asyan.org
добавить свой файл
  1 ... 36 37 38 39 40
Придворные и кувшины воды.

На Востоке рассказывают историю о некоторых скептиках – прид­ворных, которые отказались верить, что аскет может быть настолько поглощён медитацией, что не замечает проходящую мимо него армию, когда он сидит под деревом, уйдя в свои мысли. Царь пообещал им доказать возможность этого и выполнил своё обещание, как истинный сын востока и аристократ.

Он дал приказ принести большие кувшины и наполнить их до краёв водой. Затем он приказал придворным пройти с этими кувшинами по главным улицам города пешком. Но их должны были окружать стражи с обнажёнными мечами, и если один из них прольёт хотя бы одну каплю воды, он тут же лишится головы. Придворные отправились в путешествие, полные ужаса. Но они возвратились все целы и невредимы. Тогда царь, улыбаясь, попросил их рассказать о всех эпизодах их прогулки и описать людей, которые им встретились. Ни один из них не мог назвать даже единственного имени; все они должны были признаться, что, будучи полностью поглощены своими до краёв полными кувшинами, они ничего не замечали. “Так вот, господа, – ответил царь, – вы видите, что, когда интерес достаточно глубок, концентрация возможна”.

Медитация.

Когда вы достигнете этой концентрации, не под страхом непосредственно угрожающей смерти, а в результате упражнения вашей воли, вы сможете тогда в ваших усилиях попробовать подняться на более высокую ступень. Я не говорю, что это будет легко – совсем наоборот, это очень трудно. Но это осуществимо, потому что многие из нас это сделали. Когда ваш разум станет покорным орудием, попробуйте то, что мы называем медитацией. Выберите определённый момент, когда ничто не может вас отвлечь. Раннее утро – лучшее время во всех отношениях, если для вас это возможно. Для нас это время не всегда удобно, потому что наша современная цивилизация бесповоротно перевернула день и ночь вверх дном, так что полдень не является более серединой дня, как должно было бы быть. Сегодня мы остаёмся в кроватях долго после восхода солнца, а затем бодрствуем по вечерам, портя свои глаза при искусственном свете после захода. Но выберите своё время, и пусть оно будет одно и то же каждый день: ни один день не должен проходить без этого регулярного упражнения. Известно, что, когда человек повторяет какое-нибудь физи­ческое упражнение, насколько эффективнее бывают его недолгие регу­лярные тренировки, чем одно резкое усилие в неделю. Здесь также нужна регулярность.

Сядьте удобно на место, где вам ничто не помешает, и со всей приобретённой силой сосредоточения направьте ваш разум на предмет, который требует мысли возвышенной и полезной. В теософическом учении нет недостатка в темах подобного рода, сочетающих глубочайший интерес с величайшей пользой. По предпочтению вы можете выбрать какое-то моральное качество, как рекомендует католическая Церковь, когда предписывает это упражнение. В этом случае вы мысленно рассматриваете это качество с разных сторон. Вы увидите, что оно составляет существенное свойство Божественного Порядка, отметите, как оно проявляется в Природе вокруг вас, как великие люди прошлого освещали его, как вы можете проявить его в вашей повседневной жизни, как, может быть, вы не всегда выражали его в вашей прошлой жизни и так далее. Такая медитация о высоком моральном качестве – хорошее упражнение во всех отношениях, потому что оно не только тренирует разум, но и постоянно поддерживает рядом с вами хорошую мысль. Но обычно бывает необходимо, чтобы ей предшествовала медитация на конкретные темы. И когда такие упражнения станут для вас лёгкими, вы можете успешно перейти к более абстрактным идеям.

Если это вошло у вас в привычку, которую вы не нарушите ни под каким предлогом, если вы сможете выполнять это упраж­нение, не испытывая затруднения или напряжения, так что ни одна блуждающая мысль не проникнет в ваш разум, тогда вы сможете приступить к третьей стадии упражнения – созерцанию. Но помните, что вы не будете иметь в ней успеха, пока не станете господином блуждающего разума.

Долгое время, пытаясь медитировать, вы будете обнаруживать, что ваши мысли постоянно ускользают от вас, а вы этого не замечаете до тех пор, пока они не уплывут далеко от вас. Это не должно вас обескура­живать, потому что такое случается со всеми. Нужно просто призывать блуждающий разум к долгу, сотню, тысячу раз, если необходимо, поскольку единственное средство одержать успех – это отказаться допустить возможность неудачи. Но когда вы наконец преуспеете и ваш разум будет окончательно подчинён, тогда вы придёте к тому, по сравнению с чем всё остальное было лишь необходимой подготовкой, какой бы полезной сама по себе она ни была.

