asyan.org
добавить свой файл
  1 ... 20 21 22 23

* * *
Позже, во время занятий по стрельбе из лука, Хирон отозвал меня в сторону и сказал, что уладил все мои проблемы с преподавателями Мериузер. Школа больше не обвиняет меня во взрыве спортивного зала. И полиция меня больше не разыскивает.

– Как тебе это удалось? – спросил я.

В глазах Хирона промелькнула искорка.

– Я просто предположил, что все эти люди видели в тот день нечто совершенно другое… ну, скажем, взрыв котла, в котором ты совершенно не виноват.

– Так ты просто сказал это, и они купились?

– Я немного поупражнялся с туманом. Когда нибудь, когда ты будешь готов, я покажу тебе, как это делается.

– То есть я могу вернуться в Мериузер на будущий год?

– О нет, они тебя все таки исключили. Твой классный руководитель мистер Бонсаи – как же он выразился? – настаивает на том, что у тебя «искаженная карма, разрушающая всю образовательную ауру школы». – Хирон многозначительно приподнял брови и помолчал. – Но проблем с законом у тебя теперь нет, что стало большим облегчением для твоей матушки. Кстати говоря…

Он отстегнул от колчана свой сотовый телефон и дал его мне.

– По моему, ты давно ей не звонил.
* * *
Надо было пережить только несколько первых минут.

– Перси Джексон о чем ты думал ты да же не представляешь как я переволновалась узнав что ты сбежал из лагеря без разрешения и все ради того чтобы отправиться на какие то опасные розыски и перепугал меня до полусмерти!..

Но наконец она сделала паузу, чтобы перевести дыхание.

– Как же я рада, что ты в безопасности!

Великое достоинство характера моей мамы: она не умеет подолгу сердиться. Пробует, конечно, но это не в ее натуре.

– Прости, мам, – сказал я. – Я больше не буду тебя пугать.

– Не обещай мне таких вещей, Перси. Ты сам прекрасно знаешь, что это только ухудшит ситуацию.

Мама постаралась произнести это как можно непринужденнее, но я то знаю, что она была по настоящему расстроена.

Я хотел сказать что нибудь, чтобы утешить ее, но понимал – она права. Будучи полукровкой, я постоянно стану делать то, что заставит ее тревожиться. И с возрастом опасности, которые мне угрожают, только увеличатся.

– Я могу ненадолго заехать домой, – предложил я.

– Нет, нет. Оставайся в лагере. Тренируйся. Делай все, что необходимо. Но на будущий школьный год ты ведь приедешь домой?

– Да, конечно. Если найдется такая школа, которая меня примет.

– Мы что нибудь подыщем, дорогой, – вздохнула мама. – Какое нибудь место, где нас еще не знают.
* * *
Что касается Тайсона, обитатели лагеря относились к нему как к герою. Я был бы счастлив по прежнему жить с ним в одном домике, но в тот же вечер, когда мы сидели на песке в дюне, откуда открывался вид на Лонг Айленд, Тайсон сделал заявление, которое застало меня врасплох.

– Прошлой ночью я видел во сне папу, – сказал он. – Он хочет, чтобы я навестил его.

Я подумал, уж не шутит ли он, но Тайсон шутить не умел.

– Посейдон обратился к тебе с посланием во сне?

Тайсон кивнул.

– Хочет, чтобы я на оставшуюся часть лета перебрался под воду. Учился бы в кузницах у циклопов. Назвал это ин… ин…

– Интернатом?

– Да.

Я принял это к сведению. Признаюсь, я почувствовал легкую зависть. Посейдон никогда не приглашал меня в свое подводное царство. Но потом я подумал: «Неужели Тайсон уезжает?»

– И когда ты отправляешься? – спросил я.

– Сейчас.

– Сейчас. То есть… прямо сейчас?

– Сейчас.

Я пристально посмотрел на волны, бившиеся о побережье Лонг Айленда. В лучах заката поверхность воды слегка отливала красным.

