asyan.org
добавить свой файл
1 2 ... 10 11

Л. Рон Хаббард

Деньги и экономика

Вильям Б. Робертсон

^ Обмен и финансы

Маргрит Кеннеди

Деньги без процентов и инфляции

Издательство «Путь» МОСКВА 2004

Сборник. - М.: Путь, 2004. - 168 с. ISBN 5-86748-036-4© Текст, Л. Рон Хаббард © Текст. В.Б.Робертсон © Текст, М.Кеннеди © Перевод, RTF

^ ВАЖНОЕ ЗАМЕЧАНИЕ

При изучении тщательно убеждайтесь в том, что вы не пропустили ни единого слова, не поняв его полностью.

Единственная причина, по которой человек пасует в обучении, приходит из-за него в замешательство или становится неспособным изучать, состоит в том, что он пропустил в тексте слова или фразы, которые не были поняты.

Если материал начинает сбивать вас с толку или вы, казалось бы, не можете его ухватить, то как раз перед этим местом будет находиться слово, которое вы не поняли. Ни в коем случае не идите дальше! Вернитесь к тому месту, которое вы читали перед тем, как у вас возникла проблема, найдите неправильно понятое слово и проясните его значение. Для прояснения слова используйте Словарь терминов Саентологии и Дианетики, Толковый словарь русского языка, а также специальные экономические словари. Определения некоторых терминов приведены в сносках.

Эта книга издана в целях поддержки ассоциации "Свободная Зона", основная идея которой состоит в свободном распространении саентологических теорий и технологий. "Свободная Зона" представляет собой содружество групп и отдельных индивидуумов, независимых в предоставлении и распространении саентологических знаний.

Содержание:

^ ДЕНЬГИ И ЭКОНОМИКА 5

ОБМЕН И ФИНАНСЫ 35

ДЕНЬГИ БЕЗ ПРОЦЕНТОВ И ИНФЛЯЦИИ КАК СОЗДАТЬ
СРЕДСТВО ОБМЕНА, СЛУЖАЩЕЕ КАЖДОМУ 85

ГЛОССАРИЙ 158

Основано на работах

Л. Рона Хаббарда

Деньги и экономика

Составлено из лекций и печатных работ

Л. Рона Хаббарда Томом Морганом, ССХ — ВДХ1

Опубликовано SCIENTOLOGY ORANGE COUNTY

426 W. 6th Street Tustin, California 92680

© 1970 Л. Рон Хаббард Все права сохранены

'ССХ: Старший саентолог Хаббарда (HSS, Hubbard Senior Scientologist). Одитор' класса VI, выпускник Специального инструктивного курса Сент-Хилла'.

ВДХ: Выпускник дианетики Хаббарда (HDG, Hubbard Dianetic Graduate) - человек, закончивший Стандартный курс дианетики Хаббарда (HSDC, Hubbard Standard Dianetics Course) и подготовленный для обучения других курсу дианетики.

* - слова, помеченные звездочкой, находятся в глоссарии в конце книги.

ДЕНЬГИ

Существует предмет, по поводу которого отсутствует основополагающее согласие, и о котором все мы, похоже, мало что знаем. Тем не менее, этот предмет довольно широко распространен. Это то, что время от времени скупо раздают у нас на глазах. Это предмет, который с величайшей легкостью делает известными и ломает людей. Предмет, который в действительности лежит в основе огромного количества любовных связей. Предмет, для которого, пожалуй, существует больше сленговых наименований, чем для любого другого предмета в языке. И этот предмет — деньги.

Первое, что нужно знать о деньгах, — это то, что их ценность определяется трудностями, с которыми сопряжен их выпуск. Английские деньги выпускаются организацией, которая является частью британского правительства. Есть некий орган, который занимается их выпуском. На деньгах, выпущенных британским правительством, говорится, что если вы дадите фунтовую купюру им, тогда они дадут фунтовую купюру вам. Это чрезвычайно непосредственно, и Британия имеет проблемы со своими деньгами, и она имеет их с тех пор, как право выпускать деньги получило правительство. У нее не было проблем, пока на этой линии было больше промежуточных точек. Однако сегодня люди могут посмотреть на них и сказать: «Ха! Мы знаем, откуда они взялись. Они взялись прямо с печатного станка. Правительство сказало: «Мы выпустим немного денег», — и выпустило, а от нас ожидается, что мы их примем. Они явно ничего не стоят — ведь они появились слишком бесхитростно!» Британская процедура выпуска денег очень краткая и без кружных путей. Парламент говорит: «Мы санкционируем выпуск денег». После чего Банк Англии дает санкцию печатной машине изготовить какое-то количество, и вот уже в кассах Банка Англии людям выдают эти деньги. Любой может видеть, как это происходит, — вот его деньги и обесценились.