Созерцание.

Вместо того, чтобы рассматривать какое-то качество, возьмите теперь высочайший идеал, какой вам только известен. Не важно, что это и как вы его назовёте. Теософ, вероятно, возьмёт одного из Великих Существ, о которых мы уже говорили, – члена великого Братства Адептов, которых мы называем Учителями, тем более если вы имели честь быть в прямом контакте с одним из них. Католики могут выбрать Пресвятую Деву или какого-нибудь святого. Обычный христианин, вероятно, возьмёт Христа. Индус, может быть, выберет Кришну, а буддист, по всей вероятности, самого Будду. Имена не имеют значения, посколь­ку речь идёт об одной и той же реальности. Но необходимо, чтобы выбранное существо было самым высоким, вызывающим в вас глубочайшие чувства любви и поклонения, на которые вы только способны. Вместо того, чтобы приступить к медитации, сразу же создайте самый яркий ментальный образ этого идеала, какой только можете; затем со всей интенсивностью направьте к этому высшему существу свои чувства; постарайтесь со всей силой вашей природы подняться к нему, стать единым с ним, войти в него и слиться с этой ослепительной красотой. Если вы хотите этого, если вы неизменно поднимаете своё сознание таким образом, придёт момент, когда вы вдруг обнаружите, что соеди­нились с этим идеалом, как никогда раньше, или же вы “осознаете” и поймёте его, как никогда раньше, потому что новый чудесный свет засверкает теперь над вами, и весь мир изменится в этом свете. Впервые вы узнаете, что значит жить, и вся предыдущая жизнь в сравне­нии покажется вам лишь тьмой и смертью.

Потом всё это исчезнет, и вы возвратитесь к свету обычного дня; и конечно, он покажется вам теперь темнотой. Но продолжайте заниматься созерцанием, и скоро этот чудесный момент возвратиться вновь. С каждым разом он будет длиться всё дольше, пока однажды эта высшая жизнь не станет вашей, не мимолётным лучом, не отблеском рая, а ярким и постоянным светом, чудом, всегда новым и с каждым днём вашего существования более прекрасным. Тогда днём и ночью ваше сознание будет поистине непрерывным, и вы узнаете красоту полной жизни и счастье альтруизма. И всё же это состояние, которое, казалось бы, не поддаётся никакому описанию и которое нельзя превзойти, является лишь первой порцией наследства, которое вы должны получить, вы и каждый человек! Посмотрите вокруг себя этим новым и высшим зрением, и вы увидите и поймёте многие вещи, которые до сих пор не вызывали у вас ни малейшего сомнения; по крайней мере, если вы заранее не ознакомились с исследованиями тех, кто прошёл по этому пути впереди вас.

Упорствуйте в ваших усилиях, и вы поднимитесь ещё выше, вы увидите, как однажды вашим изумлённым глазам откроется жизнь, настолько по своему великолепию превосходящая астральную жизнь, насколько последняя превосходит физическую. Опять же у вас будет чувство, что подлинная жизнь до сих пор вам была неизвестна; потому что вы будете приближаться к Единой Жизни, которая одна является совершенной истиной и совершенной красотой.

Это развитие, на которое должны уйти годы, скажете вы. Да, это возможно, потому что это – попытка осуществить за одну жизнь эволюцию, которая нормально продолжалась бы несколько жизней. Но результат стоит гораздо больше, чем время и усилия, которые на это потребуются. Никто не может сказать, сколько времени это займёт в каждом отдельном случае, потому что это зависит от двух вещей: толщины коры, которую надо разбить, и от энергии и воли, которые нужно приложить к этой работе. Я не могу пообещать вам, что вы одержите успех за столько-то лет. Я могу только сказать, что многие пытались сделать это до вас и многие преуспели. Все великие Учителя Мудрости когда-то были людьми того же уровня, на котором мы находимся сейчас. Наше восхождение должно быть таким же, каким оно было у них. Многие из нас в более скромном масштабе также пытались подняться, и им это удалось: одним с большим успехом, другим – с меньшим. Но никто из тех, кто пытался, не жалеет о попытке: то, что достигнуто, много это или мало, – достигнуто навечно, потому что отныне это наследуется душой, которая переживёт смерть. То, что мы завоёвываем таким обра­зом, становится для нас ясно осознаваемой силой, всегда находящейся в нашем распоряжении. Потому что это не перемежающиеся способности медиума в состоянии транса. Однажды эта способность во всём своём великолепии станет достоянием всего человечества.

