asyan.org
добавить свой файл
1

Завершение расширенной формы, шаг V: процессинг восхищения


лекция, прочитанная 24 января 1953 года
62 МИНУТЫ


Хорошо. Продолжая разговор о новом принципе, принципе восхищения, я представлю вам последние данные из этой серии лекций.

Всякий раз, когда общение прерывается, вы можете в полной мере почувствовать, что имеет место обособление или отождествление. Если вы захотите отыскать истоки этого процесса, вы сможете обнаружить, что ваша идентность складывалась из серии прерванных линий восхищения. И если вы просто начнёте отслеживать истоки этого процесса, ваша идентность изменится и вы почувствуете себя индивидуальностью, почувствуете себя способным. Вы держитесь за свою идентность, из-за того что настаивали на том, что ею нужно восхищаться.

Вот и всё. Это единственное, из-за чего вы держитесь за свою идентность, и именно поэтому преклир шага V сидит в своём теле, и именно поэтому он застрял. Он знает, что он должен выживать, а выживание – это продолжение существования, а продолжение существования – это отсутствие восхищения, значит... вы должны уничтожить стремление этого человека продолжать своё существование на реактивном уровне, вот и всё. И когда вы уничтожите его реактивное стремление продолжать своё существование, он, конечно, обнаружит своё аналитическое стремление к этому. Потому что реактивный уровень – это энергия МЭСТ-вселенной, которая исчезла из поля зрения. Он уже больше не способен восхищаться ею аналитически.

Так вот, здесь вы проходите... в сущности, здесь вы проходите потоки. И если уж на то пошло, как раз удачно складывается, что эти материалы завершают серию филадельфийских лекций. Лекции о восхищении должны идти в конце серии по той причине... что они сбивают вас с толку. Они сбивают вас с толку потому, что в них говорится о памяти. Памяти, основанной на факсимиле. И вы должны были как следует уяснить, что такое терминалы и потоки, и понять то, что нам известно о поведении терминалов и потоков. И мы также должны знать, что терминалы и потоки не являются чем-то желательным. А значит, мы должны знать, что постулаты, созданные из энергии, – это не очень-то желательная штука.

Так вот, память... как механизм, который выдаёт ответы автоматически... память, хранящаяся в энергии, конечно же, по большей части содержится в реактивном уме. Огромная часть памяти содержится в реактивном уме. Поток идёт в одном направлении и возвращается обратно. Это колебания. Человек решает что-то сделать, а потом решает не делать этого. А потом он решает это сделать, а потом – не делать. Это реактивное мышление, но это очень чёткое описание мышления на уровне энергии.

Так вот, этот материал имеет столь непосредственное отношение к работе человеческого разума, что в самом деле будет то появляться, то ускользать, когда одитор будет пытаться его использовать. Так вот, я не прошу, чтобы вы приняли это как постулат. Я говорю вам это для того, чтобы вы не беспокоились по этому поводу. Но к этому моменту мы уже уяснили все прочие материалы, и мы всё поняли про терминалы. С этим всё в порядке. Вы это поняли, вы с этим разобрались. Вы поняли это на аналитическом уровне. Теперь давайте посмотрим на это... давайте посмотрим на этот материал с точки зрения того, как его можно использовать.

Если вы попытаетесь проводить себе процессинг по этой технике, если вы 4 ляжете и попытаетесь по ней поодитироваться, вы окажетесь в подвешенном состоянии где-нибудь на... на каком-то стёртом терминале, начисто позабыв, что вы делали. Просто... вне всякого сомнения, это произойдёт, а потом вы немного пошатаетесь туда-сюда и ваше состояние ухудшится. Вы почувствуете себя плохо, примерно несколько часов спустя. Вы почувствуете расстройство, но у вас не будет никакого желания выяснять, что же стало причиной этого расстройства.

И если спросить преклира, который этим занимался: «Что вы проходили?», он будет довольно долго шарить в памяти. Забывание – это, по сути, откладывание чего-то в сторону. И когда вы начинаете разряжать факсимиле, у вас, конечно же, возникают эти проявления забывания, интенсивность которых будет зависеть от того, насколько активно вы разряжаете факсимиле, проходя потоки и разделяя терминалы, и от того, насколько хорошо вам удаётся разделять их, когда вы проходите всё это в течение совсем недолгого времени. Но не переживайте по этому поводу. Это реактивное забывание, и оно вам не нужно.

Вы настолько привыкли думать автоматически, вы настолько привыкли к тому, что вам преподносятся готовые решения и вам не нужно мгновенно изучать все факты и приходить к выводу аналитически, – а это в действительности и является мышлением; вы настолько привыкли к тому, что это происходит автоматически, настолько привыкли к потоку сознания, что ожидаете, что, если вы куда-то запрячете данное, вам выдадут его снова. А этого не произойдёт. Так вы можете избавиться от автоматизма. С помощью этой техники вы можете в значительной мере избавиться от автоматизма.

Именно по этой причине я собираюсь рассказать вам о... возможно, я не буду упоминать все способы, возможно, их существует гораздо больше... но я собираюсь рассказать вам вкратце о том, как это проводить. Я попрошу вас записать это, чтобы потом вы могли это использовать.

Так вот, первое, что вы должны сделать, – это осознать, что преклир думает, будто восхищения не хватает. Так что вот ваша первая цель: вы должны работать с ним с помощью мокапов, до тех пор пока он не осознает, что он может создавать эту частицу, называемую восхищение, и это избавит его от представления о том, что восхищения не хватает. Если вы этого не сделаете, очень многие ваши преклиры увязнут.

Следующий шаг, который этому сопутствует... прошу прощения, шаг, с помощью которого вы это делаете (давайте тут же это запишем)... как вам избавить преклира от заблуждения, что восхищения не хватает? Правильный способ – просить его создавать мокапы, которые будут даваться ему без труда. Вы мокапите какие-то вещи, которые ему вообще безразличны. Не стоит нырять в самое сердце этого кейса, бах, понимаете, и проходить самое тяжёлое, что вы только можете придумать, потому что ваш преклир убеждён в том, что этих частиц не хватает. Они очень редкие... он лишь может наполнить ими вселенную.