В Америке такого нет. Большая часть денег выпускается федеральным резервным банком города Нью-Йорк - частной организацией. На американские деньги можно купить больше, чем на британские, потому что они имеют на этой линии дополнительные промежуточные точки. Вы никогда не видите законопроектов относительно печатания банкнот. Никто до конца не знает, откуда и как появляются деньги. Так повелось благодаря человеку по имени Александр Гамильтон2, чье имя было тесно связано с именем Джорджа Вашингтона, у которого он был адъютантом, и на всех официальных приказах фигурировали слова: «Подготовил: Александр Гамильтон». По его предложению была сформирована организация под названием Федеральная резервная система3, состоящая из полудюжины банкиров. Конгресс утвердил законопроект, в котором говорилось, что они могут существовать и что в любое время федеральное правительство может выкупить все их акции по номинальной стоимости. С того дня и по сей день в США не обращались с деньгами так, как предписано Конституцией4, что незаконно. Вот почему они такие ценные!

Федеральный резервный банк вводит деньги в обращение следующим образом: кто-то пишет в бухгалтерской книге: «Должны нам 10 миллиардов долларов». Кто должен? Правительство США. Здесь начинаются деньги. Теперь правительство выпускает облигации5 на 10 миллиардов долларов, — которые казначейству позволено выпускать, — а затем, поскольку они позволили казначейству выпустить эти облигации на 10 миллиардов долларов, Федеральная резервная система может ввести в обращение 10 миллиардов долларов денег, которые обеспечены этими облигациями. Это ценные деньги. Почему? Ну, здесь на линии больше промежуточных точек. Когда они изымают из обращения день-

2 Портрет Гамильтона изображен на банкноте в 10 долларов.

1 Федеральная резервная система: банковская система в США, основу которой на сегодняшний день составляют 12 крупных банков (федеральные резервные банки) и управляющие комитеты, в которые входят, в числе других руководителей, главы этих банков. Федеральная резервная система осуществляет выпуск национальной валюты, ведение денежной политики и регулирование банковской деятельности в стране.

' Возможно, имеется в виду пункт 5 раздела 8 Конституции США: «Раздел 8. Конгресс имеет право:...

5) чеканить монету, регулировать ее ценность и ценность иностранной монеты, устанавливать единицы мер и весов; »

- в том смысле, что регулировать выпуск денег имеет право только Конгресс.

5 Облигация: ценная бумага, по которой ее владельцу периодически выплачивается доход.

ги, им приходится изымать и облигации. Этим поддерживается законность. Насколько облигации или деньги имеют какую-то ценность — понять трудно, потому что по сегодняшней экономической теории ни то, ни другое не представляет реальную собственность, монеты, золото, серебро или что-либо еще. Они даже не представляют собой «обязательство заплатить». На банкноте федерального резервного банка в 100 долларов сказано, что Соединенные Штаты Америки (только это не они) выплатят предъявителю по его требованию 100 долларов. В чем? Здесь то же самое, что и в Банке Англии, за исключением того, что здесь это делает частный банк. Вы даете им 100-долларовую банкноту, а они дают вам банкноту в сто долларов. Это обмен бумажками. Это не значит, что федеральные деньги плохи. Они сегодня стали настолько ценными, что на них повсеместно повышены процентные ставки.

Порой вам встретится ценная бумага под названием «Серебряный сертификат». Это совсем не то, что банкнота федерального резервного банка, и на нем напечатано: «Настоящим удостоверяется, что на депозите в казначействе Соединенных Штатов Америки находится десять долларов серебром, подлежащих уплате по требованию предъявителя». Вы могли бы просто прийти и получить на десять долларов серебра, такие дела, — вот только они выдадут вам другую банкноту!

Вот то, что вы знаете как деньги. В качестве денег они имеют силу и обеспечение. И вот что делает их законными. На них указано: «Это законное средство для платежей по обязательствам, как государственным, так и частным»6. Это деньги, и они составляют основную часть наличных денег в стране.

Какова природа денег? Деньги в основе своей — это идея, и их ценность пропорциональна доверию к правительству.

