе с преступниками и полицейскими, то – из жалости – следовало бы работать именно с полицейскими, которым постоянно приходится иметь дело с такими людьми. Просто из жалости, потому что им действительно крепко достаётся. Они могут работать в уголовном отделе не более шести месяцев, а после этого они просто теряют над собой контроль. А затем их приходится переводить в дорожную службу, и они уходят туда.

Но полицейские боятся. Они по-настоящему боятся. Посмотрите как-нибудь в их глаза. Когда они находятся в тяжелом районе и так далее, их глаза просто очень... они готовы сломаться. И никого не следует подвергать такому испытанию постоянно. Поэтому, если говорить о психотерапии и преступности, то работа должна быть главным образом направлена на разрешение проблем полиции... разрешение кейсов полицейских. Вы можете припомнить это, если вас когда-нибудь спросят о том, что мы сделали в области деятельности полиции. Я многократно рисковал заработать дырку в голове ради нашей милой Дианетики.

Так вот, на всём этом уровне... если не отклоняться от того, о чём мы говорили... а о чём мы говорили? У нас есть автоматизм как противоположность памяти. А как у нас появляется автоматизм? Что и чем нужно скрыть, чтобы получить автоматизм?

Автоматизм создают потоки. Пока тэтан может вспоминать что-то без помощи энергии... это новая идея для вас?.. Пока тэтан может вспоминать что-то без помощи энергии, он может вспомнить весь свой банк – любые его участки, всё.

Бывало ли с вами такое, что вы тихо и спокойно сидели и вспоминали что-то, не беспокоясь о том, вспомните ли вы это или нет – и вам действительно удавалось вспомнить это? Когда память используют, применяя потоки, результат оказывается полностью противоположным ожидаемому. Если вы не хотите вспоминать что-то, вы вспоминаете это, а если вы хотите вспомнить что-то, то вы этого вспомнить не можете. И человек, который ходит и говорит: «У меня плохая память», если он говорит это достаточно часто, достаточно в этом убеждён и посылает поток в этом направлении достаточно долго, то в конце концов в один прекрасный день он внезапно станет обладателем хорошей памяти.

А человек, у которого очень, очень хорошая память и который очень гордится своей памятью и постоянно ею пользуется, просыпается в одно прекрасное утро и задумывается: «Минуточку. Как моя фамилия: Джоунз или Смит?» Амнезия – это следствие того, что один поток использовали слишком интенсивно.

Так вот, тут у нас... да, мы больше не можем добиться, чтобы в этом потоке двигались какие-либо частицы. Итак, когда мы вспоминаем, используя потоки, или действуем, используя потоки, или используем энергию... Для того чтобы не использовать энергию, человеку приходится использовать и генерировать огромные количества энергии. Почему? Потому что у него огромные запасы старого автоматизма, и этот автоматизм вступает в игру и пытается вмешиваться в работу памяти человека, даже если он просто тэтан.

Так что если у человека нет больших способностей, чтобы работать с энергией как с таковой, и он не может направить на любой из своих риджей энергию, сопоставимую с энергией самого риджа, то этот ридж может командовать им. Если же человек может производить огромные количества энергии и хорошо справляться с этой энергией, то, разумеется, никакая энергия не сможет командовать им.

Бытийность, по сути, это вопрос постулата и пространства... постулата... соглашения постулативного типа, а не соглашения в отношении потоков... и пространства. Это не вопрос энергии.

И, следовательно, человек, который находится очень высоко на шкале, способен многое вспомнить, способен на большое количество действий, постулатов и создания -а также разрушения, когда что-то необходимо разрушить, например, старые мокапы и тому подобные вещи, которые стали слишком старыми и так далее. Когда он способен на всё это, он не полагается на потоки. Но однажды он начинает полагаться на потоки.

И давным-давно на траке вас обучали тому, что такое потоки. И вас обучали этому очень упорно, и делали это так: «Мы делаем это вот таким образом. Мы не используем силу, мы используем факсимиле. Отправляйся вон к той куче и возьми себе несколько штук». Я имею в виду, что это было примерно так же глупо.