Так вот, поэтому вы мокапите восхищение теми вещами, которые ничего не значат. И желательно, чтобы это были вещи. О, какие-нибудь глупые вещи, понимаете? Пара человек работали вчера вечером по этой технике, и выяснилось, что преклир проходил поп-корн, восхищение поп-корном.

Так вот, помните о том, что тут вы имеете дело с потоками, несмотря на то что вы работаете с мокапами. И самые первые проявления, которые вы увидите, будут проявлениями потока. То есть поток будет течь лишь до сих пор, там он будет останавливаться и стремиться повернуть назад.

Так что пусть ваши мокапы будут вот такого уровня: пусть он смокапит, как он восхищается поп-корном, а потом – как поп-корн восхищается им.

И преклир скажет: «Ну, это совсем уж нереально, я действительно не могу заставить поп-корн восхищаться... восхищаться мной и так далее».

А вы скажите: «Ну, пусть кто-нибудь восхитится вами и даст вам поп-корн».

Ну, вы прикидываете, что он может сделать нечто подобное. Кто-то даёт вам пакетик поп-корна в знак своего восхищения вами. Понимаете, вы можете начать с такого уровня.

А потом: «Хорошо. Теперь вы восхищаетесь поп-корном». Вы заставляете потоки двигаться туда-сюда, понимаете?

Делайте всё, что угодно, но помните, что это должно делаться в обоих направлениях, обсуждайте это со своим преклиром, пока он в самом деле не сможет восхищаться вещами и заставлять вещи восхищаться им, особенно если они ничего для него не значат. И очень скоро он изумится тому, что чувство восхищения мокапит он сам.

Так вот, если вы работаете с кейсом шага V, он не увидит никакого поп-корна, так ведь? Поэтому вы можете использовать всё, что угодно. Вы можете попросить его восхищаться идеей о мокапе и заставить идею о мокапе получить идею того, что она восхищается преклиром. Я имею в виду, это нечто весьма неопределённое, не так ли? То есть вы просто просите его получить идею того, что он восхищается чем-то, что находится вон там, а потом просите его сделать так, чтобы это что-то получило идею о том, что оно восхищается им. Опять-таки, это что-то не имеющее значения.

Так вот, если вы дали ему в руки банки и если на том, что вы используете для создания мокапов восхищения, вы получили тэта-боп, не используйте это. Это слишком тяжёлая штука. И если бы вы использовали Е-метр при работе с этим... существует множество причин, по которым он должен держать в руках банки... вы должны как следует убедиться в том, что вы не проходите восхищение с чем-то горячим. Пусть то, с чем вы работаете, вызывает изумительную нулевую стрелку. Вам нужно, чтобы Е-метр был изумительно спокоен. А если Е-метр начинает «приходить в возбуждение», переходите к чему-то менее горячему.

Так вот, вы можете делать то же самое с помощью «Самоанализа», просто создавая мокапы. Как вы понимаете, кейс шага V не получает мокапы, но он может получить идею о том, что вон там у него есть мокап. И вы можете заставить его получить идею о том, что он восхищается этим мокапом и что мокап восхищается им, и у преклира просто есть идея о том, что мокап там, и ему не обязательно чувствовать восхищение.

Что ж, вы используете эту градиентную шкалу, и в конце концов преклир придёт к осознанию, что он может использовать своё воображение, и будет вполне доволен этим. Но вам нужно с ним работать до тех пор, пока он не убедится в том, что эту частицу создаёт он. Это ваша непосредственная... непосредственная цель. Так что можете записать... вам нужно убедить преклира в том, что это он создаёт частицу восхищения.

Что касается невротика – это кейс шага VI, – у вас нет ни малейшего шанса убедить его в том, что он создаёт эту частицу, и что же вам делать? Вы проводите ему предпоследний список из книги «Самоанализ». Кейсу шага VI нужен прямой провод АРО. Здесь вы не используете процессинг восхищения.

А как быть с кейсом шага VII... буйно помешанным? Он оказался в таком состоянии потому, что кто-то им не восхищается. Поверьте мне. Этот кто-то им не восхищался, и дошло до того, что этот кейс погрузился прямо куда-то в прошлое и застрял там. Что ж, пусть он найдёт что-нибудь приятное в настоящем. Не делайте упор на восхищении или частицах или на чём-то подобном.

Так вот, давайте вернёмся к кейсу шага V. Мы выяснили, что это наша первостепенная, непосредственная цель. Так вот, мы можем добиться, чтобы кейс шага V восхищался чернотой, но у него появятся соматики. У него в самом деле появятся соматики, если он начнёт восхищаться чернотой. Мы могли бы заставить его делать всевозможные вещи. Но самой оптимальной является та техника, которую я вам только что описал.

Так вот, вы могли бы добиться, чтобы он восхищался восприятиями... это следующий уровень. Возьмём, опять-таки, поп-корн: вы могли бы взять лопающийся поп-корн и добиться, чтобы преклир восхищался этим звуком. А потом сделать так, чтобы поп-корн восхищался преклиром за то, что тот слышит этот звук... простите, я тут сказал всё наоборот, я рассуждал аналитически. Пусть преклир восхитится тишиной, и пусть поп-корн восхитится им за то, что он создал эту тишину. Вы восхищаетесь тишиной. Вы восхищаетесь отсутствием общения. Это просто замечательно, отсутствие общения.

А звук, между прочим, скомкан на траке из-за взрывов, потому что в открытом космосе, в вакууме и там, где нет воздуха, человек воспринимает звук только в том случае, если он идёт к нему в виде дополнительной волны, заключённой в электронном импульсе. Поэтому он слышит эти звуки... он впервые услышал звук (или звук до него дошёл, или он заинтересовался звуками) тогда, когда он возник посреди взрыва, а это, как правило, сопровождается болью. А теперь его постоянно окружают звуки. И вы удивляетесь, почему у него постоянное включение.

Так вот, вы просто мокапите восприятия и восхищаетесь их тишиной, их изъянами, туда-сюда, туда-сюда, туда-сюда, туда-сюда.