– Рад за тебя, дружище, – выдавил я. – Серьезно.

– Тяжело оставлять тебя, мой новый брат. – Голос его дрожал. – Но мне хочется заняться делом. Оружие для лагеря… Оно вам понадобится.

К сожалению, я знал, что Тайсон прав. Руно не разрешило всех проблем лагеря. По прежнему где то там был Лука, собиравший войско на борту «Принцессы Андромеды». Кронос по прежнему обретал новую форму в своем золотом саркофаге. Рано или поздно нам придется с ним сразиться.

– Ты сделаешь самое лучшее оружие, которое когда либо видел свет, – сказал я Тайсону. Я с гордостью посмотрел на свои часы. – Спорю, они помимо всего прочего показывают точное время.

– Братья помогают друг другу. – Тайсон шмыгнул носом.

– Ты мой брат, – подтвердил я. – Никто больше в этом не сомневается.

Циклоп хлопнул меня по спине – да так сильно, что я чуть было не свалился на песок. Затем он вытер слезу, готовую скатиться у него по щеке, и встал.

– Используй щит, Перси.

– Конечно, верзила.

– Однажды он спасет тебе жизнь.

Он произнес это как нечто само собой разумеющееся, и я задумался, уж не способен ли единственный глаз циклопа заглядывать в будущее.

Тайсон подошел к самой воде и свистнул. Морской конь по имени Радуга взвился над волной ему навстречу. Я проследил взглядом, как оба они скользят все дальше, в чертоги Посейдона.

Когда Тайсон и Радуга скрылись из виду, я посмотрел на свои новые часы. Я нажал на кнопку, и щит, раскрутившись по спирали, приобрел боевые размеры. На бронзе были отчеканены сцены в древнегреческом стиле, изображавшие наши летние приключения. Аннабет, поражающая ножом лестригона, мое сражение с бронзовыми быками на Холме полукровок, Тайсон верхом на Радуге, мчащийся навстречу «Принцессе Андромеде», «Бирмингем», палящий из пушек по Харибде. Я пробежал пальцами по картинке, изображающей сражение Тайсона с Гидрой, – циклоп держал в высоко поднятой руке коробку с пончиками из «Чуда юда».

Я старался приободриться, но на душе царила печаль. Я понимал, что Тайсона ожидают разные чудеса и диковины на дне океана. Но я уже скучал по тому, что ушло вместе с ним. Его восторг при виде лошадей, умение голыми руками крушить металл и подправлять колесницы… А как он завязывал узлом плохих парней! Я примирился даже с его храпом на соседней койке, таким оглушительным, словно там происходит землетрясение…

– Эй, Перси.

Я обернулся.

На гребне дюны стояли Аннабет и Гроувер. Я подумал, уж не попал ли мне в глаза песок, потому что я постоянно моргал.

– Тайсон… – сказал я им. – Он должен был уйти…

– Мы знаем, – мягко произнесла Аннабет. – От Хирона.

– Кузницы циклопов. – Гроувер передернул плечами. – Кто то рассказывал, что еда там просто ужасная! А энчилады20 вообще нет!

Аннабет протянула мне руку.

– Пошли, рыбьи мозги. Пора ужинать.

Мы вернулись к павильону вместе, втроем, как в старые времена.
* * *
В ту ночь буря бушевала, обходя стороной Лагерь полукровок, как и было в обыкновении у бурь. Молнии вспыхивали на горизонте, волны прибоя тяжело ударялись о берег, но ни капли дождя не упало на нашу долину. Мы снова находились под защитой, на сей раз благодаря руну, опечатавшему изнутри наши волшебные границы.

И все же сны мне снились тревожные. Я слышал голос Кроноса, насмехавшийся надо мной из глубин Тартара: «Полифем сидит в своей пещере, юный герой, веря в то, что одержал великую победу. Не предаешься ли ты подобному самообману?»

Леденящий сердце смех титана отдавался в темноте.