Кстати, если вы начнёте проходить это с преклиром, то ему станет очень грустно из-за того, что ему приходится куда-то отправляться и подбирать какие-то воспоминания. Это были вовсе не его воспоминания.

Так что от него добились того, что, вспоминая, он стал полагаться на скопления старой энергии и плотные образования из неё. Ха! Теперь у вас есть факсимиле и риджи. Что ж, разумеется, скопления старой энергии не могут существовать там, где присутствует огромная электронная мощь! Они просто улетают! Так что, когда человек начинает создавать хоть какую-то энергию, ему начинает казаться, что вся его память куда-то уходит, и он думает, что его автоматизм имеет огромную ценность, даже если он не понимает, что делает. Так что он хранит автоматизм, как следует замаскировав его. И однажды он нажимает не на ту кнопку в неподходящий момент, и устраивает себе хорошенькую карусель: слетает в автомобиле с дороги и всё такое прочее.

Вы знаете людей, склонных попадать в несчастные случаи? Просто у такого человека в состоянии «включено» постоянно находится не та кнопка.

Так вот, как вам исправить это? Это невероятно легко. Создавайте энергию. Этот человек должен быть способен создавать энергию, а не подчиняться ей! Поскольку, если он размещает свои воспоминания в скоплениях энергии, он не просто подчиняется записи – он добровольно подчиняется энергии, и, прежде чем вспомнить что-то, он ждёт, пока эта энергия не появится и пока что-то не окажет на неё воздействие. А затем он доходит до того, что не может больше создавать энергию и удивляется, почему это он не может направить поток на свой прошлый трак или на прошлое тело.

Предположим, у нас имелось бы какое-то растворимое вещество – сахар, – и оно было бы растворимо только в воде, и при этом мы хотели бы сохранить этот сахар. Мы бы не осмелились использовать воду; мы бы стали использовать какой-нибудь заменитель, например, бензин или что-то ещё, если бы мы хотели промыть этот сахар или использовать его без потерь.

Так что на самом деле это ловушка. Стандартная ловушка МЭСТ-вселенной, которая связана с памятью, заключается в том, что память должна записываться на риджах энергии. Тогда всякий раз, когда человек начинает «возвращать себе свою память» (в кавычках), когда он начинает тем или иным образом подниматься по шкале тонов, его захлёстывает старая энергия, которая сильнее, чем он.

Так что это нисходящая спираль. Сначала у него было очень много энергии, и его записи производились на энергии очень высокого потенциала – очень, очень мощная кинетическая энергия, готовая нанести по нему удар в тот момент, когда он опустится на более низкий уровень. И затем он опустился на более низкий уровень, и ещё ниже, и ещё ниже, и ещё ниже, и он стал записывать свои факсимиле с использованием всё меньшего и меньшего количества энергии высокого потенциала, и, разумеется, они приобретали вид концентрических линий всё меньшего и меньшего диаметра, и человек становился всё меньше, меньше, меньше и меньше, и у него образовался этот рисунок риджей, о котором я вам рассказывал на предыдущих лекциях. И это было сужением пределов его знания.

Когда-то он был вот таким большим, а теперь он уже не такой большой. Он крохотный. А затем люди становятся такими крохотными, что оказываются в отрицательном пространстве, и тогда они говорят: «Использовать силу? Использовать энергию? О, нет, нет! Это плохо!» Они знают, что, если бы они начали создавать какую-то энергию, они бы уничтожили то, что, по их мнению, – смешно сказать -составляет весь их банк памяти. А в нём нет ничего, кроме факсимиле МЭСТ-вселенной.

И, разумеется, вы всегда можете использовать факсимиле, чтобы с его помощью вспомнить что-то. Всегда – при условии, что вы настолько тупоголовы, что не можете вспомнить этого.

Вы знаете привычку, которая есть у некоторых людей: человек идёт в магазин, и до того, как отправиться туда, он знает, что ему нужно купить банку консервов. Ему нужно купить банку консервов и полкило сахара. Так вот, есть два способа сделать это. Можно отправиться в магазин и по дороге твердить: «Банка консервов, полкило сахара; банка сахара, полкило консервов», и так далее... повторять это на всём пути до магазина. Или же вы можете сразу сесть, взять здоровенный лист бумаги и в самом уголке сверху написать: «Банка консервов». «Минуточку. Что ещё я хотел купить? О, я...» Таков конечный результат, понимаете. Он не может удержать это в памяти достаточно долго, чтобы успеть записать на бумагу.

