asyan.org
добавить свой файл
1

КАК РАЗРЕШАТЬ ЗАСТРЯВШИЕ КЕЙСЫ

КАК РАЗРЕШАТЬ ЗАСТРЯВШИЕ КЕЙСЫ

Лекция, прочитанная 28 сентября 1950 г.

Добрый вечер. Сегодня мы будем говорить о застрявших кейсах. Я надеюсь, что некоторые из этих данных будут вам полезны.

Основное, что необходимо знать о застрявших кейсах, это тот факт, что кейсы застревают. Этот маленький трюизм иногда теряют из виду. Кейс может проходить очень гладко, и вдруг, как гром с ясного неба, он не движется. И вот человек думает, “Ну...” Тут может случиться множество вещей. Например, личность может впасть в маник. Это наиболее интересный случай.

Прошлой зимой в Фонде Джон впал в один из этих маников. Это была маленькая инграмма, которая не так уж много из себя представляла. Она говорила, “Я уверена, что этот малыш вырастет прекрасным, прямым юношей.” Это была пренатальная инграмма, и одитор, который вел Джона, дошел с ним до нее по тайм-траку и затронул ее, и Джон стал “прекрасным, прямым юношей”. Он стал настолько прямым, что это чуть не сломало его позвоночник. Мышцы спины у него сократились, и он ходил вот так вот. Он носит очки, и вдруг оказалось, что они ему не подходят. Ему пришлось их снять и на это время отказаться от них, он мог прекрасно видеть. Это был приятный маник, хороший. “Ого!”, говорил Джон, “Теперь я знаю, как это ощущается. Теперь я - Клир.” И я позволил бедному Джонни в одиночку пострадать этой иллюзией большую часть дня, а потом решил, что надо что-то с этим сделать, и отправил его обратно по траку и вышиб все это. И это была как раз эта инграмма в основной области1: бабушка, аллай, говорящая: “прекрасный, прямой юноша”.

Итак, это должно сказать вам, что, иногда, когда вы ведете преклира вверх или вниз по траку, он вполне может попасть в один из этих маников. Вообще маник - довольно плохое для этого слово, потому что это психотическое слово, но все, что оно означает - это инграмму с очень комплиментарным содержанием. И любой комплимент, который бы в ней ни содержался, будет исполняться в наиболее буквальном виде и полной степени.

Время от времени, например, вы будете встречать кого-то, кто был “исцелен” маслом змеиного корня2 или чем-то вроде. Что произошло на самом деле, так это маник был рестимулирован. Вам нужно следить за такими маниками, поскольку они обычно затихают, будучи включены при терапии. При обработке они затихают примерно за три дня.

Вы должны это знать относительно всех таких инграмм. Обычно от трех до десяти дней требуется для кейса, чтобы осесть. Если инграмма была задета и плохо рестимулирована, то, если кейсу просто позволить заниматься своим делом, все осядет и вы получите - кейс уравновесится. Вы можете восстановить равновесие любого кейса вот так примерно за десять дней. Но если вы будете постоянно форсировать этот кейс дольше этого периода в десять дней, то вы получите просто рестимуляцию все большего и большего числа инграмм. Что-то такое обязательно произойдет.

Так что, если кейс становится весьма неконтролируемым для вас; если вы вышли на инграмму, которая не сокращается - вы знаете, как это бывает, вы дошли примерно до шести месяцев после зачатия; вы вышли на эту инграмму и прошли ее несколько раз, и вдруг вы осознаете, что она не собирается сокращаться; вы не можете найти основы, что лежит под ней; вы не можете найти более ранней инграммы об этом же; она полна баунсеров; вы попадаете в то, что выглядит как ужасно много неприятностей - дайте этому осесть в течение от трех до десяти дней, и все выйдет как надо.

Все не выйдет как надо, если вы проводите вашего преклира под действием успокаивающих средств. Все не выйдет как надо, если вы проводите вашего преклира под гипнозом с амнезийным трансом3. Когда одна из таких инграмм рестимулируется при нахождении преклира под действием успокаивающих средств - фенобарбитала4, амитала натрия5, любого из таких различных средств - тогда это, совершенно определенно, плохие новости, поскольку она не будет оседать.

Я должен тут предупредить вас вот о чем: если вас когда-либо позовут работать с психотиком в лечебном психиатрическом учреждении, то там обычно используют успокаивающие средства. Они хотят, чтобы пациенты вели себя тихо - и накачивают их большими дозами амитала натрия. И тут приходите вы и начинаете выделять инграммы - и каждая инграмма, что вы находите, когда она входит в рестимуляцию, она такой и остается. Так что вам нужно быть очень осторожными с этим.

Итак, основное при проведении кейсов - это то, что, пока вы ведете их согласно Стандартной Процедуре, стандартной Дианетике, вы не получите ничего такого, что не осядет за период от трех до десяти дней.

Интересно, что этот трехдневный период является чем-то вроде стандартного периода. Если вы будете работать с преклиром, например, каждый четвертый день, то вы здесь будете переходить этот трехдневный интервал, и кейс будет оседать. Если вы тогда захотите работать с этим кейсом каждый четвертый день, то это будет все равно, что начинать работу с кейсом каждый раз заново. Но если вы будете работать с кейсом каждые два или три дня, то он будет оставаться “в работе” очень легко.

Интересно, что существует, как мы его просто называем, “смазывание” тайм-трака. Вы возвращаете личность вниз по траку достаточно раз и проводите взад и вперед по определенному участку достаточно раз, сессию за сессией, и со временем вы получите из кейса тот материал, который нужен. В этом заключается выход для всех этих застрявших кейсов. Если вы просто будете продолжать работать над ними, вы получите результаты.

Что тут происходит, так это то, что он привыкает двигаться вверх и вниз по траку. Он проходит через различные области, и материал, который вы выводите из кейса6, поднимает его целиком чуть выше и чуть больше. Становятся более доступными единицы внимания7. Но если вы будете ждать четыре дня между сессиями, вы получите неприятности. Это6 между прочим, можно сравнить с электрошоком. В той степени, в которой электрошоки эффективны, это наблюдается за трехдневный период. В человеческом уме есть что-то, связанное с периодом трех дней. Я еще не знаю, что это, но этот период существует.

Если вы что-то вбили в рецессию8, инграмму - скажем, вы влезли в инграмму, полученную в позднем периоде жизни. Вы пытаетесь убрать чью-то стоматологическую операцию, может быть, вам это неразумно посоветовали; или, скажем, вы пытаетесь убрать свинку - маленькую, легкую штучку, что-то такое - но она не убирается. И вы начинаете проходить и проходить ее, и снова, и снова, и снова, и снова и вдруг она вроде как исчезает. Она вроде как тает у вас на глазах. Это рецессия. Вы можете сделать это с кейсом и тремя днями позже иметь на руках застрявший кейс, потому что эта инграмма, которую вы столько раз отшибли в сторону, возвращается через три дня в полной силе. Это должно быть интересным для вас.

Это - между прочим, его очень легко распознать, это различие между рецессией, сокращением и стиранием. Вы должны это знать. Рецессия - это вроде как пытаться убить змею спичкой. Ну, не совсем это, но тут есть что-то, что вы... Вы все пытаетесь выпихнуть эту штуку наружу. Вы продолжаете прокатывать, и прокатывать, и прокатывать, и прокатывать ее. Соматики могут становиться все хуже, и хуже, и хуже и потом постепенно... О, иногда их приходится прокатывать семьдесят пять раз, чтобы загнать их в рецессию, всю инграмму. Это очень, очень непродуктивный способ тратить ваше время. Если инграмма не показывает ясно различимого изменения и соматик не исчезает после шести или семи прохождений, то с этой инграммой что-то не так.

