asyan.org
добавить свой файл
1
z_start

Chechaco: от тайги до «карельских морей»...

или Современные мемуары бойцов одного отряда

n176_1987_objekt_zavershen!.jpgФото из архива героев.Объект завершен! 1987 год.

(Окончание. Начало в номерах от 22 марта, 10 апреля, 2 и 8 мая, 14 июня, 6 и 31 июля с.г.)

В феврале 1993 года Латвия ввела визовый режим с Россией и странами СНГ.

Вот, собственно, и все. Можно ставить точку, проводить черту.

Коля Адамович формулирует по-командирски точно:

Вместе с развалом СССР, вместе со сменой строя ушла и экономическая основа для существования таких выездных стройотрядов, каким был Chechaco...

Я делаю паузу. И, набрав воздуха, медленно чеканю заранее заготовленную фразу:

Значит, можно сказать: умерла страна под названием Советский Союз — умер и ваш отряд?

Снова пауза... И тут в глазах Димы Галинкина неожиданно появляется какой-то очень холодный, очень неприветливый блеск:

Нет. Так нельзя говорить. Chechaco не умер. Так говорить нельзя. Мы-то живы еще!

Сергей Гродников, Алексей Каташев, Дмитрий Галинкин, Николай Адамович они на снимке внизу.

Легендарные чечаки последних призывов перелистывают завершающие страницы стройотрядовской книги...

Иван ПОСОХОВ

n176_grodnikov_katashev_galinkin_adamovich_baza.jpg

Последний райком и балка за 700 рублей...

Год 1989-й. Якутия. Поселок Хонуу (Момский улус).

Николай Адамович, командир Chechaсo-89:

Чем занимались чечаки в далекой Якутии? Возводили самый последний райком партии в Советском Союзе, единственное железобетонное здание на всей этой местности. Естественно, на сваях, так что пришлось делать висячий фундамент... О, это был шедевр! Правда, в итоге не очень качественный...

Прикиньте: около 400 кубов бетона перелопатили в тот год студенты, и все вручную: замес, носилки, заливка...

Момский район — это, как говорится, «пупок» Якутии, место, где сливаются реки Мома и Индигирка... Соответствовала местоположению и стройотрядовская халтурка: работа в порту, на разгрузке, стропальщиками. Дело, между прочим, весьма выгодное: во время северного завоза (лед с рек сходит примерно в конце июля и вода не замерзает до середины сентября), когда корабли, груженные Всем необходимым, идут с Большой земли один за другим, час разгрузки считался бухгалтерией за десять...

Естественно, каждый старался в этот короткий период заработать столько, сколько сможет унести.

Был там один крановщик из местных, работал на верхотуре сутками напролет, буквально не спал и с крана не спускался. Но в какой-то момент отворял дверь своей будки и орал вниз: «Все! Мне надо отдохнуть!» А внизу бегает туда-сюда его начальник и в ответ уговаривает: «Леша, ну давай еще немного!» Крановщик соглашается: «Хорошо. Вон ту балку я перенесу за 700 рублей... А эту — за тысячу, эту — за полторы...» И ведь, что интересно, срабатывало, так ему и платили!

Нам, кстати, тоже в тот год дали неплохо заработать. В СССР вообще на Север, да к тому же на период навигации, денег не жалели...

Несостоявшиеся невозвращенцы, или Кто лил бетон на платине?

Зато наше СМУ в Хонуу было банкротом с заблокированными счетами. Чечакам время уезжать, а заработанных денег нету... Как сейчас помню начальника того СМУ, замечательную личность Тимура Сергеевича Гигичкори.

Это ему принадлежит крылатая фраза: «Как-то я лил бетон на платине»... Мы, студенты, как-то сразу заинтересовались, начали переспрашивать: бетон — и на платине? Как это? Оказалось, всего лишь — на плотине...

Пошли тогда мы с Тимуром Сергеевичем в банк вместе, он показывает бумаги — нету денег... Пришлось проявить жесткость и предъявить ультиматум: без заработанных денег чечаки домой не поедут! «Как это не поедете?» — «А вот так — не поедем! Здесь жить будем!»

Такая перспектива Гигичкори почему-то оказалась не по душе...