Чьи деньги обесцениваются? Инфляция, в действительности, есть выражение недоверия правительству. Сейчас я говорю о деньгах с философской, а не с экономической точки зрения. Главные идеи, лежащие в основе денег, — просто то, что они представляют собой идею и степень доверия. Поработав с этими двумя вещами в их отношении к деньгам, вы поймете больше, чем читая тысячи экономических изданий.

6 Вы можете видеть эту надпись на долларовых банкнотах: THIS NOTE IS LEGAL TENDER FOR ALL DEBTS, PUBLIC AND PRIVATE.

Деньги становятся плохими, когда люди перестают доверять тому, кто их выпускает. Во вторник народу нравится диктатор Б, а в среду его уже ненавидят. Вы обнаружите, что во вторник валюта страны ценилась на бирже, какой бы ни была ее стоимость, а в среду она не стоила ничего. Вот почему на деньгах помещаются изображения королей, президентов и премьер-министров. Они стараются ассоциировать эти факты. Уверенность в ком-то— это просто степень доверия. Это не абсолютное понятие. Это степень доверия. Доверие, конечно, состоит из прошлого опыта. Люди, которые не доверяют никому, имели слишком много переживаний в прошлом. Полное доверие рассматривается людьми как полный идиотизм, хотя, на самом деле, это единственное состояние, в котором можно существовать.

Деньги — это предмет потребления. Это некий заменитель. Это вещь. Это то, что люди суют из рук в руки. Это то, чему дают определения в учебниках по экономике. Это то, что разменивают. Это то, что печатают, штампуют, чеканят. Это то, из-за чего убивают людей. Это то, из-за чего появляется смысл стать грабителем. Это то, чем вы оплачиваете пошлины, десятины, налоги. Это то, за чем все гоняются. Если бы не было того, за чем все гоняются, то не было бы и игры!

Итак, мы подходим к одному из наиболее фундаментальных соглашений в нашем сегодняшнем обществе: деньги — это нечто, за чем все гоняются и что очень немногие имеют. Вот такое стабильное данное. Чтобы вещь была ценной, нужно, чтобы она была в некотором недостатке. Если бы вы дали людям достаточно денег, они бы просто шли, покупали товары и жили счастливо; так что поддержание недостатка дает им игру. Они встают утром, беспокоясь о том, как раздобыть еще одну такую бумажку, и ложатся вечером спать с мыслью, что потратили одну из этих бумажек, когда ее тратить не следовало, и им снятся кошмары, что кто-то вдруг наполнил их кровать деньгами, а просыпаясь, они обнаруживают, что это не деньги, а счета!

У нас возникают самые разные сложности — когда один человек должен другому деньги и не выплачивает их, и его вызывают повесткой в суд. И вот он получает бумажку, в которой об этом говорится. Ну что же, теперь, конечно, другой парень должен заплатить ему деньги, поскольку он получил подтверждение, что деньги не перешли из рук в руки, хотя должны были. У вас полу-

чается очень славная игра, которую никто не может понять по той простой причине, что тут нечего понимать.

Посмотрим на это поближе. На линию изящно и аккуратно помещаются дополнительные промежуточные точки. Другими словами, дополнительные терминалы. Федеральная резервная система побуждает федеральное правительство выпустить какое-то количество облигаций, чтобы она могла выпустить какое-то количество денег, чтобы... Понимаете? А затем мы говорим о недостатке денег, о нехватке денег и об излишке денег. Мы говорим об инфляции и дефляции. Мы нанимаем людей, чтобы те заполняли страницы газет статьями о текущих кредитах на торгово-промышленную деятельность. У нас есть авторитеты и обучение экономике в университетах. Мы сваливаем в одну кучу самые разные вещи, касающиеся этого предмета под названием деньги, в надежде на то, что никто не проникнет в святая святых и не разрушит ее, сказав: «Деньги ценны настолько, насколько они запутанны, но когда они слишком запутанны, они не имеют ценности». Деньги представляют собой оптимальную степень запутанности, которую, тем не менее, можно в какой-то небольшой мере распутать.