Это еще одна причина, почему вы должны пробовать фрагменты начала инграмм, прежде, чем проходить всю инграмму. Например, если вы ввели кого-то в рождение - вы проходите начиная с начала рождения - пройдите его три или четыре раза, только первые несколько схваток. Выясните, что происходит. И если они появляются, и вы можете получить восприятия из этих схваток, и соматики представляются немного сокращающимися, то получается, что вы можете продолжать проходить эту одну часть. Если эта одна часть при прохождении будет сокращаться, то вся инграмма будет при прохождении сокращаться. Если же ее начало начинает забиваться в рецессию, то вся инграмма будет забиваться в рецессию. А вам не нужны эти рецессии, потому что они вновь появятся перед вами. Другими словами, эти сокращения происходят; тут нельзя ошибиться.

Стирание узнается безошибочно. Никогда даже не спрашивайте преклира ни в каких обстоятельствах, стерта или нет инграмма. Он всегда ответит “да”. Он начинает проходить инграмму, начинает проходить через нее; если это будет стираться, то в этой инграмме появится новый материал. Старый материал будет выпадать. После, несомненно, где-то около десяти повторений, если она будет стираться, тогда она начнет исчезать. Часто, но не всегда, пойдет зевота. Так отходит бессознательное состояние. Это стирание и эта инграмма не вернется. Все, что действительно стирается, не возвращается снова.

Чтобы начать получать стирания, вы должны добраться до основной области и начать выводить-выговаривать инграммы оттуда до настоящего времени, одну за другой. Если вы пропустите одну, то эта инграмма, в середине, которую вы не тронули, удержит вот эту следующую. Так что вы получите странную ситуацию, обнаруживая себя - у вас были стирания в этом кейсе, и вдруг внезапно вы не получаете ничего, кроме сокращений; они не стираются. Вы пропустили инграмму. Вы можете достать до этой инграммы. И то, что нужно здесь сделать - это добраться до этой инграммы и стереть ее.

Иногда инграммы удерживаются более поздними зарядами горя. Это первостепенная причина застревания в кейсе. Факт состоит в том, что вы начали стирание, скажем, и стерли вот досюда, и вдруг странные вещи начинают происходить с этими инграммами. Вы касаетесь одной и она исчезает. Она не стерлась и - преклир начинает сильно скользить по траку, и тому подобное. Вы выводите в поле зрения где-то выше над этим уровнем инграмму горя, и эта инграмма горя вся готова прорваться, прямо здесь. Так что вы должны делать, видите, в таком случае, это стирать пока вы можете стирать, а когда прекратите стирать, искать и пытаться найти горе в этом кейсе. (Я имею в виду, если вы более не можете уже стирать.) Это работает и наоборот. Если в кейсе есть доступное горе, вы снимаете с кейса все горе, какое только можете , и вдруг оказывается, что вы больше не можете снять горя, и тогда вы входите в основную область и найдете там инграммы, готовые для стирания.

Другими словами, они переходят из основной области в горе, обратно в основную область, вновь в горе и т.п. Тут или горе или нет. И некоторые из ваших кейсов, которые застряли... Я не думаю, что вы посчитаете любой кейс действительно застрявшим, если он просто не будет больше выводить еще горя. Однако, что следует сделать, если вы дошли до этапа, когда вы разрядили несколько инграмм горя, так это пройти ниже в основную область и посмотреть, что вы можете стереть там внизу. Это сделать лучше всего. И если вы стираете в основной области и вдруг внезапно ваш кейс представляется застревающим или вязнущим, то тут есть инграмма горя.

Видите ли, каждая из этих инграмм горя зависит от физической боли. Обязательно должна быть физическая боль, чтобы здесь был заряд горя. Так что, когда вы начинаете проходить инграмму горя, то очень обычно пройти инграмму горя несколько раз и затем найти в действительности пренатальную или раннюю инграмму физической боли, на которой она и сидит. Между прочим, каждый раз, как вы проходите инграмму горя до стирания, выв можете пройти ниже и найти ту инграмму физической боли, на которой она сидит. Это один из ключей к застрявшим кейсам. Это техническая сторона этого.

Есть еще две причины, почему застревают кейсы. Первая и первостепенная - это плохой одитинг; а вторая - плохая или неспособствующая окружающая среда; вот эти две. Есть эта техническая деталь относительно того, что стирание задерживается из-за неснятого заряда горя, и есть эти две: нарушение Кодекса Одитора и окружение.

Что касается нарушения Кодекса Одитора - я скажу, это еще хуже, это ошибка одитора. Он или нарушил Кодекс, или допустил какую-то фундаментальную ошибку при одитинге. Наиболее фундаментальная ошибка, какую он мог сделать при одитинге, это неудача убрать инграмму, неудача сократить инграмму.

Совсем недавно я проводил здесь психотика, которого проводили до меня три или четыре студента-одитора. Извините, его проводило последовательно пятнадцать студентов-одиторов. Я не знаю, кто с ним это сделал, однако ему было лучше находиться в процессе прохождения, чем оставаться вообще без этого. Итак, с этим кейсом работал один одитор за другим. Это был очень плохой процесс. И тут же он оказался у меня на руках. Это было очень печально. Бедняга имел четыре инграммы: его зачатие, его рождение, последовательность гипноза и случай, когда он обварился - инграмма, возникшая позже в жизни, очень сильный ожог. Водяной котел отопления взорвался прямо ему в лицо, и его жена тогда была рядом с ним, говоря, “Держись за меня, дорогой, я останусь с тобой. Я не оставлю тебя. Иди вперед, продолжай жить. Пока я здесь, ты будешь жить.” Года два спустя она решила оставить его. Так что, естественно, он впал в психотический срыв: у него было все это в качестве большой инграммы.

И его жена начала одитировать его в надежде, что она сможет освободить все это и избавиться от него. Так что она вошла в эту позднюю инграмму прежде всего в кейсе. Поздняя, с физической болью инграмма. Она не запросила файл-клерка; она ничего не сделала. Здесь был кейс, который прошел бы пианолой. А вместо этого она сказала, “Возвращайся в тот момент, когда бойлер взорвался тебе в лицо.” И она прошла это четыре раза и решила, что, ну, она ничего здесь не добивается, так что она отправилась в какое-то другое место, и прошла что-то другое. Но она и здесь никуда не попала, так что отправилась куда-то еще и прошла что-то другое, потому что там не попала никуда.

И потом перед этим беднягой проходит длинный парад студентов-одиторов, один прямо за другим, и они какое-то время одитируют его. “Интересно, что же не так с этим типом”, и “Я попробовал снять какое-то количество горя, но здесь горе не снимается. Давайте вернемся обратно сюда и посмотрим, не сможем ли мы пройти и стереть рождение. Но рождение что-то не очень хорошо проходит. Посмотрим, не сможем ли мы добраться до зачатия. Ну, мы стерли четыре фразы из зачатия. Это достаточно хорошо на сегодня. Нам пора заканчивать и пойти поесть, так что давайте возвращаться...” Это одна из причин, почему кейсы застревают.

Я стал проходить этого парня, и первое же, что обнаружил в этом кейсе... Я оценил весь кейс и обнаружил, что он проходит на сильной параноидной реакции. Но никто не подумал проверить это раньше, а именно это держало все его инграммы сгруппированными на верхней части трака. Все было вроде как сдвинуто к настоящему времени. Его инграмма говорила, “Все против меня. Всё против меня. Я никуда не могу двинуться.” Это была стандартная драматизация. Итак, “Всё против меня” - это поставило все инграммы против “Я”, вы видите; внутренний мир. И я прошел вниз по траку на этом “против меня” и нашел его в основной области, и получил несколько зевков с первой инграммы на эту тему. Но его кейс не улучшился. На самом деле, в этот вечер он действительно начал входить в штопор9. Моя репутация как одитора действительно начала шататься...

