asyan.org
добавить свой файл
1

Автор: Учитель русского языка и литературы высшей категории, заместитель директора многопрофильного лицея № 37, г. Донецка Громчакова Людмила Николаевна.





Литературная гостиная.

Акмеизм. «Цех поэтов»


Действующие лица: Николай Гумилев, Владимир Нарбут,

Иннокентий Анненский, ВладимирГиппиус, Осип Мандельштам,

Сергей Городецкий, Анна Ахматова.


Звучит классическая музыка.


Ведущая:


Когда захочется стихов о жизни, смерти и борьбе,
О самой горестной судьбе и о прощении грехов,
Когда захочешь прочитать о том, что можно раз любить,
Что без свободы жить нельзя.
Ищи средь книг XX век, поэзию из серебра.


Отличительной чертой акмеистского круга поэтов являлась их «организационная сплоченность». Талантливых и очень разных поэтов, объединяла личная дружба.

И сегодня поэты - акмеисты вновь с нами. Они открывают свой сезон …

Они приглашают …

(Входят актеры. Кто садится за стол, кто стоит. Горят свечи. Девушки обсуждают этюды, входящего в моду художника.)

Ведущая:

19 ноября 1911 год дом Николая Гумилева. Как всегда далеко за полночь, горят свечи.

Здесь собралась литературная богема, друзья: читают стихи, рассматривают этюды входящего в моду художника, слушают пение.


И, конечно, говорят о поэзии…


^ Н. Гумилев: Господа, позвольте начать на правах хозяина.

Как в этом мире дышится легко!
Скажите мне, кто жизнью недоволен,
Скажите, кто вздыхает глубоко,
Я каждого счастливым сделать волен.

^ В. Нарбут:

Вы правы, Николай, наша поэзия направлена на возрождение у человека жажды жизни.

И. Анненский:

Да, и ваша статья, “Наследие символизма и акмеизм” сделала много шума в литературных кругах.

^ Николай Гумилев (обращается к окружающим):
Поэзия - такая же наука, как, скажем, математика. Без изучения поэзии нельзя писать стихи и правильно оценивать их. Этому надо учиться так же долго и усердно, как играть на рояле. Когда вы усвоите все правила и проделаете бесчисленные поэтические упражнения, тогда вы сможете, отбросив их, писать по вдохновению.

^ В. Гиппиус:

Все это ерунда! Научить писать стихи нельзя. Вся эта "поэтическая учеба" ни к чему. Я уже успешно печатался в "Аполлоне", когда мне впервые пришлось побывать на Башне у Вячеслава Иванова; он очень хвалил мои стихи: "Прекрасно, изумительная у вас оркестровка ямбов, читайте еще. Мне хочется послушать ваши анапесты или амфибрахии". А я и не знаю, что за звери такие анапесты и амфибрахии. Ведь я писал по слуху, не задумываясь над тем, ямбы это или что другое.

Так что решайте сами - учиться или не учиться.

Спроси у солнца, спроси у моря, Спроси у ветра, у тишины Они ответят, друг с другом споря, Что ты им равен, что все равны.

Спроси у мысли, спроси у духа,

Иль к вещей песне склоняя ухо, —

Чему ты равен, и что ты есть?

Они ответят, что ты свободней —

Своей ли волей или Господней —

Что ты неравен тому, что есть:

Ты ярче солнца, грознее моря,

Певучей ветра — дух тишины,

Себе не веря, со всеми споря

И — все сжигая земные сны!


^ В. Нарбут:

И все – таки , друзья, поэзия - это солнце, солнце с его темными пятнами и затмениями, освещающее весь мир.

Осип, вы со мной согласны?

И.Анненский:

( обращается к Мандельштаму, который что-то пишет)

Осип, Вы не принимаете сегодня участие в нашем разговоре.

Может прочтете, что вы там написали?


^ О. Мандельштам:

Дано мне тело - что мне делать с ним,

Таким единым и таким моим?


За радость тихую дышать и жить

Кого, скажите, мне благодарить?


Я и садовник, я же и цветок,

В темнице мира я не одинок.


На стекла вечности уже легло

Мое дыхание, мое тепло.


Запечатлеется на нем узор,

Неузнаваемый с недавних пор.


Пускай мгновения стекает муть -

Узора милого не зачеркнуть.


(аплодисменты)

^ С. Городецкий:

Недурно! Как вам, господа?..

В. Гиппиус:

Я смиренно опускаю голову …


В. Нарбут:

На стекла вечности уже легло

Мое дыхание, мое тепло.


Да, уму людей дарована способность:

Воображать чего на свете нет.


^ С. Городецкий:

А вот послушайте еще:

Просторен мир и многозвучен

И многоцветней радуг он,

И вот Адаму он поручен,

Изобретателю имён.

Назвать, узнать, сорвать покровы

И праздных тайн и ветхой мглы -

Вот первый подвиг. Подвиг новый -

Живой земле пропеть хвалы.

^ В. Гиппиус:

Господа! Поэзия – это всплеск чувств, озарение, сердечная боль, безумство, апатия…и всегда потрясение.

О. Мандельштам:

Анна Андреевна, вы что-нибудь прочтёте сегодня нам?

^ А. Ахматова:

Я…. Я прочту!