В этом обществе есть два непристойных слова — капиталист и коммунист. «Коммунист» стал непристойным словом, потому что он боролся с капиталистами. «Капиталист» стал непристойностью, потому что они добавили слишком много запутанностей. Они пошли дальше оптимальной точки, заставив деньги делать больше, чем те могли делать. Они заставили деньги самостоятельно производить деньги. И это уже другое дело. Достаточно плохо, когда деньги выпускаются в каком-то месте, о котором вы точно не знаете, и распространяются повсюду, — но как насчет парня, который берет пару долларовых купюр, как следует проглаживает их утюгом и таким образом делает третью? Это довольно низко по шкале. Парень не может смотреть в лицо открытому созиданию. У него не хватает духу ни просто

пойти и добыть из тюрьмы фальшивомонетчика и напечатать денег, ни самому создать такую машину и их напечатать. Не может он и построить какую-нибудь машину или здание или

что-то, за что люди затем дадут ему деньги. Это не то, что хо-

роший Капиталист будет делать, и это следует очень четко по-

нимать.


Я не занимаюсь здесь подстрекательством на стороне либералов, социалистов, коммунистов и так далее. Старая поговорка, что если вы против капитализма, значит, сразу являетесь либералом, боюсь, уже давным-давно стерла все свои зубы!7 Одно лишь то, что вы немного против Капиталиста, не означает, что вы хотя бы отдаленно являетесь либералом. Это вовсе не обязательно так. Капитализм — это что-то, над чем вы либо смеетесь, либо плачете, когда он по вам бьет. Вот парень, который ничего не производит. Каким-то способом он накапливает деньги. Теперь он заставляет деньги производить деньги. Капиталист как бы исчезает из этого общества. Он истреблен. Это слишком непопулярная деятельность.

Интересно, что в штатах Новой Англии8, где капитализм был довольно обычным делом, —там до прихода белого человека было племя индейцев, которое, единственное из всех американских племен, понимало взимание процентов. Когда они давали в долг какое-то количество «вампум»9, они при возврате хотели получить немного «вампум» сверху. У тех, кто пришел следом, возникла идея, что если собрать вместе какое-то количество «вампум», то можно сделать так, чтобы «вампум» сам производил «вампум», — и у вас все в порядке. Но у кого все в порядке-то? Очевидно, что единственный парень, у которого все в порядке, — это тот, кто заставляет «вампум» производить «вампум». Почему? Потому что это тяжелая обуза для фактической действующей валюты. У нее на линии присутствует непроизводитель, который является только потребителем, а это большая обуза для остальных членов сообщества. Это все равно что иметь в сообществе кого-то, кто является полнейшим нахлебником, но обладает полномочиями.

Как бы вам понравился кто-то, кто не может заработать ни гроша, не может палец о палец ударить, не может ничего сделать, но кто при этом настаивает, чтобы его кормили исключительно са-

' В оригинале игра слов - английское слово saw («поговорка») также означает «пила».

' Новая Англия (New England): район на северо-востоке США, состоящий из шести небольших штатов: Массачусетс, Коннектикут, Род-Айленд, Вермонт, НькьХэмпшир и Мэн. Название «Новая Англия» было дано при открытии этой земли англичанами; в дальнейшем этот регион был наиболее экономически развитым среди английских колоний и сыграл ведущую роль в их войне за независимость.

9 Вампум: бусы, сделанные из раковин, которые использовались индейцами Северной Америки в качестве денег, украшений и в ходе ритуалов. Поэтому слово «вампум» также употребляется американцами как сленговое обозначение денег.

мым лучшим ростбифом и фазаньими языками, и кого бы требовалось возить повсюду на золотой колеснице? Через какое-то время вы бы сказали: «Этот парень барахло, и, пожалуй, ему место на кладбище». Возможно, вы бы сказали, что с этим человеком что-то не в порядке. И общество в целом в конечном итоге сказало, что с этим человеком действительно что-то не в порядке. Капиталист никогда ничего не производит.

Не смешивайте капитализм с предпринимателями, производителями, менеджерами. Отделяйте их друг от друга. Под Капиталистом имеется в виду тот, кто заставляет деньги делать деньги. Это все, что он делает. В этом вся его философия.

Веблен10 в начале этого столетия писал в книге «Теория неработающего класса», что необходимо иметь неработающий класс для потребления товаров, производимых рабочими. С каких это пор рабочие не любят разъезжать на позолоченных Кадиллаках?

Некто, кто просто перелопачивает деньги туда-сюда и забирает такую большую их часть, является обузой в экономическом мире. Он должен чем-то возмещать деньги, которые он изымает, — услугами, симпатичной внешностью, обаянием, приятной улыбкой — чем-нибудь. Если он ничего не помещает на эту линию, то экономика склонна терпеть крах просто потому, что есть некто, кто потребляет и не производит.