Когда человек оказывается в таком состоянии, им овладевает лихорадочное беспокойство. Я имею в виду, ему нужно записать это немедленно, потому что если он не запишет этого немедленно, то забудет это! Почему это пропало из его памяти? Что ж, это произошло потому, что он подчиняется потокам. Всякий раз, когда он создаёт или пытается создавать энергию, поток энергии бьёт по нему самому. И, разумеется, это захлёстывает его память, потому что тут у нас появляется автоматизм.

Давайте снова посмотрим на уровень шага IV и кое-что узнаем об этом уровне. И давайте прямо сейчас запишем основные законы этого уровня: вы должны повиноваться потокам, а не использовать их. Исходящий поток застревает, входящий тоже застревает, и всё, что уходит в виде исходящего потока, приводит к потере памяти. Если у вас что-то постоянно исходит, исходит и исходит, то, разумеется, вы отталкиваете факсимиле всё дальше, дальше и дальше от себя. И если вам, для того чтобы что-то вспомнить, нужна бумага для записей (то есть факсимиле), то вы захлёстываете свои записи, и, разумеется, это приводит к потере памяти.

Что же происходит с кейсом, который стремится всё отдавать? У-ух! Такой преклир говорит: «Да, да, я помню, я когда-то была маленькой девочкой. Я это отчётливо помню. Что ж, практически все женщины моего возраста были когда-то маленькими девочками. Они так же были подростками. Давайте-ка посмотрим, э... в колледже, э-э-э... да, я, м... я была отличницей. У меня были хорошие конспекты. Минуточку, э... о да! Моей специализацией была химия. Ммм... э... да, о, э... ну, теперь мне нужно идти. Я что-то забыла». Она даже не знает, что она существует. Вот до какого плохого состояния могут дойти преклиры.

Их детство, отрочество, образование – фьютъ! Потому что они постоянно создают исходящий поток, понимаете? Давать, давать, давать, давать, давать. И у них поблизости нет факсимиле, которые они могли бы прочесть, а им, разумеется, нужны факсимиле. Любой человек, который опустился по шкале тонов так низко, должен иметь факсимиле. Поэтому каждый раз, когда такой преклир хочет получить факсимиле... как вы можете получить факсимиле? Вы создаёте исходящий поток согласия на то, чтобы его получить.

Надеюсь, я никому из присутствующих в этом классе не наступил на любимую мозоль. Вы действительно создаёте исходящий поток согласия. Он изменяет направление на противоположное.

Так вот, человек должен согласиться с тем или иным фактом, чтобы затем он захотел его иметь, не так ли? Более или менее? Или, даже если он оспаривает это, он должен согласиться с тем, что ему нужен этот факт для того, чтобы использовать его для несогласия. И вот вам пожалуйста. Вот вам пожалуйста! Нисходящая спираль. И по мере того, как эти риджи становятся всё больше и больше и удаляются всё дальше и дальше, и по мере того, как человек создаёт всё меньше и меньше энергии, он начинает говорить: «Ну это потому, что я становлюсь старым». Угу. Это потому, что человек становится старым тюфяком, на который можно сложить весь его скарб, и он уже не может сдвинуть всё это с места. Что ж, таким людям риджи стали казаться ужасно плотными.

Что происходит? Доводилось ли вам на заре Дианетики наблюдать такое явление: прибегает человек, начинает проходить факсимиле, и факсимиле – бррррр-рррип!

И вы говорили ему: «Хорошо, теперь давайте пройдём это ещё раз».

А он спрашивал:

—Что пройдём ещё раз?

—Пройдём факсимиле ещё раз.

—О, я могу это сделать. О, да, х-ха! На нём ещё кое-что оставалось. Ладно, какое будет следующее факсимиле?