В итоге нашлись деньги. Да и получили чечаки в тот год очень хорошо — что-то около двух тысяч...

Для сравнения: Дима Галинкин работал в 1989 году старшим лаборантом, зарплата — 120 рэ в месяц...

Ты меня уважаешь, или Кто такой этот Арнис?

Водка в тех краях была своеобразной валютой и отдельной темой для воспоминаний.

Лично мне предлагали за одну бутылку 6 граммов золота! Якуты. Медвежью шкуру предлагали. Но мы — ни в какую. Почему? Да если одному продашь, то и другие тут же прибегут, могут на кусочки разорвать! Не знаю, как сейчас, но в те годы якуты были очень запойными. За бутылку «огненной воды», как в стародавние времена, могли все что угодно отдать!

Так что менять водку на золото или продавать за деньги нельзя было. А вот давать в долг — давали. Как-то пришел к нам мужичок-строитель, от которого мы немного зависели, да и говорит: «Ребята, водка нужна. Не врите, что нету, знаю, у вас есть. Одолжите, я к отвальной верну». То ли свадьба у него была, то ли день рождения... Мы дали. Так вот, на отвальную он к нам пришел аж в костюме и белой рубашке! Видимо, до такой степени зауважал... И спиртное вернул, как обещал. Правда, не водкой вернул — самогонкой, но очень хорошей.

...Этому времени принадлежит еще одна древняя чечаковская винно-водочная история.

Должны были к нам приехать из Риги два запоздавших товарища. Накануне приезда мы отбили им телеграмму... Но слово «водка» в эпоху горбачевской антиалкогольной кампании открытым текстом писать было нельзя. Поэтому попросили иносказательно: «Возьмите с собой теплые вещи и уденс»... Что означало «уденс» — понятно же, да? Но на телеграфе, как водится, что-то перепутали, и в Латвию пришел текст следующего содержания: «Возьмите с собой теплые вещи для Арниса»...

Парни, сами понимаете, прилетели без водки, но с теплыми вещами. И первое, о чем попросили, — показать им этого неизвестного, но ужасно мерзнущего Арниса...

Ох уж эти прибалты и их крыша!

Дмитрий Галинкин, командир Chechaсo-88, 89, боец Chechaсo-86, 87, 90:

Год 1990-й — снова Карелия, поселок Видлица, снова основная работа — заливка бетоном, на сей раз — полов на звероферме...

Но ознаменован год 90-й был тем, что у зеков произошла амнистия. Много народа тогда из тюрем повыпускали, ну и соответственно не обошлось у общительных чечак без конфликтов с местными.

Притчей во языцех стал боец Chechaco Валерий Курмэ. Волосы у парня были длинные, аж по пояс. В каком-то из стройотрядовских годов мужики в местной бане просто испугались: заходят с шайками в парное отделение, а там — спиной к ним — баба! Это наш Валерка стоит, мылится, только грива до поясницы свисает...

Так вот, как сейчас помню: сижу на базе, вдруг наши прибегают, кричат, мол, драка с видлицкими намечается! И впрямь: выглядываю на улицу — а там Валера идет, спокойно так, а вслед ему несутся звуки отрывающихся от забора досок...

Правда, на тот раз удалось спустить конфликт на тормозах, а потом отряд подружился с местными пограничниками, и ситуация в Карелии стабилизировалась: стали российские погранцы латвийской «крышей»...

Чем пилот отличается от бортмеханика?

Тем временем наступил год предпоследний, год 1991-й. И снова Якутия. Тикси...

Алексей Каташев, боец Chechaсo-91, 92:

Одним из самых замечательных агрегатов в Тикси был бетоносмесительный узел с космическим названием: «Орбита». Работать на «Орбите» приходилось сразу двум чечакам, потому что по невыясненной причине (связанной, видимо, с технологическими особенностями этого выдающегося агрегата) подаваемая в него смесь постоянно застревала в раструбе, и одному чечаке, прозванному пилотом, приходилось подносить, поднимать и опорожнять в «Орбиту» мешки с цементом, а второму (прозванному бортмехаником) — бить по металлическому коробу огромной кувалдой...