Капитализм не является хорошей теорией экономики, и люди восстают против него. Крестьяне 14 века во Франции никогда не слышали слова «коммунизм», но это не удержало их от восстания против первого Капиталиста, который стал выпускать бумажные деньги. Они восстали как бешеные. "

Поскольку вы имеете дело с этим предметом потребления под названием деньги, вы получаете такое явление, именуемое капитализм. Это не обязательно плохо или хорошо. Капиталист просто мешает своей экономике, он не обязательно плохой человек.

Давайте взглянем на другой конец шкалы, созданной таким образом. Человека заставляют производить, производить, производить, производить, и он не может иметь никаких денег. Так мы получаем

10 Торстейн Веблен (1857-1929): американский экономист и социолог.

" Возможно, речь идет о Жакерии - восстании французских крестьян в 1358 г, - а также о протекавшем параллельно и в частичном союзе с крестьянами восстании горожан Парижа (Парижское восстание, 1357-1358) - это самые крупные волнения в 14 веке во Франции.

крестьянина или рабочего. Когда на вершине у вас есть парень, который забирает с линии деньги, не внося никакого вклада, то где-нибудь есть кто-то, кто работает вдвое тяжелее и ничего за это не получает. Вот из-за чего начинаются революции. Природа революций на 9/10 экономическая и только на 1/10 политическая. Они завязываются вокруг того парня, который не может работать.

Вымирающее индейское племя вымирает потому, что только 15 мужчин в племени заняты охотой. Остальные десять мужчин племени только едят. Через какое-то время эти 15 мужчин не могут настрелять достаточно дичи для 25 мужчин и всех женщин и детей, которые у них есть, так что племя начинает вымирать от голода. Что заставило их вымирать от голода? Парни, которые ели не охотясь. Мы получаем дисбаланс из-за нахлебничества. Всякий раз при такой ситуации, когда кто-то лишь тянет с линии, лишь поглощает или получает и никогда ничем не отплачивает, возникает дисбаланс в какой-то другой части системы.

Поместите на линию достаточно промежуточных точек, и деньги станут ценными, но только если существует их недостаток. Насколько недостаточным должно быть количество денег? Каков оптимальный недостаток? Недостаток денег должен быть таким, чтобы люди считали их более ценными, чем те товары, которые они имеют, держат на руках или изготавливают. Очевидно, их должно быть чуть-чуть труднее получить, чем сами товары, иначе люди будут сами потреблять свои товары в какой-то степени. Деньги должны иметь чуть большую ценность. Таким образом, возникает ситуация, когда некто должен производить, взамен чего он получает деньги. Все это основано на том факте, что люди производят разные вещи, и каждый хочет всего понемногу, так что деньги используются как линия коммуникации для регулирования этой экономики. Достаточно пугает то, что когда деньги используются для чего-то еще, все общество разваливается.

Вот чем, по существу, являются деньги. Это все, что они делают. Это все, на что они могут претендовать. Это просто некий заменитель. Если вы завалите деньгами маленькую деревню, она будет стремиться к такому уровню производства, при котором возникнет недостаток денег. Цены в конечном итоге распределятся так, что денег станет чуть-чуть не хватать, так что люди будут хотеть их больше, чем что-либо еще. Почему они хотят иметь

деньги? Потому что их можно обменять на другие вещи, которые они сами не производят. Таким образом, вы имеете систему обмена.

Если вам требуется система обмена продукцией (что не обязательно необходимо), тогда деньги — это очень хорошее решение, и поэтому они широко распространены. Когда деньги делают хоть сколько-нибудь более запутанными, возникают перекосы и дисбаланс власти. В итоге мы обнаруживаем власть в руках нахлебников. Как им это удается? Ну, они начинают вертеть деньгами, и, ничего не производя, они меняют течение денежного потока, а люди вокруг сидят и допускают это.

На это есть два ответа. Либо: «Мы не будем работать и посмотрим, не получим ли мы больше». Это забастовка; или — «Давайте просто всех поубиваем». Общество разделяется между этими двумя решениями. «Пострелять всех, кто не работает» и «Устроим забастовку и откажемся работать, пока не получим больше денег». Что они пытаются сделать? Что они пытаются сделать? Они пытаются силой привести в порядок то, что в лучшем случае является шаткой идеей.

Если производство необходимо, то деньги — хорошее решение для обмена товарами. Фактически, «обязательство заплатить» — это небрежное определение для денег. «Обязательство заплатить» на самом деле является состоятельным лишь тогда, когда вы говорите, чем заплатить. «Обязательство заплатить» состоятельно лишь тогда, когда дано человеком, который может производить, а не платить.