Знаете ли, моя позиция в чем-то схожа с лучшим стрелком в старые добрые времена. Все хотят завоевать это звание. Так что можно сказать, что зрители сидят вокруг, как гончие, настороже - ждут, когда какой-то из моих кейсов войдет в штопор; ну, этот парень начал входить очень сильно. Так что на следующий день я отправился и вошел в историю кейса чуть глубже, и обнаружил, что фундаментальная ошибка была допущена, фундаментальная ошибка: обнаружение инграммы, и не сокращение ее.

Люди просто не осознают, что, в первый раз, как они встречают инграмму, все ее содержание будет находиться здесь. Но если при этом первом проговаривании по ходу инграммы есть баунсер - если есть баунсер вот здесь - то в следующий раз, когда вы начинаете проводить преклира через это, этот баунсер реактивируется и вверх по траку он и пойдет. И потом они не могут найти эту инграмму. Конечно, одитор, вместо того, чтобы заподозрить, что этот человек выкинут баунсером из этой инграммы, просто скажет, “Ну, э, наверное, она стерта,” или что-то вроде, и отправится дальше, оставив ее в покое.

Именно это и случилось с этим парнем - зачатие, которое вызывает очень сильные аберрации. Оно было пройдено одним вечером в половине одиннадцатого. В восемь часов на следующее утро он проснулся свернутым в клубок и застывшим на траке, и в ужасном состоянии умственно.

Так что я прошел вниз по траку и нашел зачатие, и зачатие было некоитальное10, и это просто длилось, и длилось, и длилось. Боже мой, там было три или четыре часа болтовни! И баунсеры, баунсеры, баунсеры повсюду. И я убрал каждый баунсер, один за другим, и убрал денайер, и убрал холдер.

Итак, способ, которым вы проходите инграмму, таким образом, это очень определенный способ. Существует правильный способ проходить инграмму. Вы опускаете соматический стрип вниз до первой части инграммы. Соматический стрип будет стараться пройти к самому раннему моменту инграммы. Иногда ему это не удается. Иногда есть четыре или пять более ранних фраз, и они так расположены там с таким количеством боли на них, и на них столько бессознательности, что нужно снять какое-то напряжение с этой области просто проходя ее с того места, откуда это возможно. Итак вы велите соматическому стрипу идти в самую раннюю часть инграммы. Он сделает все, что сможет. Может быть несколько слов или фраз чуть раньше, чем он дойдет, но вы его этим не беспокойте. Вы начинайте тут, в самой ранней части инграммы. Это вы сказали соматичекому стрипу. Вы принимаете то, что он дает вам как самую раннюю часть инграммы, и вы начинаете проходить инграмму.

Теперь, если вы начали проходить инграмму, вы получаете просто аберрирующие фразы типа “Ты осел”, “Мне придется выйти и...” Нет, “Мне придется выйти”, это баунсер. “Ты осел”, “Мужчины так милы”, любые такие фразы. Вы видите, это не фразы действия; они просто аберрируют. Они просто заставляют людей влезать на фонарные столбы и всякое такое. Мы ими не интересуемся. Мы интересуемся этими фразами действия. Баунсерами. Баунсеры: “Выходи”, “Мне нужно узнать, что из этого выйдет”, это, между прочим, баунсер, “Мне нужно узнать, что из этого выйдет” и он выйдет из инграммы. Видите, как буквальны эти штуки? “Уходи”, “Иди вперед”, “Иди дальше”, любое из этих в инграмме. Что угодно, что заставляет его уходить из инграммы, это баунсер. И в ходе прохождение с ним по инграмме вдруг внезапно вы слышите фразу, которая, буквально понятая, выкинет его из этой инграммы. Вы тут же, сразу же заставляете его повторить эту фразу несколько раз. Вы заставляете его прямо сидеть здесь на этой фразе и прокручивать ее, пока она не десенситизируется.

А потом вы проходите инграмму чуть дальше, и, может быть, находите холдер. Ну, этот холдер говорит “Держи меня”, или “Останься здесь”, или “Я собираюсь оставаться здесь”, или “Я не могу двинуться”, или какой там еще холдер есть. Вы, как одитор, его узнаете. Вы должны быть постоянно начеку, когда выслушиваете эти инграммы от какого-нибудь преклира. Вдруг он говорит, “Я не могу двинуться”. Отлично, это холдер. Теперь, если вы попробуете пройти дальше этого холдера, начнете дотягиваться дальше за этот холдер, только несколько единиц внимания пойдут с вами. Его соник может выключиться. Вы видите? Единицы внимания задержаны прямо в этом холдере, и затем он выходит, и все труднее, и труднее, и труднее и труднее попасть раньше или попасть позже в этой инграмме. Теперь, когда вы пытаетесь вернуться в раннюю часть инграммы, он может застрять в середине ее. Он не может двигаться ни туда, ни сюда.

Так что, когда вы встречаете что-то, что звучит как холдер, вы делаете всегда одно и то же. Вы его крутите. Если это “Я не могу двинуться”, вы заставляете его пройти это снова. Он говорит, “Я не могу двинуться, Я не могу двинуться, Я не могу двинуться, Я не могу двинуться.” Пройдите это снова. “Я не могу двинуться, Я не могу двинуться.” И потом все его единицы внимания смогут течь вдоль инграммы.

То же самое с денайером. Если вы встречаете денайер в первый раз и он говорит, “Я не могу сказать”. Что бы это ни означало в аналитическом смысле, это будет значить просто “Я не могу сказать”. Так что вы начинаете проходить эту инграмму второй раз, вы активируете “Я не могу сказать” и обнаруживаете - этот парень пытается говорить и не может. Он не может сказать. Это факт. Иногда бывает, что у человека просто челюсти не двигаются, когда затрагивается этот предмет, а он пытается говорить, и тому подобное. Это очень интересно. Итак, здесь есть денайер. Он говорит “Я не могу сказать”. Так что вы останавливаетесь прямо здесь на этом денайере и вы говорите, “Пройдите это опять, пройдите это опять, пройдите это опять, пройдите это опять, пройдите это опять.” Уберите напряжение с этой вещи.Теперь продолжайте, следующую фразу. Следующей фразой может быть “Все автомобили имеют красные рессоры”, или что там есть такое. Вас не интересует, что там такое, потому что это не фраза действия.

Мы встречаем потом фразу, которая заявляет вдруг, “Я не знаю, прихожу я или ухожу”. Так, это фраза-миcдиректор11. Или “Все, что кажется вверху, на самом деле внизу”. Что угодно из таких фраз, которые дают указания вроде “Я не знаю, не на севере ли юг сегодня”, вроде этого. Бейте по этой фразе. Между прочим, мисдиректор - обычный мисдиректор - встречается в рождении, где врач говорит “Я сейчас должен его развернуть кругом”. Я действительно видел, как преклир начал проходить инграмму с конца к началу, как можно пустить наоборот кусок кинопленки. Он попадает на это “Я должен развернуть кругом” и тут же, что это, он пятится из инграммы, фраза за фразой. А вы может быть просто не уловили этого “Я сейчас должен его развернуть кругом”. Может быть вы этого не расслышали.

Но в ту же секунду, как случается что-то странное, вам необходимо сотрудничество файл-клерка. Вы говорите “Файл-клерк сейчас даст мне фразу, необходимую для исправления прохождения этой инграммы”. Или вы говорите, “Файл-клерк даст мне да или нет на любой из следующих вопросов: Баунсер? (щелк!) Холдер?(щелк!) Мисдиректор?(щелк!) Денайер?(щелк!) Переключатель валентности?(щелк!) (Это новое понятие для вас: переключатель валентности.) И файл-клерк выдаст вам то, что вы пропустили. И вы сможете взять это и заставить преклира повторить его несколько раз. И вы получите это “развернуть его кругом”, которое вы могли пропустить. Может быть, вы невнимательно слушали, или не распознали этой фразы в тот момент, когда ее встретили, не уловили, что она вызовет действие в кейсе.

