asyan.org
добавить свой файл
1 2 ... 22 23
Рик Риордан

Перси Джексон и Море чудовищ
Перси Джексон и боги-олимпийцы – 2

Рик Риордан

«Перси Джексон и Море чудовищ»
Глава первая

Мой лучший друг выбирает подвенечное платье
Мой кошмарный сон начался так.

Я стоял на безлюдной улице маленького прибрежного городка. Полночь. Злобно завывал ветер. Ураган и ливень трепали пальмы, цепочкой тянущиеся вдоль тротуара. Окна в облицованных розовой и желтой штукатуркой домах были закрыты наглухо. В квартале от меня, за кустами гибискуса, пенился и ходил ходуном океан.

«Флорида», – подумал я.

Хотя понятия не имел, откуда мне это известно. Я никогда не был во Флориде.

Затем я услышал стук копыт по мостовой. Я обернулся и увидел своего друга, который мчался ко мне во весь опор.

Да, я сказал «копыт».

Мой друг Гроувер – сатир. Верхняя часть его туловища вполне обычная, как у нормального прыщавого и угреватого паренька, лицо с пробивающейся козлиной бородкой. Он ходит странной прихрамывающей походкой, но если, чисто случайно, вы застанете его без штанов (только не думайте, что я вас на это толкаю!), вот тогда вы поймете, что же в нем нечеловеческого. По жизни он, конечно, носит мешковатые джинсы и бутафорские конечности, скрывающие волосатые бедра и копыта.

Гроувер был моим лучшим другом в шестом классе. Однажды вместе со мной и девушкой по имени Аннабет он отправился спасать мир, но вообще же я не видел его с прошлого июля, когда Гроувер в одиночку пустился в опасный поиск – поиск, из которого ни один сатир живьем не возвращался.

Однако в моем сне козлиный хвост Гроувера свободно высовывался из штанов, а свои человеческие туфли он нес в руках, как делал всякий раз, когда надо было бежать быстрее. Под перестук копыт он быстро миновал туристические лавочки и магазины, где можно взять напрокат доски для серфинга. Ветер, налетавший порывами, пригибал верхушки пальм почти до самой земли.

За Гроувером гналось нечто, повергавшее его в ужас. Шерсть сатира облепили комья мокрого песка. Ему нужно было свернуть с прибрежной полосы. Кажется, он откуда то сбежал. И теперь пытался спастись от своего преследователя.

Пробирающий до костей грозный рев заглушил даже завывание бури. В дальнем конце квартала за спиной Гроувера маячила какая то темная фигура. Она тяжело врезалась в уличный фонарь, посыпался сноп искр.

Гроувер спотыкался от страха и скулил: «Нужно убежать! Нужно их предупредить!»

Я не видел, что именно преследует Гроувера, но слышал, как оно ворчит и сыплет проклятиями на все лады. Когда тварь приблизилась, земля затряслась. Гроувер метнулся за угол и скрылся из виду. Он забежал в тупик, во внутренний двор, где было полно магазинов. Возвращаться уже некогда! Ближайшую дверь распахнуло порывом ветра. Темная вывеска над ней гласила: «Салон для новобрачных Св. Августина». Гроувер пулей ринулся внутрь, петляя между вешалками с нарядами для невест и женихов.

Чудовище просунуло голову в дверь. Теперь я отчетливо видел его тень. Но главное, я почувствовал запах: тошнотворное сочетание мокрой овечьей шерсти, гнилого мяса и тот чудной кисловатый запах, который всегда исходит от монстров, как от тех вонючек, которые питаются только мексиканской едой.

Гроувер трясся, спрятавшись за подвенечными платьями. Тень чудовища прошла мимо.

В наступившей тишине слышался только шум дождя. Гроувер тяжело перевел дыхание. Возможно, тварь убралась.

Молнии продолжали сверкать в небе. И тут тишина взорвалась от чудовищного голоса: «МОЕ!»
* * *
Я резко подскочил, словно меня ударило током, и сел в кровати, пытаясь унять дрожь в теле.

Никакой бури, никаких монстров.

Сквозь окно моей спальни просачивался утренний свет.

Я увидел, как за стеклом мелькнула тень, похожая на человеческую. Но затем в дверь спальни постучали, раздался мамин голос: «Перси, опоздаешь», – и тень за окном исчезла.

