asyan.org
добавить свой файл
1
О Габдулле Тукае – великом татарском поэте – много писали его современники, и в наше время мы часто обращаемся к нему, размышляем над его творчеством, создаём научные труды, литературные произведения, симфонии, картины. Будем обращаться и впредь. Ответ на вопрос: «Почему Тукай тревожит души людей?» - нужно искать в вековой истории народа. Нет у татар другого столь исконно национального поэта. Тукай – душа татарского народа, его истинный, глубинный дух. В этом, по-моему, кроется секрет его притягательной силы. ВеличиеТукая в национальном характере его творчества, которое как у истинно великого поэта стало интернациональным. Он не рассматривает свой народ в отрыве от судеб, истории других народов, он стремится поднять его до уровня прогрессивных, высокоразвитых, культурных соседей. Он звал свой народ к высотам, на которые способен подняться дух человека.

Тукай мечтал видеть татарскую литературу развитой, высокохудожественной, защищающей духовные ценности нации. В статье «Национальные чувства» (1906) он писал, что «и наша нация нуждается в Пушкиных, Лермонтовых, Толстых. Словом, наша нация нуждается в настоящих  писателях, художниках…». Знаменательным является тот факт, что по  божественному ли начертанию, волею ли судьбы эту историко-литературную миссию «национального Пушкина» Тукаю пришлось принять на себя. «Беру пример с Пушкина и Лермонтова, постепенно поднимаюсь на поэтические высоты», – писал он в стихотворении «Размышления одного татарского поэта» (1907).

Глубокое знакомство с русской литературой, с произведениями А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.А Некрасова сыграло большую роль в творчестве Габдуллы Тукая. Во многих своих стихотворениях он называл Лермонтова и Пушкина своими наставниками («Пушкину», 1906; «Размышления одного татарского поэта», 1907; «Отрывок», 1913 и др.) Л. Н. Толстого он считал самой первой косточкой «священных чёток» русских писателей. Велика заслуга Габдуллы Тукая в пропаганде русской литературы. Он сделал прекрасные переводы на татарский язык произведений А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, И.А. Крылова, А.Н. Майкова, А.Н. Плещеева, Я.П. Полонского, А.В. Кольцова, И.С. Никитина, А.К. Толстого.

В своей работе, мы решили исследовать отклик Г. Тукая на смерть Л.Н. Толстого. Понятно, смерть Толстого больно отозвалось на Тукае, она поразила его, и он откликнулся стихотварением в прозе “ Порвались благословенные четки”.

Габдулла Тукай “ Мөбәрәк тәсбих өзелде”.

Ушбуны яздырдынәсрән вөҗданымның көчләве. Мәсьәлә бик зур-сыйдырмый тар шигырьләр үлчәве.

Бу ел ноябрь ае керде. Ләкин Русия кояшы бүтән еллардагыча нурын киметми, дөнья йөзенә чыраен сытып, салкынлык бирергә ашыкмый.

Бу ел ноябрь ае керде. Русиянең агар сулары бозланмый, һаман ага да ага.

Бу ел ноябрь ае керде. Ләкин Русия көз көненә махсус ачы вә үзәк өзгеч җилләр исми.

Бу ел ноябрь ае керде. Ләкин кыйбла якның кошлары китми.

Бу ел бөтен табигатькә ят бер хәл вакыйгъ булган. Бер олугъ һаләкәт булачагын алдан сизгән җанварлар кеби, галәме табигать тирән бер хәвеф вә дәһшәт эчендә.

Тавыш та, тын да юк!

Бу тугърыда халык уйлый, аптырый. Ләкин бу хәлнең сәбәбен белә алмый.

Бөтен җанварларның җаны вә бөтен инсаннар вөҗданы кадерле вә бәһале Толстой җәнабләре түшәктә!

Үләрме бу мөхтәрәм шәех? Әллә терелерме?

Тагы берничә генә ел артык дөнья халкы күңеленә кодсият нуры чәчүендә дәвам итәрме?

Менә галәме табигать хәвефвә изтираб тулган бер сөкунәт эчендә шушы ике сөальга җәнабы хода тарафыннан ничек дип җавап киләчәген көтә.

Бөтен табигать , мөхтәрәм шәех гафиәт тапса дип, нәзерләр әйтә;

Кояш, Толстой терелсә, дөньяга кыш буласы айларда да көлеп, шатланып кына карармын, салкыннар ясамам ,ди.

Агар сулар һаман , көзгә карамыйча, агарга, ачы җилләр дә исмәскә сүз биргәннәр.

Кошлар да агач башларын чуарлап кунышканнар, гадәттәгечә шаулашмыйлар, алар да тын гына, фаҗигъ бер вакыйга көтәләр. Толстой хәзрәтләре терелсә, һаман Русиядә калып, кыйбла якларына канат селекмәскә гаһед итешкәннәр.

Куркынычлы, үзәк өзгеч хәбәр фаш булды.

Толстой вафат!