Другими словами, любая из этих фраз действия, в той или иной степени является фразой, указывающей направление. Баунсер говорит “Иди вверх”. В действительности может быть и такой вид фразы, которая говорит “Иди вниз”, так, что преклир будет уходить вниз по тайм-траку от инграммы. Это мисдиректор, он так классифицируется. “Не знаю, прихожу я, или ухожу.” Вы знаете, это направление в эту сторону или направление в ту сторону, нерешительность. Холдер означает отсутствие направления.

А переключатель валентности означает “быть кем-то другим”. “Ты такой же, как любой другой” - это переключатель валентности. “Ты такая же, как твоя мать”. И кроме того есть много, много сумасшедших переключателей валентности, вроде “Если бы я был тобой”. Я могу придумать дюжины таких фраз. Что угодно, что указывает, что личность должна быть кем-то другим. Вы достаете до этой инграммы, и человек может переключить валентность перед вами прямо посреди инграммы. И соматик может отключиться, И эта личность может лежать тут, проходя чей-то чужой соматик.

Вы можете заподозрить переключатель валентности, например, когда ваш преклир очень хорошо проходит инграмму, весь свернувшись клубком на кушетке, и вы проходите вместе с ним, и вдруг он внезапно вытягивается на кушетке совсем без причины. И вы спрашиваете файл-клерка, “Дай мне да или нет на вопрос: переключатель валентности?(щелк!)” И если вы получаете да, так что же, тогда вы говорите - вы просите его дать вам переключатель валентности, когда вы сосчитаете от одного до пяти. “Переключатель валентности вспыхнет к вас в уме, когда я сосчитаю от одного до пяти: Один, два, три, четыре, пять. (щелк!)” И это что-то вроде “Попробовал бы ты встать на мое место.” Что-то такое, и раз - он в валентности Папы.

Ну, когда личность выходит из валентности, ее собственная соматика выключается. И ничего особенно хорошего не дает, если проводить личность - проходить инграммы - вне валентности. Вы можете проходить инграммы вне валентности сколько вам угодно, и это может принести кейсу какую-то пользу. Но ничто не сравнится с тем, чтобы привести его в основную область и действительно в его собственную валентность. То есть, привести его в него самого. Не быть Папой или Мамой, или кем-то еще, или Бабушкой или Дедушкой, или просто кем-то, или вообще без валентности.

В результате этого, когда вы проходите инграмму, следите за появлением этих фраз, которые заставляют личность поменять свою идентичность. Это еще одно, за чем надо следить. И каждый раз, когда вы встречаете одну из таких фраз, которые, как вы думаете, будут заставлять его менять идентичность - видите ли вы, как это происходит, или нет (потому что это обычно не происходит при первом проходе через инграмму) - так вот, видите ли вы, как это происходит или нет, раз вы заподозрили, что это действие может произойти на этой фразе, немедленно заставьте его повторять ее снова и снова и снова и снова, пока вы не будете уверены, что эта фраза лишена заряда.

Иногда, когда вы проходите через одну из этих инграмм, возникает великое искушение пройти одним махом прямо через всю инграмму. Это не является правильным способом прохождения инграммы, Правильный способ прохождения инграммы состоит в том, чтобы начать в самый ранний момент, начать прохождение, замечать фразы действия и сокращать каждую из них по мере замечания. И конечно, как только вы сократите одну из этих фраз действия, вы обнаружите, что вы уже слишком поздно в этой цепи. Вы можете теперь пройти раньше. Так что вы идете по инграмме, проходите через нее, снимаете заряд в каждой фразы, которая заставила бы его сделать что-то странное. Когда вы сняли заряд со всех этих фраз, скажите, “Идите в самую раннюю часть этой инграммы, которую вы сейчас можете достичь,” и пробуйте проходить ее вновь.

Теперь, если вы имеете причину подозревать, что здесь был сильный удар или что-то, или что вы не получили всей инграммы, вы говорите, “Соматический стрип сейчас пройдет за пять минут до того, как это произошло”, и вы наверняка получите расслабление у вашего преклира. Вы можете сказать ему, “Теперь соматический стрип пройдет вперед на одну минуту, две минуты, три минуты, четыре минуты, Сейчас, он пройдет вперед до момента удара;, и вы увидите, как он дернется! Он воспримет сам момент этой травмы. Итак, это обнаружение начального момента.

Что вы должны здесь сделать, это работать теперь с начальным моментом, потому что все остальное, что тянется за ним, в действительности зависит в своей активности от боли в этом начальном моменте. После того, как вы убрали все эти баунсеры и денайеры, и все такое остальное, вы можете работать с этим начальным моментом, работать с ним по-настоящему хорошо. Постарайтесь совершенно убрать это, а затем пройдите дальше по всей линии и вы обнаружите, что ваша задача стала совсем легкой. Это правильный способ прохождение инграммы. И если вы не будете проходить инграммы таким образом, вы вызовете застревание кейса.

Большинство застрявших кейсов застревает именно и только по этой причине: потому, что инграмма не была правильно пройдена. Преклиру позволили пройти через инграмму, он попал на несколько баунсеров, давайте-ка посмотрим - или может быть, только на один баунсер - вновь был им отброшен. Одитор даже не знал, что он был отброшен баунсером, и не обратил на это никакого внимания. Может быть, он вошел в другую инграмму где-то здесь, выше, и все содержание меняется. Ну, он задержан здесь внизу, в этой нижележащей инграмме, вы видите, а теперь вы проходите другую инграмму, здесь, вверху, и, может быть, позволяете ему быть отброшенным баунсером отсюда, и он идет вот сюда вверх, и вы проходите другую здесь вверху, а тут были холдеры здесь и холдеры здесь. И вдруг внезапно вы не можете привести его в настоящее время, и вообще не знаете, что делать с этим типом. Вот это способ, которым вы можете сделать кейс застрявшим. Это один из лучших таких способов, которые мне известны.

Иногда случается такое: вы проходите инграмму, и в первый раз, когда вы проходите ее, вы получаете много действия, очень много действия. Преклир, может быть, вскрикивает и шевелит пальцами ног, его может бросить в дрожь, он сворачивается клубком и все такое происходит. И вы получаете все это действие, пока проходите эту штуку. И вдруг, внезапно, в следующий раз вы не получаете действия. Теперь вы можете заподозрить, что это все сократилось, но этого не произошло. Ни одна из известных мне инграмм не сократится с одного прохождения. Даже при стирании, обычно приходится проходить дважды. Даже при хорошем, плотном кейсе, который стирается в позднем периоде, во второй раз, когда вы проходите там же, вы получаете пару зевков с него. За один первый раз все не уходит. Так что, вы только один раз прошли, и вдруг внезапно этот человек просто лежит тут и довольно спокойно проходит через эту инграмму.

Тут могло произойти несколько вещей, но что вам следует ожидать, что могло произойти - ваш преклир находится почти на месте инграммы, но не совсем. Что-то говорит “Вернись”. Итак, здесь есть колл-бэк12, который приводит его обратно к инграмме. Там в инграмме, вероятно, есть холдер и, вероятно, есть баунсер. И все они действуют так, что он находится вот на столько над этой инграммой. Он не получает никакого действия из нее.

Мне довелось видеть, как один студент, который должен был бы знать это, провел своего преклира через инграмму и потом, проведя его второй раз, не получил проявлений, и остался доволен. А этот преклир был отброшен баунсером и получил колл-бэк с этой инграммы. И они проходили вот на столько выше нее. Что здесь надо делать, как разрешить такую ситуацию, так это надо сказать, “Дай мне да или нет на вопрос: Баунсер?(щелк!)” И если вы получаете да, то говорите, “Когда я сосчитаю от одного до пяти, файл-клерк даст мне баунсер: Один, два, три, четыре, пять.”

И преклир ответит, “Убирайся отсюда.”

“Проходи слова “Убирайся отсюда.”