Мало ли что может померещиться! Окно на пятом этаже когда то было аварийным пожарным выходом… но не думаю, чтобы там мог кто то прятаться.

– Давай, давай подымайся, дорогой, – снова послышался мамин голос. – Сегодня последний учебный день. Представляю, как ты взволнован. Ведь тебе это почти удалось!

– Встаю! – сонно ответил я.

Я сунул руку под подушку. Пальцы уверенно нащупали шариковую ручку. Я всегда спал с ней. И даже, подучив древнегреческий, выгравировал на ней «Анаклузмос». Что примерно означает – стремительное течение.

Я хотел даже снять колпачок с ручки, но что то удержало меня. Слишком уж долго я им не пользовался…

Кроме того, мама взяла с меня слово, что я не буду пользоваться смертоносным оружием в ее квартире, после того как я, размахивая дротиком, разбил ее китайскую шкатулку. Положив ручку меч на прикроватный столик, я оделся как можно быстрее, пытаясь отогнать мысли о кошмаре, чудовищах и тени, которая мелькнула за моим окном.

«Нужно убежать! Нужно их предупредить!»

Что имел в виду Гроувер?

Я прижал три согнутых пальца к сердцу и отпустил – древний жест, которому научил меня когда то Гроувер, чтобы предохраняться от зла.

Сон мог оказаться реальностью.

Последний учебный день. Мама права, я должен был волноваться. Впервые в жизни за весь учебный год меня ни разу не попытались выгнать из школы. Никаких странных происшествий. Никаких драк в классе. Никаких чудовищ в облике учителей, которые стремились подсыпать мне яду в школьной столовке или затравить сверхурочными занятиями в классе. И завтра я отправлюсь в самое любимое место в мире – на Холм полукровок.

Всего один день. Теперь то уж я точно не влипну в какую нибудь историю.

Как всегда, мне и в голову не приходило, как же я ошибался!
* * *
Мама приготовила на завтрак синие вафли и синие яйца. Забавно, что она отмечает знаменательные даты синей пищей. Думаю, этим она хочет сказать, что на свете все возможно. Перси может перейти в седьмой класс. Вафли могут быть синими. Такие вот маленькие чудеса.

Я завтракал на кухне, пока мама мыла посуду. Она была в обычной рабочей форме, в которой она торговала в магазине «Американские сладости», – юбка в синих звездочках и красно белая полосатая блузка. Длинные каштановые волосы собраны в хвост.

Вафли были замечательные, но я не накинулся на них с жадностью, как обычно. Мама обернулась и нахмурилась.

– Перси, с тобой все в порядке?

– Да… все замечательно.

Но она всегда умела угадать, когда меня что то тревожило. Вытерев руки, мама уселась напротив меня.

– Что то не так в школе или?..

Договаривать ей не пришлось. Я понял ее без слов.

– Мне кажется, Гроувер попал в переделку, – ответил я и рассказал ей свой сон от начала до конца.

Мама поджала губы. Мы редко говорили о другой стороне моей жизни. Старались жить как нормальные люди, но про Гроувера она знала.

– Я не стала бы так волноваться, дорогой, – сказала мама. – Гроувер уже взрослый сатир. Если бы возникли какие то проблемы, я уверена, нам сообщили бы об этом из… из лагеря… – Произнося слово «лагерь», она как то напрягалась.

– В чем дело? – спросил я.

– Пустяки, – ответила мама. – Послушай лучше, что я тебе скажу. Сегодня днем мы отмечаем окончание школы. Я отведу тебя с Тайсоном в Рокфеллеровский центр – в тот магазин, где продаются скейтборды, которые тебе так нравятся.

Ох, это было такое искушение! Нам всегда не хватало денег. Учитывая вечерние занятия мамы и мое обучение в частной школе, мы никогда даже и не заглядывали в специализированный магазин, где торговали скейтбордами. Но что то в мамином голосе насторожило меня.

– Постой, – сказал я. – Я думал, что сегодня вечером мы будем собирать вещи для завтрашней поездки в лагерь.

– Ах, дорогой, ты про это… Вчера вечером я получила послание от Хирона. – Мама принялась нервно крутить в руках кухонное полотенце.

Сердце у меня ушло в пятки. Хирон отвечал за деятельность лагеря на Холме полукровок. Он не стал бы беспокоить нас, если бы речь не шла о чем то серьезном.

