asyan.org
добавить свой файл
1
h:\краеведение\p0102.jpgc:\users\пользователь\desktop\p0103.jpg

Самарины - дворянский род, ведущий свое происхождение от Квашниных-Самариных; происхождение это оспаривалось в конце XVII века представителями рода Квашниных , но официально признано в конце прошлого столетия

Дворянский род Самариных был издавна и тесно связан с нашим краем. Как землевладельцы Самарины известны со времен Ивана Грозного. Первая запись в хозяйственном архиве Самариных о земельном дарении Троицко-Сергиеву монастырю относятся к 1553 г. В Поволжье к ним отошла часть обширного владения боярина Ф.А.Головина. Эти земли составили два имения - в Самарском и Сызранском уездах. Первое после образования Самарской губернии оказалось в ее составе. В Сызранском уезде Симбирской губернии Самарины: Федор Васильевич (1784—1853) и Софья Юрьевна, рожденная Нелединская-Мелецкая (1793—1879), младшая дочь действительного тайного советника, полковника, сенатора, статс-секретаря Павла I, поэта Ю. А. Нелединского-Мелецкого (1752—1824) владели (вместе с Пустошкиными) селом Вяэовка и деревней Озерки. Здесь на 93 двора (322 д.м.п.) приходилось 3 183 дес. удобной земли, или 9,88 дес. на душу.

Федор Васильевич — сын Василия Николаевича и Марьи Васильевны, урожденной княжны Мещерской, род. в Москве 10-го августа 1784 г., умер в Москве 26-го ноября 1853 г. По окончании домашнего воспитания он поступил 16-ти лет на службу в гвардии и участвовал во всех войнах, которые вела Россия с Турциею и с Франциею с 1805 по 1814 г. За все это время он состоял офицером Измайловского полка, но находился в командировке при разных корпусах, принимавших участие в военных действиях. В 1805 г. он совершил поход в Силезию; в 1806 г. был в сражении под Пултуском; в 1807 г. за храбрость в сражениях под Журжею и Измаилом был награжден владимирским крестом с бантом и золотою шпагою; в 1812 г. находился при дунайской армии адмирала Чичагова и совершил с нею поход из Молдавии под Березину и оттуда до границы России и великого герцогства Варшавского; в 1813 и 1814 гг., состоя при армиях Чичагова, Барклая-де-Толли и затем Блюхера, участвовал в войне за освобождение Германии до вступления союзных армий в Париж в 1814 г. После того Ф. В. взял отпуск и 27-го января 1816 г., по болезни, вышел в отставку в чине полковника, полученном за отличие. В конце 1817 г., чтобы иметь право при переходе в гражданскую службу быть перечисленным в статские советники, Ф. В. выдержал экзамен, установленный указом 6-го августа 1809 г., был зачислен на службу в Иностранную коллегию и пожалован в камергеры, а 12-го декабря 1818 г. произведен в статские советники и пожалован в должность гофмейстера. Поступая в Иностранную коллегию, Ф. В. надеялся, ввиду обещания графа Каподистрии, получить место за границею при посольстве. Но женитьба его 21-го апреля 1818 г. на Софье Юрьевне Нелединской-Мелецкой изменила все эти предположения. В июле 1820 г. Ф. В. был переименован в должность шталмейстера, и ему было поручено состоять при императрице Марии Феодоровне. Эта придворная служба его продолжалась до 11-го сентября 1826 г. В чине действительного статского советника с аннинскою звездою, пожалованною ему в коронацию, Ф. В. вышел в отставку, чтобы посвятить себя воспитанию детей; старшему сыну его Юрию было тогда 7 лет. Ф. В. переехал на жительство в Москву и прожил в ней 27 лет, занимаясь воспитанием детей и управлением вотчинами своими, но принимая при этом участие и в общественной жизни. В 1830 г., во время первой холерной эпидемии, он был начальствующим городскою частью и устроенною в ней холерною больницею; в 1831 г., по случаю отъезда в Петербург генерал-губернатора кн. Д. В. Голицына, заменял его в должности председателя Московского временного медицинского совета. С 1832 по 1840 г. Ф. В. был председателем совета Московской глазной больницы. В 1829 г. он был назначен членом Московского мануфактурного совета. В качестве учредителя и действительного члена, он принимал деятельное участие в Московском обществе сельского хозяйства и в состоявших при нем комитетах овцеводства и сахароваров. В 40-х годах дом Ф. В. на Тверской был одним из центров московской общественной жизни: на балы, домашние спектакли и литературные чтения, с участием Щепкина, Шумского и Садовского, собирались и высшее московское общество, и профессора, и учащаяся молодежь. Как помещик, Ф. В. немало потрудился для устройства своих вотчин. В симбирском имении он построил две каменные церкви, устроил школу, посредством общественной запашки накопил мирской капитал в 50 тысяч рублей, который, уже после его смерти, был передан крестьянам при освобождении их от крепостной зависимости. В том же имении он основал известное мериносовое овцеводство в 20 тысяч голов, за которое ему была присуждена золотая медаль на московской выставке сельского хозяйства. В тульском имении он устроил свеклосахарный завод. В богородском имении он учредил взаимное страхование от огня для 2 тысяч душ крестьян. Ф. В. занимался хозяйством во время крепостного права, но крестьяне сохранили о нем добрую память за его справедливость, за его заботы об их благосостоянии и за порядок, который он ввел в управлении вотчинами. Он умер 69-ти лет и похоронен в Москве, в Даниловом монастыре.( Дмитрий Самарин. {Половцов})