Кояш йөзен чытты. Агълады. Инде көлми. Агар сулар дәфгатән бозландылар.

Ачы җилләр исеп, котырып китеп, агач башындагы кошларны кыйблага сөрделәр.

Караңгы. Күңелсез. Салкын.

Андреев , Максим Горький , Потапенко, Куприн, Сологуб, Мережковский, Григорий Петров, Скиталец вә гайре, вә гайре бөтен Русиянең мөхтәрәм мөхәррирләреннән тезелгән мөбарәк тәсбихнең очындагы бисмилласы. Мәрьям анасы, яки имамы, өзелде.

Италиядә һушы китеп егылган Максим Горький шул мөбарәк тәсбихтән өзелеп төшкән бер төймә иде.

Сүзлек

Нәсрән- чәчмә итеп

Вакыйгъ булган- килеп чыккан

Галәме табигать - табигать дөньясы

Шәех- аксакал

Кодсият- изгелек

Хәвеф вә изтираб- курку , дулкынлану

Сөкүнәт- сорау

Гафиәт табу- сәламәтләнү

Нәзер әйтү- нинди дә булса изгелек эшләргә үз-үзеңә вәгъдә бирү

Фаҗигъ- кайгылы, фаҗигале

Гаһед итешү- сүз куешу

Дәфгатән-кинәттән

Вә гайре, вә гайре- һәм башка, һәм башка

Мөхәррир- язучы, әдип

Поэт , встревоженный болезнью Толстого, спрашивает: “ Будет ли еще общенародная совесть проливать лучи света в сердца людей всего мира?” Охваченная страхом за Толстого, природа дает обет вечно цвести и сиять , только бы Толстой выздоровел. Но когда он умер, солнце нахмурило свое чело, зарыдало и уже не смеется. Реки покрылись льдом. Подули сильные ветры. Темно, тоскливо, холодно. И выпали из отепенелых рук четки, на которых написаны были имена уважаемых писателей: Л. Андреев , Потапенко, Куприн, Сологуб, Мережковский, Гр. Петров, Скиталец - рассыпались. Одо из зерен окотилось в Италию- там Максим Горький упал в обморок.

Тукай был хорошо знаком с произведениями А.С. Грибоедова, Н.В.Гоголя, А.Н.Куприна, А.Н.Андреева, С.Г.Скитальца, А.М.Горького. Тукай преклонялся перед «священным сиянием» гения Л.Н.Толстого, «озаряющего сердца людей всего мира». Толстой для татарского поэта – это всемирно-историческое явление, «душа всех душ», «совесть всего человечества».

Резонанс, вызванный смертью Толстого в различных слоях татарского общества, поэт отразил в статье «Мысли знаменитых татар о Толстом». В уральский и казанский периоды творчества Тукай часто обращается к Толстому. По воспоминаниям редактора уральской газеты «Мысль» Камиля Мутыги, татарский поэт подражал Толстому даже внешне: в бытность в Уральске «иногда он по-толстовски носил рубашку с поясом, ходил в лаптях, накидывая на плечи халат. Желание подражать Толстому и другим знаменитостям в Тукае было очень сильно. Тукаем были переведены на татарский язык рассказы Толстого «Дорого стоит» и «Ильяс».

С величайшим почтением относился Тукай к великому русскому писателю. В скорбные дни он беспощадно высмеял «идеологов» татарской националистической буржуазии, не понимавших и пытавшихся оболгать могучий талант писателя, и выступил со статьей «Священные четки оборвались».
      «…Страшная, душераздирающая весть: Толстой умер! Горе исказило лик солнца. Светило заплакало. Оно уже не смеется.
      Текущие роки мгновенно оледенели.
      Подули, забушевали холодные ветры и погнали птиц на юг.
      Мрачно, тоскливо, холодно.

Святая косточка («бисмилласы») этих четок… оборвалась…»
      Публикаций, бесспорно принадлежащих перу Тукая, в журнале «Ялт-юлт» № 13 от 15 сентября под псевдонимом Г. Тукаев.

Л. Н. Толстой умер 7 (20) 1910 года. Стихотворение « Священные четки оборвались» вышло в журнале за 15 сентября. Как это понимать? Дело в том, что в то время журналы, если они носили демократический характер, подвергались материальным трудностям и надзору цензуры. Этот номер журнала вышел с опозданием. Сотрудники журнала « Ялт-Юлт» были оперативны , поместили это произведение в номере от 15 сентября 1910 года.

Эпиграфом к произведению являются слова «ушбуны яздырды нәсрән вөҗданымның көчләве. Мәсьәлә бик зур-сыйдырмый тар шигырьләр үлчәве.» как сам показал Тукай это известие было душераздирающее , и он не мог остаться равнодушным. Мысли он не сможет размести в стихотворные рамки , поэтому он выбирает форму нәсер ( стихотворение в прозе )

Восприятие Тукаем художественного опыта Пушкина, Лермонтова, Толстого и многих других ускорило отход татарской литературы от многовековых каноничных традиций средневекового восточного романтизма и приобщение ее к философско-эстетическим достижениям западной и русской литературы. Этот сложный процесс европеизации художественного мышления завершается появлением такого уникального явления, как синтез духовных завоеваний мусульманского Востока и христианского Запада, легший в основу татарской ренессансной литературы начала XX века.