Если подвести итог, мы имеем общество, находящееся в беспокойстве и смятении по поводу абстрактного предмета потребления, который сам по себе состоятелен лишь настолько, сколько промежуточных точек с ним связано. Он имеет применение, но это не обязательно делает его состоятельным.

Однажды жил парень по имени Кристоф12. Потрясающий человек. Очень долгое время французы владели Гаити и истребляли гаитян. Через какое-то время гаитяне решили, что французы желают им очень мало добра, если вообще желают, и решили прогнать их с острова. Появилось несколько лидеров, но величайшим из них был Кристоф. Должно быть, в нем было шесть

12 Анри Кристоф (Henri Christophe) (1767-1820): президент Гаити (1807-1811), впоследствии провозгласивший себя королем (1811-1820).

футов восемь — шесть футов десять дюймов (203-208 см. ), где-то так. Гигантский человек. Послушать, как о нем говорили, — таким он воочию был большим. Возможно, в нем было пять футов два дюйма (157 см. ), но всем он явно казался шести футов восьми или десяти дюймов. Кристоф решил, что он сможет построить лучшее государство, чем французы, и после восстания против французов продолжал это делать и построил с достаточным успехом. Он сделал это, потому что французы не думали, что он сможет. Они думали, что Гаити ждет экономический крах, — в тот момент, когда их оттуда смели, — но они думали только на языке денег. Что же сделал Кристоф? Он объявил все тыквенные деревья13 собственностью государства Гаити. Он послал своих солдат, чтобы те срезали все тыквы, которые увидят, с каждого тыквенного дерева на острове, и провозгласил все тыквенные деревья достоянием Гаитянской казны. Когда это было сделано, он объявил тыквы единственным платежным средством, которое следовало принимать за товары и продукты. Это было давно, где-то в 1810 или 1812 году, и по сей день деньги, выпускаемые на Гаити, носят название гурд (франц. «тыква»), и на них изображены тыквы. Деньги в своей основе — это идея. На Гаити ограниченное число тыкв, поэтому он построил на них экономику, и постепенно она вышла на свой уровень. Он получил экономику, а французы взирали со стороны в полнейшем изумлении. Они говорили, что этот человек просто не может преуспеть. Еще как мог! Он владел всеми деньгами, что были в стране!

А вот другой пример. Люди были абсолютно уверены, что парень по имени Шикльгрубер14 ни за что не добьется успеха в 193 7 году. Они смеялись, когда слышали, что он собирается найти новое финансирование для Германии. Но какое? У него не было ни золота, ни серебра. У него не было никаких кредитов и не было никакой продукции. Как, во имя здравого смысла, он вообще мог это сделать? Германия явно была разорена и поэтому не могла перевооружиться и уже никогда не могла стать угрозой остальному цивилизованному миру. Это были нищенские представления о возможностях денег! Они ничего не знали о деньгах. Им даже не хватило знаний, чтобы почитать историю нашего собственно-

13 Тыквенное дерево: тропическое дерево высотой порядка 10 м., плоды которого (буты
лочные тыквы) используются для изготовления посуды и курительных трубок, а мякоть пло
дов составляла основу рациона жителей Вест-Индии (включая Гаити) до прихода европейцев.

14 Шикльгрубер: настоящая фамилия Адольфа Гитлера.

го западного полушария! Они даже не знали о деятельности Кри-стофа. А стоило бы: ведь что сделал Гитлер? Он просто выпустил 'нечто и сказал: «Это деньги». Люди, которые с ним не согласились, долго не прожили. Через какое-то время это были лучшие деньги, о которых вы когда-либо слышали! Сегодня марка -самая стабильная валюта Европы. Она принимается наравне с американским долларом. Она значительно лучше фунта и гораздо лучше, чем франк. Что это за марка такая? Это марка. Но что такое марка? Это Марка! Конечно, вы можете сказать, что она подкреплена экономикой США, однако в этом я серьезно сомневаюсь. Все, что сделал Гитлер, — это поместил на линию еще одну промежуточную точку. Эти деньги были хороши, потому что они прошли через еще чьи-то руки, прежде чем их напечатали, и потому что на них была другая картинка, чем на деньгах кого-то еще. Конечно, это далось ему с большим трудом, потому что люди в Германии уже научились, что когда вы спускаете печатные машины с привязи, то в конечном итоге покупаете большие буханки хлеба, а то и крошечные булочки, подвозя деньги тачками. 15 Это инфляция.