«Песня последней встречи»

Так беспомощно грудь холодела,

Но шаги мои были легки.

Я на правую руку надела

Перчатку с левой руки.

Показалась, что много ступеней,

А я знала – их только три.

Между клёнов шёпот осенний

Попросил: “Со мною умри!

Я обманут моей унылой,

Переменчивой, злой судьбой”.

Я ответила: “Милый, милый!

И я тоже умру с тобой …”

Эта песня последней встречи.

Я взглянула на тёмный дом.

Только в спальне горели свечи

Равнодушно – жёлтым огнём.

^ О. Мандельштам:

Анна Андреевна, поздравляю Вас и приветствую. Это стихотворение событие в русской поэзии. (Целует руку Ахматовой)

Девушка, играющая за роялем.

Аня, а мне нравится твое последнее

Я научилась просто, мудро жить,
Смотреть на небо и молиться богу,
И долго перед вечером бродить,
Чтоб утомить ненужную тревогу.

Когда шуршат в овраге лопухи
И никнет гроздь рябины желто-красной,
Слагаю я веселые стихи
О жизни тленной, тленной и прекрасной.)

^ В. Нарбут:

Мы завидуем вам, Николай!

Н. Гумилев:

Ну, разумеется, жёны писателей всегда пишут, жёны художников возятся с красками, жёны музыкантов играют.… Просим вас. ( Берет за руку девушку и подводит к роялю).

Звучит романс « Не взыщи, мои признанья грубы»

Не взыщи, мои признанья грубы,

Ведь они под стать моей судьбе.

У меня пересыхают губы

От одной лишь мысли о тебе.


Воздаю тебе посильной данью -

Жизнью, воплощенною в борьбе

У меня заходится дыханье

От одной лишь мысли о тебе.


Ничего, что сад мой смяли грозы,

Что живу сама с собой в борьбе,

А глаза мне застилают слезы

От одной лишь мысли о тебе.


Не взыщи, мои признанья грубы,

Ведь они под стать моей судьбе.

У меня пересыхают губы

От одной лишь мысли о тебе.

( Аплодисменты)

^ А. Ахматова: Знаете, Володя, сказать откровенно я сразу же прочла ваши стихи, и даже написала о вас… хотите, прочту.

Это – выжимки бессонниц,

Это – свеч кривых нагар,

Это – сотен белых звонниц

Первый утренний удар…

Это теплый подоконник

Под черниговской луной,

Это - пчелы, это – донник.

Это - пыль, и мрак, и зной.

^ Н. Гумилев:

Только стремясь к совершенству можно создать прекрасные строчки, картины, мелодии. Только полностью отдав себя, ты получаешь мир, только сгорев сам, ты зажжешь в других сердцах искру.

^ А. Ахматова:

Прекрасные стихотворения, как живые существа входят в круг нашей жизни, они то учат, то зовут, то благословляют… Под их влиянием люди любят, враждуют, умирают.

Звучит романс « Виновник».

Приснилась мне почти что ты -
Какая редкая удача,
И ты проснулась, горько плача,
Зовя меня из темноты.

А в августе зацвёл жасмин,
А в сентябре шиповник.
Приснился я тебе один -
Всех бед твоих виновник.

А в августе зацвёл жасмин,
А в сентябре шиповник.
Приснился я тебе один -
Всех бед твоих виновник.

И был я выше и стройней,
И даже, может быть, моложе,
И тайны наших славных дней
Не ведал я - что ж делать, боже.

А в августе зацвёл жасмин,
А в сентябре шиповник.
Приснился я тебе один -
Всех бед твоих виновник.

А в августе зацвёл жасмин,
А в сентябре шиповник.
Приснился я тебе один -
Всех бед твоих виновник.

А в августе зацвёл жасмин,
А в сентябре шиповник.
Приснился я тебе один -
Всех бед твоих виновник.

А в августе зацвёл жасмин,
А в сентябре шиповник.
Приснился я тебе один -
Всех бед твоих виновник.

Ведущая:

А впереди были годы сложных противоречий, напряженных духовных исканий, революционных преобразований.

Октябрьская революция определила в среде акмеистов их различные пути: одних расстреляли, другие закончили жизнь в эмиграции,

третьи замолчали, не имея общего языка с советским народом.

На фоне музыки звучит стихотворение

У поэта соперников нету -

Ни на улице и не в судьбе,

И когда он кричит всему свету,

Это он не о вас - о себе.


Руки тонкие к небу возносит,

Жизнь и силы по капле губя.

Догорает, прощения просит.

Это он не за вас - за себя.


Но когда достигает предела

И душа отлетает во тьму -

Поле пройдено, кончено дело.

Вам решать - для кого и кому.


То ли мёд, то ли сладкая чаша,

То ли адский огонь, то ли храм...

Всё, что было его, - нынче ваше.

Всё - для вас. Посвящается вам.


( На фоне музыки участники литературной гостиной подносят цветы к портретной галерее поэтов – акмеистов)





Владимир Иванович Нарбут





Николай Степанович Гумилев





Анна Андреевна Ахматова





Осип Эмильевич Мандельштам








Иннокентий Федорович Анненский





Городецкий Сергей Митрофанович







Владимир Васильевич Гиппиус