Потом сны изменились. Я сопровождал Тайсона на дно моря, ко двору Посейдона. Дворец представлял собой просторное помещение, окутанное синим полумраком, пол которого был выложен жемчугом. И там на коралловом троне восседал мой отец, одетый, как простой рыбак, в шорты цвета хаки и выцветшую от солнца футболку. Я посмотрел в его загорелое, обветренное лицо, глубокие зеленые глаза, и он сказал мне всего два слова: «Держись крепче».

Я проснулся мгновенно.

Кто то колошматил в дверь домика. Потом она распахнулась, и внутрь, даже не спрашивая разрешения, ворвался Гроувер.

– Перси! – задыхаясь, выговорил он. – Аннабет… там, на холме… она…

Выражение его глаз свидетельствовало: случилось нечто ужасное. В ту ночь Аннабет несла ночное дежурство, охраняя руно. Если что то случилось…

Я отшвырнул одеяло, кровь стыла у меня в жилах. Натянул какую то одежду, пока Гроувер, запинаясь, пытался составить связную фразу.

– Она лежит там… просто лежит там…

Я выбежал наружу и помчался к центральному двору, Гроувер старался не отставать. Едва едва рассвело, но весь лагерь уже переполошился. Видимо, слух о том, что случилось нечто серьезное, быстро распространился. Иные обитатели лагеря поспешно направлялись к Холму полукровок – сатиры, нимфы и герои в странном облачении, состоящем из пижам и боевых доспехов.

Я услышал топот лошадиных копыт, это Хирон галопом скакал за нами, вид у него был мрачный.

– Это правда? – спросил он Гроувера.

В ответ сатир смог только кивнуть.

Я хотел спросить, что происходит, но Хирон схватил меня за руку и без малейших усилий закинул себе на спину. Вместе мы мигом очутились на вершине холма, где уже начала собираться небольшая толпа.

Я ожидал, что руно исчезло с сосновой ветки, но оно по прежнему висело на месте, поблескивая в первых лучах зари. Разразилась буря, и небо стало кроваво красным.

– Будь проклят повелитель титанов, – сказал Хирон. – Он снова перехитрил нас, отыграв себе еще один шанс контролировать пророчество.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросил я.

– Руно, – ответил Хирон. – Руно слишком хорошо выполнило свою работу.

Мы проскакали вперед, все расступались перед нами. У подножия дерева лежала девушка, кажется, она была без сознания. Другая, в греческих доспехах, стояла рядом с ней на коленях.

Кровь шумела у меня в ушах, я не мог мыслить связно. На Аннабет напали? Тогда почему руно все еще там?

Само дерево выглядело замечательно, полнокровное и здоровое, пропитанное токами, исходившими от золотого руна.

– Руно исцелило дерево, – сказал Хирон режущим слух голосом, – и яд был не единственным, что оно исторгло.

Тут я заметил, что на земле лежит не Аннабет. Она то как раз была в доспехах и преклонила колени перед девушкой, находившейся без сознания. Увидев нас, Аннабет вскочила и подбежала к Хирону.

– Оно… она… все так неожиданно…

Слезы ручьем катились из ее глаз, но я все еще ничего не понимал. Происходящее слишком ошеломило меня, чтобы я мог вникнуть в его смысл. Соскочив со спины Хирона, я бросился к лежащей на земле девушке.

– Перси, не спеши! – окликнул меня Хирон.

Я опустился на колени рядом с ней. У девушки были короткие черные волосы и веснушки по всему носу. Она была сложена как стайер, легкая и крепкая, а одежда ее представляла какую то смесь панк стиля и готики – черная футболка, черные потрепанные джинсы и кожаная куртка с кучей металлических значков рок групп, про которые я даже никогда и не слышал.

Девушка была не из лагеря. Я не узнавал в ней жительницу какого нибудь из домиков. И все же у меня возникло престранное чувство, что где то я ее уже видел…

– Все правильно, – сказал за моей спиной Гроувер, задыхаясь после подъема на холм. – Но просто не верится…

Никто больше к девушке не приблизился.