Если в желании узнать все о деньгах мы обнаруживаем, что о них особенно нечего узнавать, кроме того, что деньги есть деньги, то что же тогда регулирует экономику каждой конкретной страны, или человека, или президента, или бизнесмена? Деньги? Нет, не они. Это продукция. Способность производить и существующее производство. Это единственное, что может стабилизировать любую экономику, и это зависит от людских и природных ресурсов. Вы должны иметь людей, желающих работать, и природные ресурсы для обработки. Если у вас этого нет, вам стоит изобрести для производства что-то такое, для чего это не требуется.

Мы имеем дело с чем-то реальным. С чем-то, что имеет плотность. Мы имеем дело с массой. Мы имеем дело с предметами потребления, будь то пара чулок или картонные коробки для их упаковки. Это произведенное изделие, и эта продукция должна быть желаема и пригодна к потреблению. Допустим, маленькие часы пригодны к потреблению, если они стоят на полке. Их используют. Они пригодны к использованию. Почему они стоят на полке? Не потому, что это просто милая вещица. Но лишь пото-

15 Вероятно, имеется в виду инфляция, имевшая место в Германии в период Веймарской республики* (1919-1933).

му, что кто-то их захотел. Желание иметь товары, таким образом, создает взаимный обмен. Товары сами по себе делают существование экономики возможным. Желание их иметь вызывает экономику к жизни.

Есть самые разные парни, которые носятся по округе, призывая: «Пролетарии всех стран, поднимайся. Пролетарии, енти капиталисты считают, шо вы есть вши». Я слышал, как парни, обладающие безупречным гарвардским16 произношением, с трибуны использовали такой плохой английский язык. Они ходят и занимаются подстрекательством. Почему? Они видят, что имеют дело с единственными людьми-производителями, и если им удастся взять под контроль этих парней, то они смогут жить в безделье на месте капиталистов! Видите, какая изящная схема? Единственная разница между Комиссаром и Капиталистом — в написании слова!

У нас есть парни, которые приходят к этой ключевой идее о производстве и затем пытаются с помощью производства достичь всего. Однако производство — это ничто без желания иметь прелестные маленькие часы на каминной полке. Должно быть желание обладать продукцией. Не будет никакого толку, если поставить людей к стенке и сказать: «Мы вас всех расстреляем, если вы не будете производить». Если сделать это с целой нацией, то она в итоге придет к тому, что никто не будет способен ничего хотеть. Желания трупов под силу определить только червям.

Когда все производят и никто не потребляет, тогда, конечно, у вас нет третьей динамики (выживания в качестве группы). У вас есть набор первых (выживание в качестве индивидуума). Крупные групповые социальные движения, основанные на завлечении рабочих в ловушку, в итоге обычно превращаются в действия исключительно по первой динамике. «Каждый выступает за себя» — такое общество лучше, чем «каждый выступает ни за кого». По крайней мере, есть возможность борьбы от лица пер-вой динамики. Такая огромная экономическая сеть требует определенного количества потребления, но потребление должно как-то соотноситься с желаниями. Мы не должны, допустим, просто автоматически принимать идею, что люди всегда должны есть. Я не знаю такого, чтобы люди всегда должны были есть. Я думаю, это дурная привычка. Я не знаю такого, чтобы какое-то из этих

16 Гарвардский университет: престижное учебное заведение, старейший университет в США.

желаний было бы чем-то большим, чем просто идея человека, что он этого хочет.

Экономику можно развалить двумя способами. Можно развалить экономику, заставляя людей сокращать свое производство. «Не производи так много, Джо». «Нам все это не нужно. Воздержись в этом году. У нас здесь этого больше никто не хочет». Также мы можем ходить по округе и говорить: «Люди, все вы должны проявлять самопожертвование, и вы не должны быть жадными и желать все эти вещи». На самом деле, требуются оба этих действия, потому что если у вас нет второго, то первое действие никогда не будет скорректировано, если оно отклонится от курса. Другими словами, если люди все же уменьшили производство, у вас все равно должна быть другая команда, пусть это просто женщины семьи, которые будут ходить вокруг и говорить: «Мне все равно, сколько это стоит, мне все равно, сколько миль тебе для этого придется идти в метель, когда я говорю: «Хочу норку», — это значит, я хочу норку!»