Следующий шаг, который вы должны записать: «Восхищаться изъянами мокапов». Восхищение изъянами мокапов приносит очень большую пользу. Это изменяет мокапы. И когда вы имеете дело с восхищением, всегда помните о том, что вы проходите потоки. Из-за этого ваш преклир может опуститься в диапазон очень тяжёлых потоков. Он может опуститься в диапазон секса и совершенно перепутать восхищение с сексом. Он может попасть в инциденты «накрывание». Он может влететь во что угодно, что только есть на траке. Поэтому вы должны полностью отдавать себе отчёт в том, что, просто проходя потоки, ваш преклир может со страшной силой увязнуть. Поэтому старайтесь удерживать его в рамках работы с мокапами. Можете это записать... удерживать преклира в рамках работы с мокапами. Это не значит, что в этом случае вы всегда будете добиваться успеха, но старайтесь удерживать его в рамках работы с мокапами.

Так вот, в наш метод диагностики на основе «создавать-разрушать» вносится изменение: у нас появляется ещё одна его часть. Да, вы используете метод диагностики «создавать-разрушать» именно так, как об этом говорится в лекциях. Добавьте ещё одну колонку... колонку «отсутствие восхищения». Возьмите ваш список существительных и проводите по нему ассесмент, чтобы узнать, чем преклир не восхищается, и вы можете, соблюдая градиентную шкалу, постепенно добиться, чтобы он испускал поток восхищения в отношении этого предмета, и вы его деаберрируете.

Но не начинайте работу с трудных предметов. Если у вас есть динамит, и вы переносите его из одного места в другое, то вы, как правило, будете стараться брать такое количество, которое не взорвётся, если вы споткнётесь и упадёте. Вы будете переносить по паре шашек за один раз или около того. Поэтому не выискивайте в банке самый большой заряд, какой там только можно найти. Конечно же, общий знаменатель всего этого таков: насколько же это ужасно. Это просто, не так ли? Я хочу сказать, это общий знаменатель... в отношении этого потока... восхищение тем, насколько там ужасно. Ну ладно, давайте обратимся к этой технике, чтобы вытащить преклира из тела.

Так вот, если провести небольшой тест, это будет выглядеть так: «Посмотрите на комнату изнутри своей головы».

Парень говорит: «Не могу, темно».

«Ну ладно. Выберите какую-нибудь часть комнаты и восхититесь тем, насколько там ужасно. Теперь пусть кто-нибудь другой восхитится тем, насколько там ужасно».

Точно так же выбирайте разные части вселенной и восхищайтесь тем, насколько там ужасно, или тем, насколько это реально, или тем, насколько ваш ужас реален. Запишите всё это: восхищение тем, насколько это ужасно; восхищение тем, насколько это реально.

Понимаете, «реальный» означает «продолжающий существовать». А тем, что продолжает существовать, не восхищаются. Понимаете, поэтому действительностью не восхищаются. Тем, что мы сейчас имеем в качестве действительности, не восхищаются. Тем, что реально, не восхищаются. Вы полагаете, что эта МЭСТ-вселенная восхитительна. Что ж, правда такова: она существует потому, что это не так... если вы говорите, что это не так. Ведь над этим вот уровнем у нас находится что? Оценка. И прекрасно ли что-то или нет определяется оценкой, прекрасно это или нет. Вот и всё, это просто суждение. Это вынесение приговора. «Не суди», – вероятно, здесь имелось в виду нечто иное, но мы могли бы позаимствовать эту фразу и сказать: «Не оценивай, прекрасна ли вещь али нет, ежели только не возжелал ты оказаться не на том терминале». Но опять-таки, это... этот кодекс существования был бы ужасным, не так ли? Что ж, то, что нужно сделать, – это стать клиром, чтобы иметь возможность восхищаться всем, чем угодно, или не восхищаться этим и быть противным, злобным и гневным, если вам хочется и... иначе говоря, быть свободным!

Поэтому вы не стремитесь заставлять кого-то... запишите это... сообщите своему преклиру, что вы не стремитесь заставлять его восхищаться всем подряд. Рано или поздно у него возникнет такой вопрос. А вы скажете ему: «Нет. Цель всего этого в том, чтобы вы разобрались во всём и могли ненавидеть всё, что вам захочется». Хорошо.

Следующий шаг... и это, между прочим, само по себе является маленькой техникой... это техника «Восхищение ужасным». Пусть преклир восхищается тем, насколько ужасны различные внутренние органы тела. Если вы хотите облегчить хроническую соматику, которая есть у преклира, просто попросите его восхищаться тем, насколько она ужасна и насколько она реальна. «Вот там, у вас в колене». Это хроническая соматика.

Так вот, пусть он восхищается тем, насколько ужасно внутри тела; там такая мешанина. Ужас... восхищается тем, насколько это ужасно, насколько ужасна вся эта мешанина у него в мозгах. Насколько ужасна вся эта мешанина у него в мозгах...

Между прочим, если вы хотите, чтобы люди содрогнулись, киньте на мостовую людям под ноги человеческий мозг и пару человеческих почек. Что ж, даже на мгновение не допускайте мысли о том, что это абсолютно не связано с тем, что вы находитесь в теле. Вам ведь противно видеть, что вокруг валяются мозги, правда? Да, да. Именно поэтому. Как-то раз, когда я ещё был ребёнком, я побывал в медицинской лаборатории. Туда пришёл парень с желудком, поражённым раком, он хотел его сфотографировать. Этот желудок только что вытащили из трупа, и парень хотел, чтобы в фотолаборатории сделали фотографию этого желудка. Он нёс этот поражённый раком желудок в руке, из желудка что-то сочилось, перчатки были в крови и так далее, и всё это было в порядке, пока он не положил желудок под ультрафиолетовые фотолампы. Если бы только вы могли представить себе, как они преобразили вид этого желудка и тканей! И фотограф тут же распрощался со своим обедом.

Что ж, вы тоже видите желудок в каком-то тёмно-синем цвете. Но поймите вот что. Это сразу же говорит вам о том, с каким терминалом сталкивается ваш преклир. Он сталкивается с внутренностями тела. Смотреть на них он хочет не больше, чем восхищаться и наслаждаться созерцанием разбрызганных по мостовой мозгов. Поэтому, просто помните об этом. Почему он в теле? Потому что там внутри так ужасно. И это даёт вам целую серию мокапов восхищения тем, как там, внутри тела, всё ужасно выглядит. Восхищение тем, как всё ужасно внутри тела.