– Что он пишет?

– Он думает… тебе сейчас небезопасно появляться в лагере. Может быть, придется это отложить.

– Отложить?!! Мама, как там может быть небезопасно? Я – полукровка, и это единственное безопасное место для меня!

– Конечно, дорогой. Но у них там теперь такое творится…

– А что творится?

– Перси… Мне очень жаль. Я надеялась поговорить с тобой днем. А теперь… я не могу объяснить. Не уверена, что и Хирон может. Все случилось так внезапно.

Я был просто потрясен. Как это – я не поеду в лагерь?! Мне хотелось задать еще тысячу вопросов, но как раз в этот момент кухонные часы пробили половину.

Мама вздохнула так, будто у нее гора свалилась с плеч.

– Половина восьмого, дорогой. Тебе надо идти, не то Тайсону придется ждать.

– Но…

– Перси, поговорим об этом днем. Ступай в школу.

Мне хотелось этого меньше всего на свете, но у мамы в глазах появилось такое зыбкое выражение… вроде предупреждения. Кажется, если я попытаюсь надавить на нее, она расплачется. Кроме того, по поводу моего приятеля Тайсона мама права. Я должен встретиться с ним на станции метро, иначе он обидится. Он боялся один ездить в подземке.

Я собрал свои шмотки, но на пороге остановился.

– Мам, эти проблемы в лагере… они как то связаны с моим сном про Гроувера?

– Мы поговорим обо всем днем, дорогой. – Она отвела глаза. – Я постараюсь объяснить тебе все, что смогу.

Я неохотно попрощался с ней и вприпрыжку сбежал вниз, чтобы не опоздать на поезд.

Тогда я этого не знал, но нам с мамой так и не удалось поговорить днем.

Сказать по правде, и свой дом я снова увидел очень и очень не скоро.

Выйдя, я взглянул на кирпичную стену на другой стороне улицы. В солнечном свете на долю секунды я заметил на стене человеческий силуэт – тень, не принадлежавшую никому.

Затем она покрылась рябью и исчезла.
Глава вторая

Я играю в «вышибалы» с людоедами
День начался как обычно. То есть так, как он обычно начинается в подготовительном колледже1 Мериузер.

Судите сами, можно ли называть «прогрессивной» школу в центре Манхэттена, где вместо парт ученики сидят на откидных стульях, оценок не ставят, а учителя появляются на занятиях в джинсах и футболках с эмблемами рок концертов.

Мне лично это все по барабану. То есть я – человек, страдающий гиперактивностью и дислексией, как большинство полукровок, – все равно не смог бы добиться выдающихся достижений в учебе в обычной школе прежде, чем меня оттуда выставят. Единственное, что меня не устраивало в Мериузер, – учителя были склонны проявлять оптимизм по любому поводу, а детишки тут подобрались в большинстве своем… ну, не то чтобы светлые умы.

Взять, к примеру, мой сегодняшний первый урок: английский. Все средние классы школы прочитали «Повелителя мух», книгу, где подростков выбрасывает на остров кораблекрушением, отчего они все становятся слегка повернутыми и жутко агрессивными. Поэтому в качестве последнего экзамена учителя отправили нас во двор для переменок, где мы могли бы целый час провести без всякого надзора со стороны старших, – посмотреть, что случится. А случилось то, что между семиклассниками и восьмиклассниками разыгралась настоящая потасовка, а также две драки с киданием камней и баскетбольный матч без правил. Всеми мероприятиями верховодил самый отъявленный школьный хулиган Мэт Слоун.

Слоун не уродился силачом верзилой, но вел себя именно так. Глаза как у питбуля, черные волосы вечно всклокочены, одежда дорогая, но замызганная, словно он хочет показать всем, как мало его заботят расходы семьи. Один из передних зубов у Слоуна выбит, с тех пор как он устроил увеселительную поездку на папином «порше» и врезался в знак «Осторожно, дети!».

Короче, Слоун всех всегда задирал, пока не вышла промашка – он полез к моему другу Тайсону.