Он начнет проходить их, “Убирайся отсюда, убирайся отсюда, убирайся отсюда, убирайся отсюда, убирайся отсюда.” И вдруг вы внезапно получите все проявления снова, видите? Вы не слишком заинтересованы колл-бэком в данный момент, потому что вы сейчас добились, что он проходит инграмму, так что вы даете ему проходить инграмму насквозь и таким образом сокращать ее. Но позволить ему войти в инграмму а потом беззаботно решить что, ну, он выкинут из нее баунсером и она, должно быть, стерта - это значит сделать кейс завязшим.

Многих из вас могут пригласить начать работу с каким-то кейсом, с которым, как вам будет известно, уже работали довольно небрежно. Первое, что вы захотите искать, это инграммы, которые были задеты и из которых преклир был выкинут баунсером. Это первое, что вы захотите искать в таком кейсе. Это достигается тем, что вы начинаете проходить тот одитинг, который с ним проводился. Другими словами, проходите одитинг прежнего одитора. Вы можете обнаружить всякого рода нарушения Кодекса Одитора. Это остановит кейс.

Итак, внезапно он говорит, “Ну, я не понимаю, почему вы так злитесь на свою мать. У нее тоже были свои инграммы.” Я действительно получил это от преклира. Тут случилось так, что в этот момент на него нападают Мама, одитор, все одновременно, и он просто впадает в упадок. Он очень часто входит в состояние апатии, когда происходят такие ситуации. Другими словами, одитор соглашается с антагонистом, который нападает на преклира. Это останавливает кейс прямо здесь. Это серьезное нарушение Кодекса Одитора.

Или одитор сказал, “Вы - вы уверены, что это не воображение?” И внезапно, вам, чувство реальности у этого человека отказывает, и нам приходится проходить это нарушение Кодекса Одитора.

Итак, одно из того, к чему вы захотите обратиться, когда начинаете - продолжаете чей-то одитинг и кейс застрял - это пройти одитинг как инграммы. Просто, “Вернитесь к первому разу, когда вы проходили одитинг.” Если он может попасть туда, конечно, верните его назад в тот первый раз, когда он получил одитинг. “Что теперь говорится?” Начинайте проходить все это, и иногда обнаружите странные разновидности одитинга. Покрутите этот материал немного, и вы найдете здесь инграмму, и там инграмму, и еще задетую инграмму. Вернитесь к ним и посмотрите, были ли они убраны. И если не были, войдите раньше и достаньте основу цепи. Если они просто были вбиты в рецессию, достаньте основу их цепи и выкиньте ее.

Но в основном, что вы найдете в качестве первичной ошибки, так это то, что преклир был выкинут баунсером из инграммы, а одитор не вернулся и не убрал ее. Он просто беззаботно сказал, “О, какого черта”, и ушел себе, и вот преклир застрял на траке. Вы можете это сделать, или можете подождать несколько дней и кейс осядет. Иногда так легче.

Но в любом случае, нарушение Кодекса Одитора не осядет. Его придется пройти и убрать. И вы можете потратить не так уж мало времени, восстанавливая кейс, разрушенный кем-то другим.

Когда-то, давным-давно, я думал, что можно так тщательно разрушить кейс в Дианетике, что его невозможно будет восстановить. Я думал, что это возможно. Ну, сейчас я знаю, что это не так. Невозможно настолько тщательно разрушить кейс, чтобы Дианетика не смогла его восстановить.

Я думаю о двух кейсах. Один оставался в завязшем состоянии, в совершенно завязшем, примерно три месяца. Эта девушка была безумной и при работе с ней находилась под действием успокаивающих средств, и наконец одитор работал и работал и работал с ней, пока она не выдала материал. Он прошел и стер периоды, когда она была под действием успокаивающих средств. И внезапно, вопреки тому, что она даже не была очень доступна13, кейс снова пришел в движение; из кейса убрали те инграммы, которые следовало бы убрать в первую очередь, и она отправилась своим путем. Конечно, эта личность с самого начала была безумной. Нельзя было сделать слишком много такого, что могло бы повредить ей.

Другой кейс была девушка, которая - между прочим, это не так уж редко; это случается в некоторой части кейсов. Одитинг был настолько плохим, вниз по тайм-траку до инграммы, пройти ее один раз, решить, что это неважно. Одитор идет к чему-то еще, решает, что это неважно, идет к чему-то еще, решает, что это неважно, идет к чему-то еще - не знает, что он делает - или, может быть, пускает все на самотек и позволяет преклиру отделаться только высказыванием идеи.

“Да, я здесь на футбольном поле. Да, кто-то только что ударил меня в живот головой. Да, вот я здесь лежу.”

“О, да? О, хорошо, Давайте перейдем в какое-то другое место.” Видите, никакого содержания; это просто прохождение идеи. И это почти смертельно.

Основная личность внезапно скажет что-то вроде, “Да к чертям все это. Я здесь вовсю стараюсь, а мне никакого сотрудничества. Ну, я больше не собираюсь сотрудничать,” и основная личность вроде как устраивает забастовку; заявляет, “Нет, одитинг был уж очень плох.” Один из лучших способов расчистить такую ситуацию, это, как я уже говорил раньше: начать и проходить, стирая, одитинг, если вы сможете до него добраться. Обычно вы можете.

Этот второй кейс застрял на два с половиной месяца из-за плохого одитинга, ничего, кроме плохого одитинга. У мужа была какая-то разновидность инграммы, которая говорила, что он должен все время перемещаться. Так что он не только перемещался по своему тайм-траку от инграммы к инграмме, совершенно беспорядочно, но, когда он начал одитинг своей жены, он не давал ей оставаться в инграмме достаточно долго, чтобы сократить ее. И после того, как он прошел в этом кейсе около тридцати инграмм, основная личность его жены сказала, “Нет. Я больше не собираюсь подвергаться одитингу.” И на этом было закончено. И одитор за одитором пытались работать с ней. А примерно три недели назад этот человек подошел ко мне и сказал, “Вы знаете, кейс моей жены открыт. Они проходят со стиранием инграммы основной области, она движется по траку и все прекрасно.”

Это единственные два кейса, известные мне, которые были в паршивой форме из-за плохого одитинга, и оба выправились. Так что очевидно Дианетика может исправлять такие вещи.

Вот еще ваша проблема окружения как следующая причина, почему кейсы вязнут, и это может быть очень, очень, очень серьезным. У нас есть Преклир Джонс, рядом с которым есть кто-то, кто не очень его любит, или что-то такое, и кто ссорится с ним из-за того, что происходит между ним и его одитором. Он приходит домой; он говорит, “Ты знаешь, я проходил период при родах, где врач говорил -”

“Откуда ты знаешь, что это были роды?” Вот оно - не помогает кейсу.

У меня был один человек со стиранием инграмм в основной области. Он стер примерно десять инграмм в основной области, и этот кейс было очень, очень трудно начать. Около двадцати пяти часов ушло на то, чтобы начать этот кейс. Я наконец добрался до основной области там, где надо; я начал получать стирания и проходить назад по траку. Он ушел счастливый, как жаворонок. Он вернулся на свою следующую сессию, он лег на кушетку и он был не в состоянии вступить в контакт со своими кончиками пальцев или чем угодно еще. Он просто был здесь, и все. Реальность была совершенно размыта у него. Она исчезла. Был он жив? Он этого не знал. А сделал он только вот такую штучку: он пришел домой и сказал своей жене, “Мы зацепили основу основы.”

Она сказала, “Да?”

И он сказал, “Но мы это сделали.”

“А!”

“Честно, мы сделали, Я имею в виду, что мы добрались до основной области, и все идет прекрасно, и я чувствую себя гораздо лучше.”

“Ты не выглядишь так уж хорошо.”

“Ну, в самом деле, милая, я чувствовал.”