Так вот, вы можете сделать это и иначе. Вы можете попросить его мокапить мозги. Пусть он мокапит ткани. Пусть он мокапит желудки. Пусть он мокапит кишки. Пусть он мокапит кости, – как вы понимаете, в нормальном состоянии, – пусть он просто мокапит мозги. Хорошо. Теперь пусть он почувствует, насколько эти мозги восхитительны. И просто пусть он восхищается разными частями тела. И ваш преклир окажется снаружи.

Вот вы работаете. И вот с чем вы работаете: вы работаете с кейсом, который на аналитическом уровне желает делать восхитительные вещи и быть восхитительным. Он хочет делать восхитительные вещи и самому быть восхитительным. Но на реактивном уровне он будет отброшен в сторону невосхитительного. И он станет любой вещью, которую посчитает не восхитительной. Вот молодой человек, который был абсолютно уверен в том, что адмиралы гроша ломаного не стоят, и в конце своей карьеры он может оказаться адмиралом. Просто так получается.

Так вот, вы увидите, что, если пройти с кейсом шага V весь этот шаг до конца, вы разрешите всё, что только можно разрешить в МЭСТ-вселенной. Но при работе с кейсом шага V наша цель состоит в следующем. Мы снимаем напряжение с висхолдирования восхищения. Мы просто убираем напряжение с отсутствия потока. И наша цель на этом шаге – сделать человека уверенным... во-первых, дать ему уверенность в том, что он сам может мокапить частицы восхищения, которые потом образуют поток; во-вторых, снять напряжение с предмета восхищения в этой вселенной. Вот такие у нас цели, и вот что мы делаем на шаге V. Если мы начнём делать на этом шаге что-то большее, мы пройдём вселенную так, что она просто исчезнет у преклира.

Далее, вот с чем нужно быть осторожным на этом шаге: взявшись проводить процесс, столь подверженный влиянию потоков, не начинайте одитировать преклира по потокам. Только потому что вы используете некоторые потоки при проведении шага V, не думайте... поскольку, если продолжите использовать потоки, вы, к своему великому сожалению, обнаружите... не думайте, что мы должны использовать потоки постоянно. Нет, мы используем потоки, если нам нужно их использовать, лишь до той поры, пока в этом не отпадёт необходимость. Мы вытаскиваем преклира из потоков, но мы начинаем разбираться со всей этой идеей о существовании терминалов.

Так вот, вы можете записать ещё одну технику, которая сюда входит: восхищение идеей о существовании терминалов. Восхищение идеей о том, что терминалов нет. Чтобы проходить это с преклиром, вам придётся немного обучить его, чтобы он понимал, о чём вы говорите, когда вы говорите о терминалах. Вы просите его восхищаться идеей о том, что существовала коммуникационная линия с мамой и так далее. Пусть он восхищается коммуникационными линиями.

Так вот, позвольте мне кое-что добавить к предостережению по поводу потоков и к тому, что я уже сказал об этой технике. Я вам не говорю, что вы не можете и не должны использовать потоки: очень часто вы будете соскальзывать в них. Единственное, о чём я вас прошу, – не соскальзывайте слишком сильно, поскольку вы обнаружите, что ваш преклир начнёт падать вниз по шкале, хотя и будет казаться, что вы избавляете его от множества соматик и исправляете множество вещей. Такой кейс может у вас опуститься очень низко по шкале, если вы продолжите использовать потоки.

И в книге «Саентология 8-8008» приведён список дихотомий и отрицательная часть шкалы тонов. Там приведена отрицательная часть шкалы тонов, и там есть список дихотомий. Вы помните их, помните, что они там есть. Запишите, что вы можете проходить с ним отрицательную часть шкалы тонов, плюс-минус... это будет: «защищать – не защищать; прятаться – не прятаться» и так далее, и все дихотомии... восхищаясь соответствующими идеями или объектами. Вы можете пройти весь список дихотомий и всю отрицательную часть шкалы тонов в отношении одного человека. Вы могли бы сказать: «Мама». И пройти с ним весь список дихотомий, а также всю отрицательную часть шкалы тонов, проходя её как со знаком плюс, так и со знаком минус. И вы очень основательно сотрёте из кейса маму. Но при этом мы, скорее всего, опустим преклира ниже самого дна шкалы тонов. Почему? Потому что мы просим его соглашаться.

Так вот, что не так с согласием? А то, что в прошлом он был согласен с тем, насколько это ужасно. Так что всякий раз, когда вы проходите с ним соглашение, из этого автоматически вытекает «насколько это ужасно». Так что всякий раз, когда вы имеете дело с потоками, вы имеете дело с согласием. Чтобы преклир решил, что там ужасно, нужно было, чтобы из того места к преклиру пришло какое-нибудь сообщение или чтобы к нему пришло сообщение по поводу этого места, так ведь? Итак, он согласился. Ему пришлось получить входящий поток, и он согласился с тем, что это было ужасно. И теперь вы начинаете соглашаться с потоками, соглашаться с потоками. И большая часть потоков, – все аберрирующие потоки, которые только существуют на траке, – имеют в своей основе согласие. Таким образом, согласие с МЭСТ-вселенной – это аберрирующий фактор.

Следовательно, стоит вам начать проходить потоки – и рестимулируется первое согласие с МЭСТ-вселенной. Вы согласились с тем, что она ужасна, и поэтому вошли в неё. Понимаете? Понимаете, почему не нужно проходить потоки? Именно поэтому мы сводим к минимуму несогласие с МЭСТ... я имею в виду, сводим к минимуму согласие с МЭСТ-вселенной. Мы начинаем проходить потоки, мы начинаем проходить согласие; согласие рестимулирует всю идею о терминалах. Затем оно рестимулирует все те места, где преклир застрял, и так далее. Так что проходить потоки -это плохая идея, потому что потоки – это фуу. Однако привести преклира в такое состояние, когда он сам может мокапить потоки, которые действительно текут, – это вполне хорошая идея. Этого вы и добиваетесь.

Теоретически, вы можете добиться, чтобы преклир стал так уверен в своей способности мокапить частицы восхищения и намокапил их так много, что он уничтожит весь свой банк. Он просто уничтожит банк. Сколько бы на это ни ушло лет... сорок лет или семьдесят четыре триллиона... он уничтожит свой банк.