Тайсон – единственный парень в колледже, у которого нет семьи. Мы с мамой полагали, что родители бросили его, когда он был еще совсем маленьким, потому… возможно, потому, что он совершенно ни на кого не похож. Тайсон имел шесть футов три дюйма росту и сложение как у йети, что не мешало ему часто плакать, даже глядя на собственное отражение в зеркале. Черты лица у него были неправильные и свирепые. Я не мог сказать, какого цвета у него глаза, поскольку никогда не мог заставить себя посмотреть на то, что располагалось выше его щербатых зубов. Обладая низким, басистым голосом, разговаривал Тайсон забавно, почти как первоклашка, – полагаю, потому, что прежде, до Мериузер, он никогда не ходил в школу. Носил он потрепанные джинсы, покрытые грязью кроссовки, этак сорок девятого размера, и клетчатую фланелевую дырявую рубашку. Пахло от него так, как пахнет обычно из переулков Нью Йорка, потому что там он и жил, на 72 й улице, в картонной коробке из под холодильника.

Колледжу пришлось принять Тайсона в рамках благотворительного проекта, поэтому все прочие учащиеся должны были к нему хорошо относиться. К сожалению, большинство ребят Тайсона просто не выносило. Как только они обнаружили, что, несмотря на всю свою силу и устрашающие взгляды, он такой размазня, они не отказывали себе в удовольствии всячески его подкалывать. Я был его единственным другом, или, если выражаться точнее, это он был моим единственным другом.

Мама тысячу раз подавала жалобы на школьное руководство по поводу того, что они недостаточно заботятся о Тайсоне. Она вызывала сотрудников социальных служб, но это ни к чему не приводило. Соцработники утверждали, что Тайсона попросту не существует. Они клялись всем святым, что посещали названный нами переулок и не могли найти его, хотя как можно просмотреть огромного парня, живущего в ящике из под холодильника, – не знаю.

Между тем Мэт Слоун ухитрился подобраться сзади к Тайсону и попробовал дать ему пинка. Тут Тайсон не сдержался. Должно быть, он слишком сильно ударил Слоуна. Пролетев футов пятнадцать, тот въехал носом в детские качели.

– Ты, урод! – пронзительно завопил Слоун. – Почему бы тебе не убраться в свой картонный ящик!

Тайсон принялся всхлипывать. Он уселся на лесенку для малышни, так что чуть не сломал одну из перекладин, и спрятал лицо в ладонях.

– Эй, полегче, Слоун! – крикнул я.

Слоун только усмехнулся.

– А тебе то что за дело, Джексон? И у тебя могли бы быть друзья, если бы ты вечно не лип к каким то уродам.

Я сжал кулаки, надеясь, что в этот момент не слишком покраснел.

– Он не урод. Он просто…

Я попытался придумать, что бы такое ответить, но Слоун и не собирался слушать. Он и его дружки громилы уже вовсю ржали. Не знаю, или мне привиделось, или вокруг Слоуна этих болванов действительно собралось больше обычного. Я привык видеть его с двумя или тремя, но сегодня, похоже, он прихватил с собой еще с полдюжины новеньких, потому что я совершенно уверен – я никогда не видел их раньше.

– Ну, Джексон, подожди еще немного, до физкультуры, – пригрозил мне Слоун. – Ты уже покойник.

По окончании первого урока учитель английского, мистер де Мило, вышел, чтобы своими глазами увидеть следы побоища. Он заявил, что мы до самых глубин постигли суть «Повелителя мух». Мы все прошли его курс и никогда, никогда не вырастем людьми, склонными к насилию. Мэт Слоун кивнул, прямо как пай мальчик, и это заставило меня расхохотаться.

Я пообещал Тайсону купить ему лишний сэндвич с арахисовым маслом к ланчу, только чтобы он успокоился.

– Я… значит, я урод?

– Нет, – сообщил я, скрипя зубами. – Урод это Мэт Слоун.

– Ты настоящий друг. – Тайсон шмыгнул носом. – Мне будет очень не хватать тебя на будущий год, если… если я не смогу…

Голос его дрожал. Я понял, что он не уверен, попадет ли он в благотворительный проект на следующий год. Сомнительно, чтобы директор удосужился хотя бы поговорить с ним об этом.

– Не беспокойся, дружище, – попытался заверить я его. – Все будет путем.

Тайсон бросил на меня благодарный взгляд, и я почувствовал себя жутким лжецом. Как я мог обещать такому парню, что все будет путем?


следующая страница >>