Кто-то должен быть на этом месте. В современной экономике есть такой интересный аспект. Каждого постоянно колотят и дубасят этими «должен иметь — не могу иметь». Посмотрите телерекламу: «Сядьте в этот красивый новый Кадиллак. Прокатитесь по этой ровной дороге». Вначале вы говорите: «Вот бы я хотел!». Через какое-то время, — поскольку это всего лишь стекло с игрой света на нем, — вы скажете: «Всех этих богатеев надо перестрелять». Это ваша следующая реакция. А через какое-то время вы говорите с сожалением: «Какие там Кадиллаки? Я даже рекламу больше не читаю». Понимаете? Вы можете перестимулировать желание «иметь» и затем настолько не удовлетворить его, что все впадут в апатию по поводу владения. И это станет концом данной экономики.

Единственное, что вы не можете сделать, — это перепроизвести разнообразной продукции. Конечно, перепроизвести вы можете. Если все в мире вдруг начнут выращивать арбузы, а каждый завод — только производить синтетические арбузы, то я думаю, экономика будет разрушена. Однако, если у вас есть разнообразие продукции, и люди производят то, что они могут, производят товары, пригодные к потреблению, товары, которые удовлетворяют различные потребности, то перепроизводство почти невозможно.

Идея о том, что нужно быть богатым, чтобы ездить на Кадиллаке, безусловно, происходит исключительно из рекламы. В рекламе показывают богачей, ездящих на Кадиллаках. Не существует причин, почему эта экономика не могла бы построить Кадиллак для каждого желающего. Да, действительно, каждый член общества не смог бы иметь позолоченный Кадиллак. Для этого недостаточно золота. Кому-то пришлось бы производить золото, чтобы каждый имел позолоченный Кадиллак. Экономика регулируется желанием иметь и способностью производить. Если у вас нет сырья, производить вы не сможете.

Единственный путь здесь, который выглядит сравнительно открытым, — это производство. Тут вы не можете переборщить, сохраняя при этом разнообразие продукции, если только не столкнетесь с рядом факторов. Вы можете ввести такой новый фактор, связанный с деньгами — с их недостатком, и осторожно сказать всем: «Послушайте... Чтобы получить какой-либо товар, вам нужно заплатить за него деньги». Это новый урок. Каждый усваивает его как следует. Они ходят, рассуждая: «Я хочу новый Кадиллак. Значит, мне необходимо 10 000 долларов». Кто-то забывает записать что-то в бухгалтерской книге или говорит: «Что ж, эта страница заполнена. Мы больше не будем выпускать денег». Вы смотрите себе в карман, и там нет 10 000 долларов. Там есть только 10 центов, так что вы не покупаете Кадиллак, а покупаете гамбургер!

Допустим, вы производили изо всех сил, и на вашу продукцию не было достаточного количества денег. Что ж, мы обнаруживаем, что вы не так уж много можете сделать с людьми с позиций производства, и от регулирования производства все равно никому не будет пользы. Место, куда нужно бить, — это деньги. Создайте недостаток денег. Есть два способа создать недостаток денег. Оба приводят к тому, что деньги теряют ценность. Либо печатайте их миллиардами, пусть они летают по улицам, покажите президента, закуривающего сигары с помощью 1000 - долларовых банкнот, —либо не печатайте их вообще. И все забудут, как они выглядят.

Общество в целом могло бы продолжать или не продолжать иметь дело с деньгами, если бы не такая вещь, как налоги. В стране есть организация, состоящая из сборщиков налогов, которые собирают налоги деньгами. У вас не получится принести им яиц

или припарковать тот же Кадиллак у их подъезда и сказать: «Вот, возьмите». Их устроят только деньги! Вы можете напечатать немного денег и дать им, но они не будут удовлетворены. Им нужны особого рода деньги. Им нужны их собственные деньги. Но ведь они их не выпустили! Как вы им заплатите? Как вы заплатите налоги деньгами, которые не изготавливаются?

Деньги — неприятный предмет. Так устроено, что когда у вас нет денег, вам нечего есть. Нет денег — нет еды. Таков девиз этого общества. Однако деньги — это не продукция. Деньги — это деньги, и если их не изготовить, они не существуют. В этом смысле это просто еще один вид продукции.

Сегодня почти у любого человека есть проблема настоящего времени, которая становится все острее с течением времени и с развитием нашего общества.

Это простой вопрос: «КАК МНЕ ПРОЖИТЬ?»




следующая страница >>