Так вот, это относится к текущей жизни в той же мере, что и ко всему траку, это относится к электронике в той же мере, что и к кому угодно. Вы увидите, что человек, который застрял в прошлой смерти, делает две вещи. Он говорит: «Я не здесь» и «Я здесь». Он говорит: «Это так реально. Это неправда». Он говорит эти две вещи. Что ж, если вы просто начнёте восхищаться тем, что что-то не реально и что-то реально, и вы просто смокапите это на траке и попросите преклира продолжать восхищаться реальностью и нереальностью энергий и различных ситуаций, – если вы сделаете это, вы втолкнёте его в каждую из его прошлых смертей. Если вы будете просто мокапить постоянный поток восхищения в настоящем времени, банк преклира по частям будет стираться. Я не знаю, сколько часов на это уйдёт. Я не проверял просто потому, что на это ушло бы слишком много часов. Но если бы вы просто смокапили очень много восхищения, поток которого течёт вокруг преклира в настоящем времени, изнутри наружу, снаружи вовнутрь, просто смокапили бы это – поток, поток, поток, поток, поток, поток, – преклир бы постепенно стёрся. Почему? Потому что всё, что присутствует в настоящем времени, существует по той причине, что этим не восхищаются. Так что, если бы вы смокапили потоки восхищения, всё бы исчезло... включая самого преклира.

К сожалению, у ГС, скорее всего, не хватит здравого смысла, чтобы исчезнуть целиком, или исчезнуть внезапно, или исчезать постепенно. Понимаете, возможно, исчезнет её сердце и она упадёт замертво или произойдёт что-то в этом роде, если вы это проделаете. Поймите, что, работая с телом, вы в действительности имеете дело с уплотнившимся факсимиле. И когда вы начинаете стирать факсимиле, вы запросто можете стереть и тело. Тело – это тяжёлое факсимиле. Я не вижу причин, почему бы вы не могли стереть свою руку. Я хочу, чтобы это прозвучало совершенно определённо как предостережение относительно потоков, поскольку вы можете проходить потоки достаточно активно, вы можете проходить потоки восхищения достаточно активно где-нибудь в области сердца, и сердце исчезнет, теоретически это может случиться. Так что давайте будем осторожны с этой техникой, а? Давайте вытащим преклира из головы и будем одитировать его, а не тело, и так далее.

Я хочу добавить ещё вот что. Я надеюсь, вы поняли, в чём суть этой техники. Техника, которую описал вам я, и похожие на неё техники, которые используете вы, можно применять совершенно механически. Вы можете делать это совершенно механически. Вы обнаружите вот что: вы обнаружите схлопнувшиеся терминалы. Это одна из первых вещей, которые вы обнаружите в процессинге. Если вы примете вот такую точку зрения: то, что находится близко к чему-то другому – это схлопнувшийся терминал, потому что тут отсутствует восхищение... просто примите такую точку зрения. Между прочим, это замечательно согласуется с ранней шкалой тонов. В Саентологии у нас теперь всё замечательно согласуется. Просто ежик – всё вместе. К примеру, ненависть, на уровне 1,5, – это «удерживать». Понимаете, мы знали это всё время... 1,5, ненависть, «удерживать». Если вы ненавидите терминал... ежик... вы тут же с ним столкнётесь... тц-тц. Вы обнаружите, что, если какой-то парень достаточно сильно ненавидел своего отца, он, в конце концов, станет своим отцом. Происходит масса подобных случаев.

Так вот, в дополнение к этому я скажу вот что: вы будете наблюдать эти потоки и вы будете наблюдать эти терминалы. Вы будете наблюдать, что всякий раз, когда имеешь дело с восхищением, всякий раз, когда имеешь дело с жизненным континуумом, наблюдается множество расчётов, существующих по этому поводу. И позвольте вас заверить, что ни один из этих расчётов не важен, за исключением одного: у вас пара сомкнувшихся терминалов.

Жизненный континуум? Два терминала сомкнулись. Почему? Из-за отсутствия восхищения. Всё, что там есть помимо этого, не имеет значения. Эти терминалы соединились из-за отсутствия восхищения. То же самое происходит, когда вы не даёте потоку течь между двумя терминалами, – они попытаются сомкнуться. И я точно не уверен, но, по правде говоря, работа электромотора основана не на том же самом принципе. Я думаю, что его работа основана, скорее, на прерывании, а не на смыкании.

Вы можете сказать, что происходит либо одно, либо другое, но... очевидно, происходят обе вещи: магнетизм прерывает поток, существующий между двумя терминалами, из-за этого прерывания два терминала стремятся соединиться, а это, в свою очередь, порождает ток. Ведь они не могут соединиться; они закреплены на станине.

Так вот, человек, который теряет свою способность управлять терминалами, теряет свою силу в МЭСТ-вселенной, если он хотя бы немного зависит от терминалов. Значит, в его зависимости от терминалов нет ничего хорошего. Но, тем не менее, восстановление способностей преклира зависит от его способности перемещать терминалы в пространстве и прочно удерживать их там. Мы это доказали. Это один из тех фактов, которые постоянно появляются и падают как снег на голову. Значит, терминалы сомкнуты вместе и неуправляемы, либо преклир, который не может задать им местоположение, закрепить их там и с лёгкостью их там удерживать, находится в плохом состоянии. Он не создаёт достаточно энергии.

Так вот, ещё один момент по поводу шага V (можете это записать): существует две важные вещи, в отношении которых нужно проходить восхищение, чтобы вытащить на поверхность переломные моменты жизни преклира... те моменты его жизни, когда он начал опускаться по шкале... это восхищение тем, как он работает, и восхищение его болью. Боль. Восхищение тем, как он работает, и восхищение его болью. Это можно сделать так: просто попросите его смокапить самого себя в тот момент, когда он работает, и пусть он восхищается и так далее, и тогда те инциденты, которые перевернули его жизнь, выскочат на поверхность. И позвольте вас заверить: кейс шага V настолько озадачен по поводу того, что же с ним случилось, что будет очень хорошо, если такие моменты из этой жизни выскочат на поверхность.

Таким образом, у вас есть эта техника и вы используете её, чтобы показать ему, как он дошёл до своего нынешнего состояния. Вам вообще не нужно ему ничего объяснять. Единственное, что вам нужно делать, – это просить его восхищаться тем, как он работает, и восхищаться своей болью.