“Слушай, я знаю, что все это воображение, Ты должен бы знать, что все это воображение. Теперь перестань себя обманывать!” И боже, это действительно просто как по лицу его стегнуло. Она была Бабушка. Это была ее маленькая роль в жизни - быть его бабушкой, только она была его женой. Одна из этих сложных вещей. Все, что она говорила, следовало воспринимать абсолютно буквально. И точно то, что она сказала здесь, по какой-то странной причине, подключилось к полупроявившейся инграмме, которая наполовину поднялась из банка. Это рестимулировало эту инграмму и остановило его прямо на этом месте. Этому кейсу потребовалось около пятнадцати дней, чтобы осесть. Я пытался пройти и стереть этот лок; делал с ним практически все. Наконец мне удалось вновь привести кейс в движение. Но я получил большое облегчение: женушка отправилась отдыхать на Вирджинские острова. После этого кейс проходил прекрасно. Я никогда не видел человека настолько счастливого или с настолько хорошо проходящим кейсом.

Я никому не даю совета, что ему следовало бы посоветовать преклиру развестись, и я никому не советую застрелить жену или что-то такое. Случается, что друзья человека часто преследуют его из-за этого, и особенно сейчас, вы можете сказать, когда Дианетика еще находится на очень ранних стадиях развития, когда ее подтверждение ценности еще не предложено широкой публике, когда только сейчас люди в высоких академических кругах спускаются до уровня, на котором они действительно готовы рассматривать доказательства. Вы можете ожидать, что ваши преклиры станут расстраиваться из-за вещей такого рода. Это вполне серьезно. Это обесценивание материала в среде.

Более того, они могут жить в окружении, которое не обязательно будет обесценивать материал, но которое будет настолько сильно рестимулирующим, что кейс завязнет. Вы проводите этого преклира, он проходит прекрасно; у вас нет никаких затруднений; и вдруг внезапно, на одной неделе во вторник, он приходит и его кейс не движется.

Что вы немедленно захотите сделать, это выяснить, что произошло с ним между последним разом, когда вы его видели, и эти разом. Вы выясняете это и проходите его, как лок. Иногда с использованием прямой памяти14 вы можете это сделать лучше, чем проходя эти локи как таковые. Вы можете заставить его возвращаться и проходить все это, пока он не вспомнит точно тот момент, когда он начал чувствовать себя плохо. Может быть, это повисло на более раннем локе. Попробуйте заставить его вспомнить этот более ранний лок. Спуститесь до первого лока на этой инграмме, а не пытайтесь проходить саму инграмму, потому что иногда инграмма, находящаяся в середине банка... Конечно, инграмме все равно, где она находится на траке, когда она рестимулируется. Она никакого вообще понятия об этом не имеет.

Итак, вы можете иметь рестимулированную инграмму, которая не может быть стерта или не может быть сокращена, до которой невозможно дотронуться. С ним случается этот шок, дает кий-ин инграмме, дает ему лок. В таком кейсе нужно попробовать прямую память или попытаться пройти этот лок в ревери, и вы вновь начнете этот кейс. В любом случае, если этого не произойдет, подождите несколько дней, если вы никуда не можете попасть с этим кейсом, а потом попробуйте снова прямую память. И это небольшое время, которое пройдет - он получит чуть лучший тон - это даст ему почувствовать себя лучше. Или вы можете попробовать пройти с ним приятные моменты. Попробуйте пройти ряд приятных моментов, чтобы он опять начал двигаться по траку. Другими словами, оттяните его единицы внимания от этого нового лока и переместите их в момент удовольствия, а потом приведите все единицы внимания в настоящее время. Этот фокус иногда будет срабатывать.

Кейс с неблагоприятным окружением может продвинуться ненамного - например, если вы займетесь ребенком, с которым плохо обращаются, и вы пытаетесь работать с этим ребенком, и ребенок идет в другое окружение каждый вечер, или ходит в школу, где к нему очень враждебны, то его кейс будет казаться - это вроде той лягушки, которая вылезала из колодца. Вылезала днем на четыре дюйма, а ночью падала на пять. Это вам покажется таким же. Попробуйте сделать что-то, чтобы не давать ребенку быть все время сильно рестимулированным. Попробуйте поговорить об этом с родителями, если вы работаете с таким случаем, и тогда вам может больше повезти.

Однако проблема окружения является очень серьезной, поскольку вы, как одитор, не можете регулировать окружение вашего преклира. Однако иногда необходимо изъять ребенка из его окружения или изъять преклира из его окружения. Это особенно верно в отношении детей. Вот почему я продолжаю говорить о детях; обычно взрослые могут противостоять этому. Детям не так везет.

Теперь, все эти завязшие кейсы имеют в общем тот факт, что кто-то застрял на тайм-траке. И это общий знаменатель всех завязших кейсов. Кто-то застревает на тайм-траке. Так что никогда не будьте виновны в том, что привели кого-то к настоящему времени и не проверили, так ли это.

Другими словами, не делайте так: сказали, “Возвращайся в настоящее время. Аннулировано,” щелкнули пальцами (щелк!) и сказали “Будь бодрым”. Не довольствуйтесь этим. Приводите их в настоящее время и спрашивайте, “Сколько вам лет? (щелк!), Ваш возраст? (щелк!), Дайте мне номер. (щелк!)” Если вы получили три одинаковых ответа, преклир в настоящем времени. Если нет, то он застрял на траке где-то по пути сюда, и вы должны потратить немного времени, пытаясь освободить его.

Даже так, иногда вы можете чувствовать, будто всю ночь займет приведение этого лица в настоящее время. Если этот кейс хронически застрял на траке в любом случае, конечно, не тратьте остаток вечера, пытаясь освободить его на траке. Как минимум приведите его в такое состояние, где ему достаточно удобно, но продолжайте работать над приведением его в настоящее время.Это очень важно. Вы случайно можете задержать кейс на траке так, что кейс будет находиться в весьма неудобном положении. Всегда старайтесь привести преклира в настоящее время и всегда проверяйте это. Вы можете сделать кейс завязшим, если не приведете его в настоящее время.

Тут бывает, что случается еще и другое. Вы могли запустить в действие какую-то инграмму, и вот вы привели преклира в настоящее время, а что-то там в инграмме говорит, “Иди сюда”. Так что он приходит в настоящее время, и вы спрашиваете, “Сколько вам лет?(щелк!)”

Он отвечает, “Тридцать шесть.”

“Ваш возраст?(щелк!)”

“Тридцать шесть”.

“Дайте мне номер.(щелк!)”

“Тридцать шесть”.

И вы говорите, “Разве не здорово. Хорошо, аннулировано. Будьте бодрым. (щелк!)” Потом вы говорите, “Сколько вам лет?(щелк!)”

И он отвечает, “Три”. Вот тут есть колл-бэк. Это вызывается механизмом колл-бэка, так что вы делаете здесь двойную проверку.

Вчера вечером - кстати, по поводу этого “аннулировано”, поскольку я сейчас его упоминал - вчера вечером вы могли заметить, с преклиром здесь: я не дал ему отменителя. Я должен был быть более точным и все таки дать ему отменитель. Но в действительности, личность, застрявшая на траке, не сильно поддается влиянию этого. Вы в любом случае тут не много можете с этим сделать. Отменитель наиболее эффективен, когда личность находится в настоящем времени. И обычно, когда личность застряла на траке, я его не использую. Так что не очень тревожьтесь из-за этого упущения.

Теперь, когда дело доходит до того, чтобы первоначально привести кейс в движение, у вас есть Стандартная Процедура.Вы должны очень точно выполнять Стандартную Процедуру. В начале кейса сделайте ему опись15, затем начинайте Шаг II. Делайте точно то, что говорится здесь в Шаге II. Проходите инграммы. И в любом месте6 где вы внезапно вдруг перестаете продвигаться дальше, переходите к Шагу III, Прямой Линии Памяти. Старайтесь выяснить. Старайтесь раскрыть цепи в кейсе. Старайтесь выяснить стандартные драматизации.