Я положил руку ей на лоб. Он был холодным, но кончики пальцев у меня защипало как от ожога.

– Ей нужны нектар и амброзия, – сказал я.

Совершенно очевидно, что она была полукровкой, не важно, из лагеря или нет. Я почувствовал это по одному прикосновению. И я не понимал, почему все так напуганы.

Я взял девушку за плечи и усадил, голова ее лежала на моем плече.

– Ну, чего вы встали? – выкрикнул я остальным. – Что с вами, ребята? Давайте перенесем ее в Большой дом.

Никто не шелохнулся, даже Хирон. Все словно впали в ступор.

Затем девушка прерывисто вздохнула. Закашлялась и приподняла веки.

У нее были яркие, невероятно голубые глаза.

Девушка удивленно уставилась на меня, ее била дрожь, взгляд казался полубезумным.

– Кто ты?..

– Меня зовут Перси, – сказал я. – Теперь ты в безопасности.

– Какой странный сон…

– Все о'кей.

– …будто я умираю.

– Нет, – заверил я ее. – С тобой все в порядке. Как тебя зовут?

В этот момент я и понял. Даже прежде чем она ответила.

Голубые глаза девушки смотрели на меня в упор, и я осознал, зачем затевались все эти поиски золотого руна. И попытка отравить дерево тоже. Кронос сделал все это, чтобы ввести в шахматную партию еще одну фигуру – еще один шанс контролировать пророчество.

Даже Хирон, Аннабет и Гроувер, для которых это событие должно было стать праздником, переживали сильное потрясение, думая о том, что оно может означать для будущего. А я обнимал ту, кому предначертано было стать моим лучшим другом, а возможно, и моим злейшим врагом.

– Меня зовут Талия, – сказала девушка. – Я дочь Зевса.



1 Частная средняя школа, где готовят к поступлению в престижный колледж. – Здесь и далее примеч. ред.

2 Имеются в виду бутылки с горючей смесью.

3 Игрок в американском или канадском футболе, располагающийся за центральной линией и руководящий атакой.

4 Имеется в виду стрижка.

5 Мексиканское блюдо – кукурузная лепешка, свернутая пирожком, с начинкой из жареных бобов.

6 Фамилия Стоулл звучит по английски почти так же, как stole, что означает – украл, похитил.

7 Газированный напиток из корнеплодов с добавлением сахара, мускатного масла, аниса, экстракта американского лавра.

8 Итальянская острая сырокопченая колбаса.

9 Суфле, изготавливаемое из кукурузного сиропа, сахара, пищевого крахмала и др. компонентов. Поджаривается на палочке на открытом огне.

10 Козлиная туалетная вода (фр. ).

11 По английски «потрошение» – disemboweling – действительно слегка похоже на боулинг.

12 Confederate States Ship (англ. ) – обозначение кораблей армии конфедератов.

13 Небольшой самолет американского производства.

14 Традиционный гавайский пир, сопровождаемый музыкой, танцами и пением.

15 Аталанта – искусная охотница, одна из героинь древнегреческой мифологам. Амелия Эрхарт – американский авиатор, одна из первых женщин пилотов и первая женщина, перелетевшая Атлантический океан.

16 Эдвард Тич, по прозвищу Черная Борода, – знаменитый пират, который послужил прообразом капитана Флинта в романе Р. Стивенсона «Остров сокровищ».

17 Hubris (греч. ) – спесь, высокомерие.

18 Hummus (англ. ) – паста из турецкого гороха.

19 Названием песни «YMCA» послужила аббревиатура от «Young Men’s Christian Association» («Молодежная христианская ассоциация»). В песне воспеваются привлекательные стороны этой религиозной организации.

20 Кукурузная лепешка с начинкой, блюдо мексиканской кухни.



<< предыдущая страница