Так вот, между прочим, когда он начнёт восхищаться своей болью, вы станете свидетелем самых невообразимых проявлений. Комок энергии, который был болью, очень быстро становится мягким. Понимаете, боль находится не так низко на шкале тонов, как что-то настолько плотное, как ридж. Но она как бы взрывается и становится как бы... это странно. Вы распознаете это проявление. Она мягкая. Она становится мягкой, как, ну не знаю, как резиновый мячик или что-то в этом роде. Как если бы вы надавили на резиновый мячик. Вы получаете такое ощущение. И оно становится мягче и исчезает, когда вы восхищаетесь болью.

Так вот, вовсе не обязательно, что, просто попросив преклира восхищаться болью, вы включите все соматики, какие только были у него в этой жизни. Вовсе не обязательно, что вы вообще включите какие-то соматики. Но с помощью этого процесса вы это сделаете. Как это ни прискорбно. Вы включите много соматик. Таким образом, вы начнёте проходить слишком много потоков и вы включите слишком много соматик. Скорее всего, вы выйдете за рамки того, что ваш преклир может вынести.

Так вот, он может вообразить, к примеру, что вы... он вообразит, что все эти штуковины существуют как идеи. Иначе говоря, он вообразит, что этот терминал сомкнулся с его лицом. Он всегда знал, что этот терминал тут... он не может видеть, так ведь? И он вообразит, что если он позволит этому терминалу отдалиться... если бы вы попросили его оторвать от себя этот терминал, то идея о том, что он отрывает от себя этот терминал, или само это действие, вызовет ту же боль, которую испытывал преклир, когда линия к этому терминалу сомкнулась. Что-то с ним сомкнулось и причинило боль, так что он вообразит, что, если вы вдруг снова её вытянете, он снова испытает боль. Это не так. Всё, что вам нужно сделать, – это смокапить коммуникационную линию между ним и этим терминалом, всё распрямится и станет очень мягким, потом очень тонким... то есть хрупким, а потом – фууухх... исчезнет. Потому что два терминала – это идея.

Но он будет говорить вам всевозможные вещи и будет выдавать вам различные расчёты. Он будет давать вам всевозможные объяснения, а для него важны лишь две вещи: переломные моменты в его жизни. Когда он оказался в таком плохом состоянии, в какое время? Почему он болел тогда-то и тогда-то? Он никогда не мог ответить себе на этот вопрос. Это потому, что его работой не восхищались и его болью не восхищались. Понимаете? Он не получил никакого восхищения, и в результате он – бум! Он увидит это и скажет: «Ага!» Так вот, вы не должны ему этого объяснять. Не высказывайте ему своих оценок. Просто применяйте эту технику, и он это увидит. Хорошо?

Итак, благодаря этой технике все эти вещи будут открываться преклиру на аналитическом уровне, и часто это будет весьма благотворно действовать на кейс шага V, потому что он скорее предпочтёт думать об этом, нежели проходить. Значит, вы можете помочь ему перестать думать об этом, показав ему, почему он съехал с катушек, просто проходите с ним восхищение его работой, и это тут же практически очистит всё, что там есть. Он обнаружит, что в детстве он, бывало, работал, а ему за это не платили. Настолько простые вещи.

Вы хотите знать, почему он деградировал? Потеря всего этого восхищения – вот что такое деградация. Это деградация. Вот и всё. Потому что это уровень... восхищение, боль, а ниже боли находится своего рода болезненность, которая даже хуже боли. И очень часто линию, которая распространяла эти частицы восхищения, отрывали от него, и это по той или иной причине вызывало болезнь. И поэтому он чувствует, что деградирует.

Иначе говоря, его внезапно лишали восхищения. Его внезапно лишали восхищения, и из-за этого на него нападала болезнь, называемая деградация. И он был... к примеру, возьмём руки тех, кто был в составе Пятых завоевательных сил. Человек заболеет, если посмотрит на эти руки. Что ж, это... его внезапно лишили восхищения, связанного с этими руками. Так что вы просто проходите восхищение руками, мокапите руки и добиваетесь, чтобы другие люди ими восхищались, и... ну не знаю, вы можете проделывать с этим всевозможные вещи, всё, что вам придёт в голову. Но остерегайтесь проходить потоки, остерегайтесь согласия с МЭСТ-вселенной. Вы не должны соглашаться с МЭСТ-вселенной не потому, что она сама по себе такая плохая, а просто потому, что такой её считает ваш преклир. Вы начинаете с ней соглашаться, и преклир, конечно, попадает как кур во щи. Именно поэтому я подчёркиваю этот момент в наших беседах. Надеюсь, это всё для вас проясняет.

Да?

^ Женский голос: Рон, а эта новая техника не повлияет на проведение GITA на шаге IV?

Да, ещё как. Ещё как. Тем не менее, велика вероятность, что человек... вы не можете уничтожить весь банк, но вам нужно избавить человека от всякого рода нехваток, для его же блага. Но я могу сказать вам, что это даст, насколько я могу это видеть сейчас. Это сократит тот объём одитинга по GITA, который вам приходится чрезвычайно усердно проводить преклиру.

Так вот, я не могу вам сказать, сколько в среднем у вас будет уходить времени на то, чтобы взломать кейс шага V с помощью этой техники. Я просто не могу вам этого сказать. Я не знаю. Но должен вам заметить, что с течением времени одиторы демонстрируют всё большую и большую уверенность при работе с кейсами и всё большую способность справляться с кейсами. В действительности я сам становлюсь всё более уверен в одиторах, которые прошли обучение. Они в самом деле получают результаты. Отчёты о некоторых кейсах, которые попадают ко мне на стол... мне нравится располагать отчётами о кейсах... отчёты о результатах, достигнутых одиторами, и отчёты от преклиров, что очень важно, потому что одиторы зачастую переоценивают проделанную работу, а преклиры недооценивают. Но когда начинаешь получать отчёты от преклиров, в которых говорится, что в целом одиторы приносят им пользу... у преклира было два одитора, и оба они принесли ему пользу... ты понимаешь, что мы крепко стоим на ногах. Тогда ты понимаешь, что мы очень крепко стоим на ногах.