Тукай, будучи убежден, что надо не бежать от общества, а преобразовывать его, не мог не высмеять Рамиева. Пародируя его статью, он пишет: «Толстой – это я, я – Толстой. Я посыпаю мир пеплом проклятья. Вот почему я подобен Толстому, а Толстой подобен мне. Если нужны доказательства, вот стихотворение: «Ударил – открылось! Проклятье! Посыпался прах! Словом, я – Толстой, Толстой – это я… И он не умер, и я не умру».

Но Толстой близок Тукаю ещё и тем, что в социальном противопотавлении богатах и бедных он защищает бедняка: “ Не удивляйся, что пища богача так вкусна:она приправ лена слезами бедняка”,- перелагает он стихами мысли Толстого.

В последние месяцы и дни своей жизни Г. Тукай часто обращался к мыслям великого Толстого. В больнице он написал цикл коротких стихов под общим названием “ Слова Толстого”. Это были последние стихотворные строки поэта...

Слова Толстого
Если скромно он жил – не жалеет о том человек,

Плачет кровью порой тот, кто в раскоши прожил свой век.
Богатея чрезмерно , пойми, в чем удачи исток:

У безвестных страдальцев ты отнял последний кусок.
Лень работать тебе? Спину гнуть неохота? Тогда –

Попрашайкою стань иль жирей от чужого труда.
Знаешь ты , отчего и еда у богатых вкусней?

Соль и перец, что в ней,- слезы бедных, несчастных людей.

Толстой сүзләре
Һичвакыт булмый пәшиман садә тордым дип кеше;

Кан җылый күп чакта фәүкыйлгадә тордым дип кеше.
Җан тынычланды димә, булганда малда артыгың:

Артык ул – алганда намәлүм гарибләр актыгын.
Эстәмисең буй бөгәргә? Иренәсен эшләргә эш?-

Йә телән син, йә фәкыйрь кардәшне көчләргә кереш!
Тәмле булганга гаҗәпләнмә бу байлар ашлары,

Күп вакыт борчы, тозы – мискин, гидайлар яшьләре.

Слова Толстого ( стр 187) – опубликована в журнале “ Ан “ , № 8, 10 апреля 1913 года с пометой “ Последние иследования покойного Габдуллы Тукая” и датой “ 113 год , 28 марта, больница”

В начале 1913 года здоровье Тукая резко ухудшилось. Однако он не перестает писать . Произведения последних месяцев жизни поэта еще полнее раскрывают его как великого патриота, гражданина , глубоко осмысливающего исторические судьбы родины. Снова и снова обращается он в своих стихах к Толстому, воспевает заслуги ученого и мыслителя Ш. Марджани. Его публистические статьи “Первым делом после пробуждения“, “ По случаю юбилея” , “Два напоминания”, стихотворения “Надежды народа в связи с великим юбилеем“, “Мороз” – это подлинные шедевры. В них поэт как бы подводдит итоги своему творчеству, высказывает свои заветные мысли.

Тукаем еще были переведены на татарский язык рассказы Толстого «Дорого стоит» и «Ильяс». Об идейной преемственности с Толстым во взглядах на государственные, общественно-политические институты, на роль религии, брака и семьи свидетельствуют многочисленные названия произведений Тукая, написанных незадолго до смерти, как, например, «Слово Толстого», «Слова Толстого», «Мысли Толстого» и др. Перекличка с толстовскими литературно-эстетическими и этическими воззрениями ярко вырисовывается и в литературно-критических статьях поэта.

На сегодняшний день «Тукай и Толстой» – это большая тема, требующая серьезного исследования учеными с позиции новых идеологических ориентиров начала XXI века. 

Список использованной литературы.

  1. Габдулла Тукай. Сайланма әсәрләр.Шагыйрь турында истәлекләр . Казан: Татарстан Республикасы “ Хәтер” нәшрияты ( Тарих), 2002.

  2. Слово о Тукае. Писатели и ученые о татарском народном поэте / Составление и коментарии Ф. М. Зулькурнаева. – Казань: Таткнигоиздат, 1968

  3. И. Пехтелев “ Тукай и русская литература ” Татарское книжное издательство “Казань. 1966

  4. Казань в художественной литературе . Составители: В. В. Аристов, А. Г. Каримуллин, В. А. Климентовский. Казань. Татарское книжное издательство. 1977

  5. В. М. Сотников. Лев Николаевич Толстой ( 1828- 1910) М.: Дрофа: Вече, 2002.

  6. Габдулла Тукай “ Избранное.” Казань. Издательство “ Магариф” 2006.

  7. Габдулла Тукай . 1886 – 1913. Татарское книжное издательство

  8. И. З. Нуруллин. Габдулла Тукай. Серия ЖЗЛ