Необходимые условия.

Но тот, кто хочет развить в себе эти способности, будет очень неблагоразумным, если предварительно не очистит свой ум и своё сердце, потому что это первое и самое важное условие. Если он хочет это сделать, и очень хочет, он должен очиститься ментально, астрально и физически. Он должен избавиться от своих любимых пороков и физической грязи. Он должен перестать загрязнять своё тело мясом, алкоголем или табаком и стараться сделать себя чистым на этом низшем плане, так же как и на высших планах. Если он не находит, что стоит труда отказаться от грязных пороков ради более благородной жизни, это исключительно его дело. Говорили когда-то, что нельзя одновременно служить Богу и маммоне. Я не говорю, что дурные привычки на физическом плане полностью закроют человеку путь к психическому развитию, но я решительно и со всей убеждённостью заявляю, что человек, оставшийся нечистым, постоянно подвержен опасности и что прикасаться нечистыми руками к священным вещам значит рисковать навлечь на себя ужасную беду.

Тот, кто хочет попытаться достичь высшей жизни, должен освободить свой разум от всех низших забот и тревог. Выполняя свой долг всегда и до конца, он должен делать это бескорыстно и во имя добра, передав заботу о плодах Высшим Существам. Так он привлечёт к себе существа, которые своей чистотой будут помогать ему дви­гаться вперёд, и он сам станет источником света для тех, кто в горе и печали. Так он останется господином самого себя – чистым, чест­ным, свободным от эгоизма, никогда не использующим свои новые способности для личных целей, но всегда для прогресса и утешения людей, своих братьев, чтобы они также в меру своих способностей научились жить жизнью более высокой, подняться над завесами неве­жества и эгоизма к чудесному солнцу божественного мира.

Итак, возьмитесь за изучение теософии, но не со слепой верой, потому что слепая вера принесла миру уже достаточно много зла, а чтобы научиться. Если вы не удовлетворены, в этом нет ничего дурного, в то время как если вы удовлетворены, вы можете извлечь из этого большую пользу, как мы. Лучшее средство узнать, является ли это учение истинным, – это действовать, как будто оно истинно и жить жизнью, за которую оно ратует, отмечая её эффект на себе. Попытайтесь приобрести это господство над мыслями, которые оно рекомендует, и увидите, будет ли вам от этого хуже. Попытайтесь понять это единство и это братство, которое оно проповедует, и проявить альтруизм, которого оно требует. Потом вы сами увидите, что такое существование превосходит другие. Сегодня, как и когда-то, остаётся верно то, что истину познаёт тот, кто выполняет волю нашего Отца. Самый верный путь найти истину – это жить. Без конца стремитесь к самоотрицанию и альтруизму, и вы увидите, что это дверь, открытая в новые страны счастья. От этого исходного момента постепенно переходите к другим частям этого учения, и вы найдёте многочисленные подтверждения. Думайте о том, что станет с миром, если все примут эти учения о том, что Бог является общим Отцом, что все люди – братья. Будет лучше или хуже, если всё человечество станет рассматривать единство как факт, а альтруизм как долг? Мы стоим только у начала этого исследования, самого великого из всех. И всё же мы говорим вам с абсолютной уверенностью: примите участие в наших исследованиях, и вы тоже познаете мир и уверенно­сть, которые стали нашими. Через изучение теософии ваша жизнь станет более счастливой для вас и более полной для ваших братьев.
ПРИЛОЖЕНИЕ. Смерть детей
Проблема смерти маленьких детей беспокоила многие умы. Впечатление потери приводило в отчаяние многие сердца, и многие голоса вопрошали: “Какая польза может быть в этой прерванной жизни, которая едва началась?” Ортодоксальная теория настойчиво пыталась утешить людей, потерявших дорогих существ, объясняя, что маленький крещёный ребёнок, который умер, собственно, не совершив греха, переходит прямо в состояние вечного блаженства. Итак, этот ребёнок будет иметь значительное преимущество по срав­нению с теми, кто, находясь в этой жизни дольше, почти наверняка находится в опасности потерять доступ к такой бессмертной жизни, если не теряет его бесповоротно. Такие объяснения не могут быть удовлетворительными, стоит лишь над ними задуматься. Теософы сначала также не видели никакого ясного объяснения тому факту, что значительное число детей умирают в очень раннем возрасте. Мы прикрывались банальными фразами о расточительности природы. Мы указывали на то, что дуб даёт тысячи желудей, из которых толь­ко два-три, может быть, станут, в свою очередь, дубами. Тем не менее мы сознавали, что наше сравнение не годится, что два случая в реальности лишь параллельны. Мы признавали, что потеря ребёнка, конечно, составляет часть кармы родителей и что связанное с ней страдание является необходимым следствием некоторых поступков родителей в прошлом. Но всё это, несомненно, верно само по себе. Нас всегда ставила в тупик связь этого события с “Эго”, обитавшем в теле ребёнка, и мы чувствовали, что некоторые стороны проблемы ускользали от объяснения.