Я однажды разрешил один кейс тем, что заставил человека вернуться во время, когда он бранил своих детей. Это была его собственная драматизация. Я заставил его выбранить его детей. И я сказал - между прочим, я не возвращал его в тот момент. Я просто велел ему вообразить, что он бранит своих детей; он вернулся в то время, когда выбранил их. Он бы не признался, что вообще отправлялся хоть куда-нибудь по траку. И я сказал, “Ну, притворитесь, что вы ругаете своих детей. Что бы вы сказали им? Что сделал этот ребенок?” и так далее, “Она разлила молочник. Что вы говорите ей?”

А он, “Такая-сякая!”

“Теперь, кто в вашей семье мог пользоваться такими словами?”

“Никто. Я.” Мы тут же, немедленно, получили тот факт, что он находился в валентности кого-то другого.

Это драматизация: он в этой валентности, и это он использует, и он думает, что это он сам. Но просто с использованием техники повторения в этой драматизации маленького ребенка его спустили до возраста около двух лет и выяснили, что он был в валентности Папы.

Но он не так хорошо работал таким образом. Он не работал хорошо как он сам, так что я регрессировал его вверх и вниз по траку как Папу. Я говорил, “Теперь, теперь Папа пойдет сюда на траке, и сделает это, и будет делать то,” и он прекрасно соглашался возвращаться, и смотреть на себя, и играть с собой в шашки, и шлепать себя и так далее. Он прочно был в Папе. Я выяснил это - первым ключом к этому было это дело с переключением валентности. “Возвращайся и притворись, что ты Папа, и иди назад к тому времени, когда ты шлепаешь ребенка.” Нет, нет, он этого не будет делать. “Хорошо, давай, вернешься и будешь отшлепан.” Нет. “Как ты представишь себе, что ты лежишь поперек чьих-то колен и тебя шлепают? Как это ощущалось бы?” Просто пытаясь привести его в движение, заставить его делать что-то.

“Ну,” он говорит Папа, видите? Он ни у кого не лежит поперек колен; в этот момент, как же, он и есть Папа. Наконец мы выяснили, что его - что Мамина драматизация с истерикой была следующей, “Ты прямо все больше похож на своего отца, все больше и больше, с каждым днем. Ты всегда будешь таким же, как твой отец. О, как я разочаровываюсь.” И когда он окончательно переключился в валентность своего отца посредством кий-ина других инграмм, он стал ужасно разочарован. И тут он уже долго был в валентности Папы, а Папа был ужасным неудачником всю свою жизнь. Так что с этого момента и далее у нас была неудача. Наконец его вытащили из папиной валентности и заставили двигаться по траку. А потом он смог двигаться по траку как он сам, и т.д.

Короче, просто следуйте Стандартной процедуре. Вы привыкнете к Стандартной процедуре.

Прямая линия памяти основана на одном небольшом законе. Если вы нашли кейс, который сильно застрял, используйте прямую линию памяти на кейсе и посмотрите, сможете ли вы освободить некоторое количество единиц внимания.

Аберрированная личность никогда ничего не говорит один раз. Она будет драматизировать то, что она драматизирует, много раз.Это один из первых и наиболее важных законов прямой линии памяти. Она будет делать или говорить то, что делает или говорит, много раз. Это важно, поскольку если вы обнаружите, что один из родителей в детстве вашего преклира говорил что-то определенное, то вы можете быть достаточно уверены, что это же есть и в пренатальном банке. Так что вы захотите найти эти драматизации. Вы знаете, на какие ранние этапы они приведут.

Вам, конечно, придется применить здесь и какой-то здравый смысл. Если Мама и Папа оба погибли, когда ему было два месяца от роду, и его воспитывал кто-то другой, то у вас не будет их драматизаций, чтобы заимствовать; в этот момент прямая линия памяти разрывается. Вы все равно можете кое-что с ней сделать, но это не будет столь эффективным. Так что вы примените прямую линию памяти на этих завязших кейсах, и вы найдете такие вещи, как контуры, валентности и т.п.

Стандартная беседа при методе прямой линии памяти следующая. Личность сидит здесь, с широко открытыми глазами; вы спрашиваете, “Кто ваш злейший враг?” И ладно, он не знает. “Что вас беспокоит в последнее время?”

Он говорит, “Ну, я - действительно, я в последнее время ужасно беспокоюсь из-за денег.”

“Кто обычно беспокоился из-за денег в вашей семье?”

“Гм, никто вообще не беспокоился - ну, мой отец, У-гум. Да, он обычно беспокоился из-за денег.” Вы получаете эти легкие смешки. А когда вы ударите в гонг с прямой линией памяти, вы получите улыбку облегчения или смешок. Это не много, но вы узнаете, когда заденете то, что нужно. Когда вы не задеваете это с прямой линией памяти, вы не получаете такого. Это индикатор. Это маленький прибор, за которым вы следите. Итак, если вы кий-аут лок, вы получаете улыбку. Вот ваша плата. Оставьте этот предмет на это время. Вы получили вашу улыбку, вы что-то кий-аут. Теперь перейдите к чему-то другому и вы сможете что-то еще кий-аут, и так далее, и так далее. Вы сможете вышибать контуры. Вы сможете вышибать различные виды инграмм. Вы сможете вышибать их локи. Вы сможете вернуть этого человека в настоящее время. И после того, как вы всего его выправите по предмету прямой линии памяти, вы вновь отведете его обратно вниз по траку, рестимулируете инграмму и все пойдет так же, как прежде.

Итак, вам нужно проходить и стирать инграммы. Прямая линия памяти является одни из наиболее быстрых методов. Но если вы собираетесь дать человеку прямую линию памяти, между прочим, и назвать это облегчением, и сказать, что этому человеку стало лучше, не вводите его в ревери. Оставьте это в покое сейчас. Он чувствует себя прекрасно. Оставьте его в покое. потому что в ту же секунду, как вы поместите его опять вниз по траку вы начнете натыкаться на эти инграммы и рестимулировать их, и давать ему новые локи. Конечно, вам придется вновь привести его обратно в настоящее время; и вы можете сделать снова то же самое - вышибить эти новый кий-ины. Но вы можете продолжать вот так долгое время.

Вы можете вылечить у человека головную боль, например, с помощью Прямой линии, просто заставив его вспоминать приятные вещи из его прошлого, приятное. Вспомните это, вспомните то. “Кто умер от головной боли?”

Человек говорит “О, я да... я ... мм... о, а, умер от головной боли! А... у моей бабушки были мигрени, но она умерла не от мигрени, конечно. Она умерла - э, - как, она упала с лестницы, когда ей было восемьдесят два года, и умерла от перелома черепа.” И вы говорите, “Ну, подумайте об этом.” И вдруг этот человек внезапно находит весьма забавным, что бабушка упала с лестницы и умерла от перелома черепа!

Следующим шагом будет сказать,”Кто говорил вам , что вы похожи на бабушку?”

“О, это она говорила. Она говорила, “Ты совсем похожа на меня, правда, милая?” Она всегда так говорила.”

“Когда она сказала это в первый раз?”

“Ну, я не знаю. Я не... не знаю.”

“Вы можете вспомнить это. Вы можете вспомнить определенное происшествие. Где она могла стоять ?” Тут ваш фокус в том, что они могут легко вспомнить идею. Но вспомнить точно момент, когда одна из этих вещей происходит, это другой фокус. Сначала вы заставляете их вспомнить идею, а потом заставить вспомнить точно момент. Это прямая линия памяти. Вы хотите выяснить, кто сказал им, что они похожи на других людей. Вы хотите узнать, кто говорил “Контролируй себя”, “Тебе нужно иметь в виду”, все такие вещи.