Так вот, я уверен, что вы очень и очень хорошо продвигаетесь. Есть одна вещь, которую никак не заменишь одним лишь обучением, и это опыт. Его никак не заменишь. Опыт чрезвычайно важен в работе, несмотря на то что большая его часть разбивается на потоки и превращается в автоматизм. Вы должны посмотреть вокруг и усвоить следующее: справляться с аберрацией – это не какая-то ужасная работа. Пока что держитесь подальше от психотиков – до тех пор, пока вы не научитесь практически уничтожать банк психотика без его помощи. Просто держитесь подальше от исцеления психоза, потому что это на удивление неблагодарное занятие. Я просто думаю о благополучии одиторов.

И кроме того, я думаю о том, что на свете существует чертовски много способных людей, которых нужно сделать ещё способнее. Это и есть наша цель, а не просто исцеление психоза. У нас есть техники для работы с психотиками; на самом деле у нас всё под контролем по части психоза. Он ждёт своего часа, и он поддастся, если мы захотим с ним работать. Но знаете, я думаю, что на данный момент проведение группового процессинга психотикам... это ещё не проверено... это занятие и гроша ломаного не стоит. Однако у меня есть такое подозрение, что это решит психоз как проблему при минимальных усилиях со стороны одитора.

Далее, позвольте мне кое-что сказать об одиторе в связи с восхищением. Вы не имеете никакого права пытаться получить восхищение от своего преклира или чувствовать себя оскорблённым из-за того, что преклир вами не восхищается. Он -ваш преклир, потому что ему не хватает этих частиц. Благодаря процессингу, который вы ему проводите, у него должно их оказаться в избытке. Но любой, кто слушает эту лекцию, должен быть абсолютно уверен в том, что он может смокапить больше частиц восхищения (которые можно усвоить) и за меньшее время, чем способно вобрать в себя за тысячу лет всё человечество. Ваша способность создавать эти частицы очень велика. Они не являются редкими.

Поэтому в самом начале одитинга избавьтесь от иллюзии, что существует нехватка этих частиц, и вы тут же избавитесь от всех рестимуляций, вызванных вашими преклирами. Это понятно?

Вам также нужно восхищаться тем, насколько аберрирован ваш преклир. То, что с ним происходит, не ужасно. Знаете ли вы, что одитор в самом деле может так считать? Он может думать о том, насколько ужасна жизнь этого преклира, насколько она ужасна, насколько она ужасна.

А в чём заключается механизм переключения в чужой вэйланс? Вы погружаетесь в собственное прошлое, понимаете, потому что оно так ужасно. Что ж, теоретически вы могли бы одитировать преклира, и если бы вы решили, что его прошлое было ужасным, действительно таким ужасным, вы могли бы попасть в его прошлое как терминал. Иначе говоря, подцепить его соматики и инграммы.

Так вот, это механизм рестимуляций. Какое вы имеете право рестимулироваться, имея все те знания, которыми вы обладаете? Вот и всё. Это очень просто. Какое вы имеете право?

Так вот, у вас есть две вещи... вы не должны сидеть и говорить: «Я этим восхищаюсь, я этим восхищаюсь, я этим восхищаюсь...» Нет, нет. Приберегите это до того момента, когда вас будут одитировать. В любом случае, никогда не проводите себе процессинг, когда вы одитируете преклира. Почему? Потому что, если вы так делаете, вы отправляетесь назад по траку, сочувствуя преклиру. Это несколько глупо, потому что это распыляет ваше внимание, понимаете?

Так вот, если вы замечаете, что это происходит, или если вы замечаете, что вы рестимулировались, или держитесь в стороне от преклира, или воздерживаетесь от того, чтобы проводить одитинг, или расстраиваетесь по поводу одитинга, вы можете с уверенностью поставить себе вот такой диагноз: вы думаете, что у вас... либо вы думаете, что существует нехватка в частицах восхищения. Вы понимаете почему? Потому что вы думаете, что вон там всё ужасно. Там не может быть ужасно. Вы всегда можете поместить в эту область достаточное количество восхищения, чтобы привести всё в порядок, и – ежик, ежик. Особенно, если речь идёт о вас.

Вам не обязательно сближаться с плохими терминалами. Вам не нужны плохие терминалы, и это не является частью механизма существования – что у нас должны быть плохие терминалы. Два хороших терминала работают лучше, чем один хороший и один плохой. Это факт. Если вы в это не верите, возьмите двух драматургов, и пусть они работают вместе, и они напишут замечательную пьесу. Возьмите одного хорошего драматурга и одного плохого, и пусть они работают вместе, и они не напишут хорошую пьесу. Из этого вам должно стать ясно, что идея о «терминалах» – это весьма аберрированная идея.

Что ж, мы боремся с аберрацией. С чем мы боремся? На самом деле мы, в сущности, боремся с идеей о том, что есть вещи, которыми нельзя восхищаться, а если вы ими не восхищаетесь, вы смыкаетесь с ними. Из-за этого возникает видимость атаки на МЭСТ-вселенную, понимаете? Из-за этого возникает видимость атаки на зло или впитывания зла. Возникает масса расчётов. Но что касается рестимуляции, что касается одитинга, то всякий раз, когда вас рестимулируют преклиры или вы замечаете, что не горите желанием проводить преклиру процессинг, знайте, что вы как бы начали верить в то, что восхищения не хватает. Должно быть, существует нехватка частиц общения. Так что лучше уж вы разберитесь в этом.

И когда вы в этом разберётесь, когда вы очень хорошо осознаете, что существует огромное изобилие... изобилие восхищения, и когда вы сами как следует осознаете, что самое первосортное восхищение, которое только бывает, – это то восхищение, которое вы дарите себе сами... терминалы, которых мокапите вы, и потоки, которые вы помещаете между ними, – всё это имеет самое высокое качество, которое только возможно. На самом деле всё это находится прямо на вашей длине волны. Что ж, между прочим, когда вы это как следует уясните, не останется ни одного кейса, который вы не могли бы взломать, и для вас не будет существовать практически ничего невозможного. Так что вот вам выход, которым вы как одитор можете воспользоваться.