И вы думаете: «О, нет. Нет, я сам проходил куда более лёгкую соматику четыре дня назад, и мне пришлось пройти инцидент двенадцать раз. И тогда она едва сократилась. У-у-ух! Чем этот парень от меня отличается?»

Он просто вырабатывает живую энергию, а вы нет. Вот и всё. Он удаляет... удалил факсимиле с помощью живой энергии, и он вырабатывает достаточно много энергии для того, чтобы быть в состоянии просто взять это факсимиле р-р-рип!

Так вот, люди проделывают это с риджами. Человек начинает увеличивать мощность, а на этих риджах миллиарды факсимиле. И он начинает повышать, повышать и повышать свой энергетический уровень. И внезапно в один прекрасный день он решает посмотреть на этот ридж, и тот исчезает – у-у-у-у-ух! – фу!

—Эй, минуточку! Минуточку. Куда это он исчез? Я... бог ты мой! Теперь я вынужден сам помнить всё это. Давайте-ка посмотрим, что это было.

Буквально так и было. Так происходит потому, что никакого прошлого не существует. Но факсимиле, которое лежит в стопке других факсимиле, говорит вам, что прошлое есть. Так что если вы начинаете читать факсимиле, оно убеждает вас, что прошлое существует. А если вы не знаете, существует ли прошлое, то факсимиле рассказывает вам о том, каково прошлое.

Ещё одна вещь, которую вы можете сделать с помощью факсимиле – это создать картинку чего-то, что вы утратили, а затем хранить её. И если человек, который создаёт эти мокапы, если кейс шага IV, который создаёт эти мокапы... если он относится к тому типу, который стремится всё удерживать у себя, то это просто караул. У него есть картинки всего, чем он владел в течении последних пятнадцати миллионов лет. И все эти картинки штабелями уложены поверх каждого из риджей, а затем он притянул к себе все эти риджи, да так, что они натянулись – чанк! Он создаёт энергетический вакуум здесь, в центре. Он напоминает пылесос с углом действия в 360 градусов.

И вот вы приходите чтобы удалить этот ридж, понимаете? Вы приходите и говорите: «Ну что ж, приступим. Выйдите-ка из своей головы».

И этот человек отвечает: «Голова... голова? Давайте-ка посмотрим. Э... о, о, э... что вы сказали?»

И вы отвечаете: «Ваша голова: выйдите из своей головы» – «О да, да, да, да».

Вы спрашиваете: «Ну что, вы снаружи?»

И он отвечает: «Снаружи чего?»

Что с ним такое? Что ж, он не смеет использовать какую бы то ни было энергию в отношении своей памяти, потому что все его записи находятся внутри. Да, они находятся слишком близко к нему. И всякий раз, когда он «тянется за воспоминанием» (в кавычках), оно, конечно же, находится прямо тут же. И это... вам бы понравилось читать газету, в которой даны новости за тридцать миллионов лет и которая напечатана на почтовой марке или на чём-то вроде этого, и при этом держать её на расстоянии одного сантиметра от правого глаза? Вам бы это понравилось? Она выглядела бы чёрной, не так ли? Вы бы её вообще не увидели.

Что ж, он не осмеливается использовать что-то, что хоть отдалённо напоминает память в том виде, как она представлена факсимиле, потому что его факсимиле ему недоступны. И вы приходите, чтобы поработать с этим человеком над риджем, и вы говорите: «Хорошо, теперь выйдите из своей головы».

А он: «Из какой такой головы?» Все эти факсимиле сидят на нём. Он скажет: «Ну, это нелепо. На самом деле это невозможно».

Вы можете распознать таких людей. Они очень мясистые. Они обычно цепляются за огромное количество различных вещей и обладают различными характеристиками, которые вы очень быстро научитесь распознавать.

Хорошо. Так вот, как это исправить? Что ж, давайте возьмём «Стандартную рабочую процедуру» 1950 года. (Напевает.) Я раньше исправлял это, пытаясь добиться, чтобы преклиры восстанавливали в памяти звук чего-то и зрительное впечатление от чего-то, и я работал и работал с ними. И, кстати, к тому времени, когда преклиры восстанавливали какие-то из своих восприятий, они, естественно, начинали вырабатывать какое-то количество энергии, и после этого они были способны действовать. И это был тот недостаток, который имелся в первой книге. Одиторы... это не было должным образом изложено.