Вы хотите выяснить, кто мертв. Это важно. Потому что если этот человек находится в валентности личности, которая мертва, эта смерть практически заморозила его в этой валентности. Это так, как будто жизнь - это не так, но это просто небольшой анализ, чтобы зафиксировать это у вас в уме. Это так, как будто жизнь пожелала, чтобы Бабушка продолжала жить вечно, так, что когда Бабушка умерла, жизнь решила, что должно быть непрерывное продолжение Бабушки и целиком перекинула эту личность в валентность Бабушки. Таким образом, смерти Бабушки достаточно, чтобы зафиксировать ребенка, уже слегка в ее валентности, в этой валентности полностью.

Например, сегодня я был на телестудии, и у нас была неплохая неформальная дискуссия в студии во время шоу. И я сошел со сцены, и там была молодая леди, очень хорошенькая молодая леди , и у нее был сильный насморк. Ну, она была хорошенькая, а я еще не мог уйти из студии, и потому я стоял там, пока она стояла, опираясь на холодильник, который она должна была продавать, или демонстрировать, или что-то, и она должна была выйти в эфир через десять или пятнадцать минут. И она мне говорит, “Знаете, у меня ужасный насморк.”

И я сказал, “Да?” И я сказал, “Хорошо, закройте глаза,” ну, вы знаете. Я провел ее обратно вниз по траку. Она была пианола-кейс. Боже, почему я не получаю немного таких кейсов? Она отправилась по траку назад в то время, когда ее первый возлюбленный целовал ее. Совершенно прекрасное выражение появилось на ее лице. Она очень хорошо проходила это, и я спросил, “Хорошо, сейчас ночь, день, под открытым небом?”

Она ответила, “О, под открытым небом.”

Я спросил, “Как пахнет ночью?”

И она сказала, “Ой, просто - я на самом деле слышу этот запах!” Она ничего не знала о Дианетике, видите, и обнаружить себя - это случилось с ней в первый раз в жизни, это действительно поразило ее. Так что я провел ее еще через три или четыре приятных момента, вверх и вниз по траку, провел ее по тому времени, когда она получала диплом об окончании школы, и нескольким еще, и привел ее в настоящее время - ей почти уже было пора выступать - и очень хорошо довел ее полностью до настоящего времени. И она - вот стоя тут, и она сказала, “Вы знаете, эта Дианетика очень интересна”, она говорит, “могу поспорить, что она может вылечить мой насморк.” И она начала сморкаться, потому что у нее был - она старается высморкаться, а нос у нее сухой. И она говорит, “Где мой насморк?”

Я не видел это шоу. Я не знаю, сделала она это после того, как я ушел из студии, или нет. Но она сказала, “Я собираюсь сказать всем об этом сразу же, как меня выпустят в эфир.”

В любом случае, вы можете использовать Прямую линию как что-то вроде ускорителя движения по тайм-траку. Или вы можете личность проводить обратно тоже. Это еще один способ, которым вы можете освободить завязший кейс от застревания, между прочим. Используйте Прямую линию как род ускорителя. Заставьте человека вспомнить что-то приятное или раннюю память жизни. Не проводите их туда к ней, а заставьте их вспомнить. И они вроде как построят связь с настоящим временем, таким образом.

Между прочим, вы можете открыть целый тайм-трак просто без ничего кроме прямой памяти. Вы можете взять психотика и работать с ним только с прямой памятью, день за днем, по нескольку минут каждый день. И вы тут же увидите, что этот человек станет ужасно здоровым психически. Это очень интересно. Не работайте с этим слишком долго. Пятнадцати минут прямой памяти вполне достаточно.

Скажите этому лицу, что он завтра что-то вспомнит. Нужен небольшой период, чтобы файл-клерк выдвинул ящики, иногда. Вы задайте ему тот же вопрос завтра, задайте его же послезавтра; внезапно он даст вам ответ. Требуется три дня - вот, опять ваши три дня - чтобы глубоко расположенные и потерянные и затуманенные воспоминания вышли на свет. Иногда требуется три дня, чтобы данные вышли на свет.

Вы сегодня спросите кого-нибудь, “Каков удельный вес ртути?” Этот человек не слышал об этом со старших классов школы. Спросите его завтра, “Каков удельный вес ртути?” Спросите его на следующий день, “Каков удельный вес ртути?”

И он скажет (Что это такое?) , “13,,”. А, он это вспомнил. Но это потому, что вы настаивали, чтобы он его вспомнил. И вы вытянули этот каталожный ящик, и он легко двигается, и так далее, и вы получаете следствие.

И еще один способ прекратить завязание кейса, это просто сидеть и проходить моменты удовольствия. Если вы можете достичь моменты удовольствия, проходите их. Проходите моменты удовольствия. Возьмите преклира плавать, возьмите его кататься верхом на лошади. Заставьте его ощутить гриву лошади. Заставьте его ощутить воду, почувствовать привкус хлора, услышать смех девушек, сделать это, сделать то. Пройдите с ним через происшествие так, чтобы он целиком был в этом происшествии, чтобы он действительно ощущал удовольствие. Потому что одной из функций аналитического ума является получать удовольствие для организма. Видите? И конечно гораздо важнее получать удовольствие, чем оставаться рядом с болью, потому что он должен уходить от боли. Так что вы проводите их через эти моменты удовольствия, и очень часто вы будете поднимать много единиц внимания и кейс внезапно начнет снова двигаться. А иногда, когда вы будете пытаться проходить момент удовольствия и начнете проходить его, может случиться очень мрачная вещь: смерть или что-то, что было присоединено на тайм-траке, если вы не смогли это найти, иногда вспыхнет в уме. Бах! И вы получите заряд ужаса, когда искали удовольствие. И, короче, я надеюсь, что застрявшие кейсы, которые сейчас в этот момент тут есть, если вообще есть, можно будет запустить вновь с использованием этих принципов, которые я дал вам сегодня.

Благодарю вас.

1 основная область: ранний пренатальный возраст.

2 масло змеиного корня: жидкость, не обладающая никаким лечебным действием и продаваемая как лекарство от всех болезней.

3 гипноз с амнезийным трансом: состояние, достигаемое действием глубокого гипноза или наркотиков, когда “Я” не имеет контроля, а оператор является “Я”. И это, в действительности, все, что есть в функции гипноза: передача аналитической власти от субъекта к оператору.

4 фенобарбитал: род наркотика, применяемый для успокоения нервов и как снотворное.

5 амитал натрия: вид наркотика, применяемый как успокаивающее и снотворное.

6 выводить из кейса: стирать (инграмму).

7 единицы внимания: энергетические потоки малой длины волны и определенной частоты, существующие в уме. Качество осознанности, существующее в уме. Например, когда личность обращает большое внимание на какое-то происшествие, можно сказать, что у нее много единиц внимания на этом происшествии.

8 рецессия: без большого подъема по шкале тона происшествие, при повторении, уходит из виду; через несколько дней это происшествие вернется вновь в полной силе, почти такой же, как ранее.

9 входить в штопор: жаргонный термин, означающий “терять рассудок”.

10 некоитальное: не происходящее во время полового акта.

11 мисдиректор: команда, посылающая преклира в неправильном направлении, заставляющая его идти в более раннее время, когда он должен прийти в более позднее, прийти позже, когда он должен прийти раньше, и т.п. “Ты не можешь повернуть назад в этом месте”, “Ты повернут кругом”, и т.п.

12 колл-бэк: тип фразы действия, которая в настоящем времени заставила бы преклира переместиться обратно на другую позицию в пространстве, а когда содержится в инграмме, стягивает преклира из настоящего времени в инграмму.

13 доступность: желание преклира подняться по шкале тона посредством обработки. Кейс считается доступным, когда преклир охотно работает с одитором, безразлично, насколько затемненным может быть кейс.

14 прямая память: технология непосредственного воспоминания, которая иногда приводит к кий-аут инграмм.

15 опись: сбор одитором данных для использования при разрешении кейса, во время которого одитор устанавливает аффинитет с преклиром. Это первый крупный шаг в определении доступности кейса и повышении ее.