Как к нам пришёл свет.

Вероятно, лучшим объяснением истины, которое нам извест­но, было бы рассказать, каким образом озарение пришло к тем, кто изучал этот вопрос. То, что мы можем считать первым лучом света, появилось в связи со смертью в расцвете лет одного молодого человека. Во время наших исследований нам показалось желательным рассмотреть долгую серию последовательных инкарнаций одного и того же “Эго”, чтобы посредством терпеливого анализа познать великий закон причины и следствия и попытаться постичь правила, опреде­ляющие время и место рождения “Эго”. С этой целью были найдены, классифицированы и тщательно изучены многочисленные параллельные линии, или серии жизней. И во время этих исследований многие очень интересные и важнейшие факты стали ясными.

Проблема реинкарнации.

Случай, о котором я хочу сообщить в данный момент, касается двух братьев, которые жили вместе в древней Греции. Оба с большим рвением изучали философскую систему Пифагора. Помимо этого взаимного интереса их объединяла необычная по силе привя­занность. Для старшего эта философия была, так сказать, един­ственным стоящим делом в жизни. Почти всё своё время он посвящал этому учению и работе, связанной с тайнами, в которые он был посвящён. Младший также считал эту философию центральным вопро­сом жизни, однако, сверх того, он развивался в другом направлении, поскольку обладал большим художественным талантом, и был одним из выдающихся скульпторов своего времени. Естественно, искусство, в котором он был большой мастер, требовало более половины его времени, оставляя ему несколько часов досуга для занятий в вели­кой школе Клейпеи. Братья жили очень дружно и счастливо. Оба достигли преклонного возраста. Они были так тесно связаны друг с другом и оказывали друг на друга столь силь­ное влияние, что им, как казалось, обязательно нужно было вместе родиться заново. Но возникло затруднение: продолжительность их пребывания в раю не была одинаковой. Младший был готов к реинкарнации в начале ХVI века нашей эры, в то время как другому предстояло ещё триста лет небесной жизни.

Можно предположить, если мы можем сказать так, не буду­чи непочтительными, что в данном случае перед Господами кармы встала проблема, хотя вроде и простая. На основании наших наблюдений мы можем сказать, что жизнь человека в раю – это просто время для реализации запаса энергии, которую он накопил; поэтому для него было бы невозможно сократить или продолжить этот период или же возможно только в очень ограниченных пределах. Нам говори­ли, что незначительно сократить этот период возможно посредством особого усиления блаженства этой высшей жизни. Но это средство употребляется редко и в исключительных обстоятельствах, и очевид­но, что это было бы невозможно в том случае, который мы рассмат­риваем. Такое видимое затруднение было разрешено самым простым способом: младший из двух братьев, прожив свой срок в раю, вопло­тился в центральной Европе. Его артистический темперамент проявил­ся с раннего возраста, но на этот раз в несколько иной области. Вместо скульптора он стал гравёром, как до него его отец. Он обнаружил большое дарование к этому искусству, и его считали многообе­щающим молодым человеком, когда вдруг одна из многочисленных эпидемий средневековья вырвала его из физического плана; тогда ему едва исполнилось 20 лет. Естественно, что многие оплакивали эту преждевременную кончину, с сожалением говоря о потере для искусства, вообще сочувствуя судьбе молодого человека, которому жизнь обещала блестящую карьеру.

Обратим внимание на результат. За время своей короткой физической жизни этот молодой человек использовал лишь относи­тельно малое количество энергии. Следовательно, хотя его жела­ния и чувства требовали средней продолжительности жизни на астральном плане, его жизнь в раю была относительно недолгой. Таким образом, он был готов к реинкарнации в середине XIX века, спустя три года после физического рождения того, кто был его старшим братом в древней Греции.




<< предыдущая страница   следующая страница >>