Так вот, эта лекция – в самом деле последняя из серии лекций профессионального курса, и я надеюсь, что таким образом вы будете с лёгкостью взламывать кейсы шага V с их закупориваниями. Я не знаю, насколько легко это будет у вас получаться – или не получаться. Я знаю, что вы будете взламывать их настолько легко, насколько точно вы будете следовать тому, что я вам рассказал. Вам будет настолько легко этому следовать и вы будете настолько легко взламывать кейсы, насколько хорошо вы будете знать этот предмет. И ничто не заменит знание предмета. Ничто. Ничто этого не заменит.

И вы будете бродить и раздумывать, вправду ли действие в будущем, как проповедовал великий бог Туг-вуг... вы можете начать этим заниматься только в том случае, если вы не знаете предмет. Потому что я могу вам сказать, что в течение всего времени существования Дианетики было так: те, кто знали предмет, сейчас по-прежнему активно работают и по-прежнему запросто получают результаты. И только те ребята, которые скользнули взглядом по этим материалам и сказали: «О, я когда-то всё это читал в учебнике по психологии, напечатанном в 1701 году на испанском языке», и не потрудились изучить их... только они не получают результатов, так что они бросают Дианетику и им приходится искать что-то ещё.

Так вот, возможно, говорить так – несколько сурово с моей стороны. Возможно, это звучит как нравоучение. Однако, так уж случилось, что это не просто моё мнение. Так уж случилось, что это правда. Вся история обучения и весь опыт обучения в Саентологии и Дианетике подтверждает это. Человек, который знал свой предмет, получал результаты, а человеку, который его не знал, приходилось уходить куда-то ещё. Так оно и было.

Я не знаю, сколько одиторов, появившихся в самом начале, до сих пор активно работают. Что ж, вчера мы тут видели одного человека. Когда я его впервые увидел, он был буйно помешанным и лез на стены. Я его проодитировал, давным-давно. И вот он уже носит униформу офицера этой страны. Конечно, он как бы интересуется другими областями, он не знает, что произошло, и так далее. Конечно, может статься, что этот парень так никогда и не узнает. Но суть вот в чём: посмотрите, как он изменился. Посмотрите на это.

Так что если вы не видите, что мы добиваемся полного успеха, значит, вы просто не удосужились посмотреть. И привести этого человека в порядок помогла стандартная рабочая процедура, «Дианетика: современная наука душевного здоровья», 1 июля 1950 года. И это взломало его кейс.

У вас очень, очень много техник; у вас очень большой опыт. И единственная грязная шутка, которую вы можете с собой сыграть, – это не знать данные, которые были вам здесь предоставлены, и не упорядочить их у себя в голове. Это на самом деле единственная грязная шутка, которую вы только можете сыграть с собой или с кем-то другим. И мы получали очень, очень хорошие результаты, и у нас были очень хорошие студенты. Я очень горжусь той работой, которую делают студенты, прошедшие первый курс из этой серии. Имея в распоряжении гораздо меньше техник, чем вы, эти ребята действительно работают вовсю. У них всё в порядке. Особенно у двоих. Они очищают всё на свете. Кстати говоря, это как раз те двое, от которых вы не получаете никаких вестей. Они слишком заняты.

Я надеюсь, что вы можете... что вашим результатам можно будет позавидовать ещё больше, намного, намного больше. Сейчас, на курсе «Групповой одитор», мы даём огромное количество саентологической технологии и рассказываем о методе представления Саентологии, который может привлечь множество... великое множество преклиров и вызвать большой интерес у публики... и профессиональный одитор в своих же интересах должен стать ещё и групповым одитором и заинтересовывать людей групповым одитингом. И я смотрю на каждого профессионального одитора как на того, кто потенциально может одитировать группы людей. Если он будет это делать, у него не будет проблем с поиском преклиров. Если этот вопрос его беспокоит, то могу сказать, что у него не будет с этим проблем. Не получает только тот, кто ничего не даёт.

И сейчас у нас есть этот метод, который позволяет одитору нисколько не смущаясь пойти и принести пользу огромному количеству людей. Если на то пошло, он может организовать небольшую группу, и он обнаружит, что время от времени к нему будут обращаться, чтобы он провёл немного процессинга. Он, вероятно, обнаружит, что будет предоставлять по меньшей мере десять-двенадцать часов профессионального одитинга в неделю. Это весьма приличный заработок, если он будет брать ту плату, которую должен.

Так что здесь у нас дела идут полным ходом, дела ещё никогда не шли так хорошо; мы обрели стабильность, которая может быть разрушена, лишь если мы о ней позабудем. Вы услышите самые разные сплетни о том, что наши дела совсем плохи. Последние три года до людей доходили слухи, что наши дела совсем плохи. Меня называли таким и разэтаким и говорили, что... кстати, вот последняя сплетня... что меня совсем недавно застрелили. Последние три года подобные слухи носились туда-сюда со страшной скоростью. Это очень интересно. Я всё ещё здесь; я никогда не чувствовал себя лучше. И тут... за эти последние три года меня больше всего поражало то, что людям вешают всю эту лапшу на уши и они верят в этот идиотизм. Вот что действительно забавно.

Что же это за слухи, которым люди верят? Что ж, причина тому, безусловно, -терминал, которым не восхищаются. Кто-нибудь может прийти и сказать человеку: «АСХ только что заключила контракт на проведение процессинга всей британской армии». И кто-то может прийти и сказать ему: «Хаббард сбил на машине маленькую девочку и оставил её лежать в кювете». И когда этот человек подходит к кому-то другому, он говорит: «Хаббард сбил на машине маленькую девочку и...» К сожалению, как это ни ужасно, это так. Человеку свойственно верить не в хорошее, а в плохое.

Просто помните об этом, когда вы с этим сталкиваетесь и когда вы это оцениваете.

Вы хотите знать, почему люди сообщают вам плохие новости, плохие новости, плохие новости? Они хотят, чтобы этими новостями восхитились и те бы стёрлись. Посмотрите на излюбленные истории людей. Вы обнаружите, что это сплошь плохие новости, и люди просят вас ими восхититься. Поэтому, вместо того чтобы сидеть и говорить: «О, как ужасно, как ужасно», – скажите: «Ух ты, да у тебя куча неприятностей», – и вы увидите, как этот человек и его история удивительнейшим образом преобразятся.

Хорошо, это всё. До свидания.