Теперь у нас имеется эта оценка. Бог ты мой! Эти двухметровые зеркала заднего вида – поразительная штука! Да, если бы мы только знали тогда.

Но как бы там ни было, как у него обстоят дела с энергией? Каждый раз, когда тэтан начинает работать с энергией, та сразу застревает, и, фактически, его риджи прикреплены прямо к нему внутри него как тэтана. А кроме того он чудовищно рассеян по всему телу, и он – это его риджи. И он мог бы быть здесь, на расстоянии тридцати сантиметров справа от своего лица, и он мог бы быть здесь, на расстоянии тридцати сантиметров слева от своего лица, потому что он не может находится нигде. Он не собран воедино. Он воспринимает мир через свои собственные риджи, и тут могут наблюдаться невероятнейшие проявления – иногда отличающиеся довольно высокой точностью наблюдения: ему кажется, что он находится в одном месте, а затем внезапно оказывается в другом месте. Вы пробуете провести этому человеку процедуру «Прохождение риджей» – он выходит из головы в восьми различных направлениях и может воспринимать своё тело с восьми различных сторон одновременно. И вы говорите: «О, нет!» Конечно же, он делает это при отсутствии какой-либо реальности или чего-то в этом роде. Он приходит в очень сильное замешательство.

А вы просто проводите ему «Прохождение риджей». Что вы делаете? Вы перестаёте работать с хорошими, рабочими линиями восприятия. Вам когда-нибудь доводилось смотреть сквозь плексиглас? Вам доводилось видеть, как свет проходит через искривлённый кусок плексигласа и выходит с другой стороны, и как он движется по спирали и так далее?

Что ж, его энергия восприятия – то небольшое количество, которое он получает из МЭСТ-вселенной, – попадает на какую-то из частей одного из риджей, и этот человек проявляет реакцию на неё в точке контакта. Вы время от времени будете наблюдать это проявление. Он не вышел из своей головы. Ему нужно провести шаг IV как следует, досконально. Он находится в очень тяжёлом состоянии, и у него потеря памяти. Это странно, не так ли? У него плохая память, и тем не менее он старается всё удержать при себе.

Основные заболевания такого человека – это артрит, различные другие недуги, разнообразные дисфункции желёз, связанные с затруднением деятельности желёз, создающих исходящий поток. Поразительно, правда? И источники его ощущений находятся слишком близко от него. Например, у него редко бывает та нижняя линия, которую я как-то показывал вам на схеме – та, что идёт к половым органам. У него она идёт в горло! Та линия, которая должна доходить до самых половых органов, заканчивается у него в горле. У него всё просто закорочено так, что короче некуда, понимаете? Он даже эту линию натянул слишком туго. Он держит всё внутри себя, и он всё втягивает в себя со слишком большой силой.

Так что, когда он втягивает факсимиле, он, разумеется, втягивает полсотни или полтысячи факсимиле, сжатых вместе в одну маленькую точку. И вы начинаете добиваться, чтобы он прошёл одно факсимиле, и говорите ему: «Найдите одну картинку своего отца». Тут с ним могут произойти самые разные вещи. У него может включиться автоматизм – брррррррррр – это картинки не его отца; картинки Джорджа Джонса, Билла Гейтса, Тома Эссо. Все эти люди, один за другим, промелькнут перед ним – рррррррр – только они промелькнут с такой скоростью, что он не сможет их увидеть. Это автоматизм. Это навязанное обладание. Человек навязывает себе обладание, потому что у него так много отняли.

Итак, когда у вас имеются эти два состояния: состояние, когда от преклира чересчур много всего уходит, когда он чересчур много отдаёт, и состояние, когда он чересчур много берёт, – тогда у вас будут невидимые инграммы, невидимые факсимиле. Как вы их исправляете? Проводите шаг IV, точно так, как я вам его дал.

Теперь давайте положим эту схему вот сюда.



следующая страница >>