В семье Фёдора Васильевича и Софьи Юрьевны росло девять детей (7сыновей и 2 дочери).

Старший сын – Юрий Фёдорович Самарин родился в 1819 г. Восприемниками Юрия были сама Мария Федоровна и ее сын император Александр I. Как многие отпрыски богатых и родовитых дворянских семей, Ю.Самарин окончил курс в Московском университете по философскому факультету, после чего выступил на магистерском диспуте с диссертацией о Стефане Яворском и Феофане Прокоповиче.

Поступив на службу, Самарин был секретарём I Департамента сената, делопроизводителем комиссии МВД в Риге по делам городского управления, служил некоторое время в канцелярии киевского генерал-губернатора Бибикова, а в 1853 г. вышел в отставку и поселился в деревне. Вскоре он становится одним из наиболее ярких публицистов славянофильского лагеря. Его сочинение об освобождении крестьян в Пруссии публикует журнал "Сельское благоустройство". Формально причиной отставки была, вероятно, смерть отца и необходимость заняться обширным и разветвленным хозяйством в имениях, но осведомленные современники писали потом, что Ю.Ф.Самарин был сослан "по козням врагов освобождения крестьян" в Самару и отдан там "под надзор губернатора". Для только что вступившего в должность К.К.Грота это была сущая находка. Он тотчас же сблизился с опальным публицистом и привлек его к разработке крестьянского вопроса во вверенной ему губернии. Так судьба свела в Самаре двух выдающихся деятелей эпохи освобождения крестьян, что превратило губернию и дворянский комитет, здесь образованный, в явления общероссийского значения. Под влиянием Самарина губернатор Грот, по мнению П.П.Семенова-Тян-Шанского, "сделался едва ли не лучшим исполнителем царской воли изо всех губернаторов империи".

16 мая 1859 г. Самарина отозвали в столицу, где ему была предложена роль эксперта Редакционных комиссий. Ему не пришлось быть очевидцем объявления воли в своем имении, но именно из-под его пера вышел первоначальный текст Манифеста 19 февраля, правленый затем митрополитом Филаретом.

Блестящий публицист, великолепный оратор и энергичный руководитель, Ю.Ф.Самарин оставил яркий след в истории самарского земства, о чем с благодарностью писал позднее не менее достойный продолжатель его дела П.В.Алабин.