Представляете, как после работы выглядел экипаж «Орбиты»? Пилот: в цементной муке были только его «корешки» — нижняя часть туловища, до пояса, в то время как верхняя была надежно защищена от выбросов из «Орбиты» поднятым до уровня глаз мешком с цементом. А вот бортмеханик — совсем наоборот: белел, как парус, от пупка до самых кончиков волос, так как непослушная строительная пыль вылетала из «Орбиты» с каждым его ударом и, повинуясь закону всемирного тяготения, тут же совершала быструю вынужденную посадку там, где ближе, а ближе всего находились «вершки» самого бортмеханика...

Чем чечаки промышляли в Тикси? Стелили дороги. Дороги в Якутии кладутся каждый год и в течение года полностью растворяются в тундре — поверхность их просто засасывает... Строили бетонные площадки рядом со стройцехом, где обычно складировались произведенные стройматериалы, — если их просто сбросить на мерзлоту, то и их через год тоже засосет...

Но что больше всего поразило, так это хитрая конструкция полов на вечной мерзлоте. Оказывается, сначала засыпается 70 сантиметров керамзита, потом сверху укладывается пенопласт, а уже потом льется бетон...

О пользе самогонки, вреде молока и путча

Самогонка в Тикси — незабываема. Если суббота и ты уже выпил положенные чечаке 40 граммов водки, но хочешь добавить — открывай трехлитровую банку местного первача, подноси к носу, вдыхай аромат и... Больше тебе в жизни уже ничего не будет нужно!

Я сам наблюдал: как только ребята вдыхали аромат этого чуда заполярного самогоноварения, их взгляд молниеносно трезвел и трехлитровая посудина решительно отодвигалась в сторону... Я не понимаю, как местные такое могут пить: от тиксинского самогона за версту несет нашатырем: хочешь не хочешь, а понюхал — протрезвеешь!

И еще раз о наболевшем, то есть о еде.

Хотите верьте, хотите нет, но в Тикси, в этой столице вечной мерзлоты, чечаками было замечено целое стадо коров! И они там — паслись!

Ну а поскольку больше негде, то паслись они на стройплощадках... Каждое утро можно было наблюдать такую картину: точная копия наших современных классических рижских бомжей — тиксинские коровы стояли, запустив в мусорные баки свои головы, и ковырялись в свежевыброшенном строительном мусоре. Зрелище замечательнейшее — корова, жующая мешок из-под цемента...

Соответственно и молоко, которое все-таки умудрялись давать эти неприхотливые животные, было абсолютно уникальным — скисшим уже сразу, да еще и нежно-голубого колора... Любопытно, что творог, который из этого молока делался, был почему-то уже с розовым оттенком... Но местные жители ужасно гордились тем, что у них, на вечной мерзлоте, за Полярным кругом, есть свои молочные продукты!

...Августовский путч 91-го года чечаки тоже встретили там, в Якутии. Но не заметили.

Лично я по молодости и ввиду работы так и не успел в те дни понять, что именно произошло, — доходишь до койки, уткнешься с усталости в подушку, и всем привет... Народ же местный ходил весьма радостный — я смотрел в их лица и старался сообразить, о чем эти люди думают. Но пока соображал, путч уже закончился. А сейчас уже задним числом стал понимать: Тикси голосовал бы за Янаева. Все-таки при Советской власти красный Север рублем не обижали...

О пользе двенадцатирукости и куриной поджарости

Год 1992-й. Снова Карелия. Надвоицы...

Последний в истории отряд Chechaсo выехал на работу в рекордном количестве. Бойцов было... семеро! Все — мужики. («А девчонок в Chechaco уже с 90-го года не стало. Должности поварих-то мы отменили!»)

Поваром был я. Чем кормил? На третьем «дне копченой рыбы» народ воспротивился ее есть и потребовал что-нибудь другое. Я пошел искать...

Искать провизию в Надвоицах было сложно, так как в селе работали аж целых два магазина и оба завлекали пустыми прилавками. Правда, Алексею повезло: нарвался на стремительный выброс тушенки, но когда прочитал: «Норма выдачи: две банки в одни руки!», пожалел, что не родился двенадцатируким...

Стою перед продавщицей, худющий, в стройотрядовской джинсовке, пускаю нюни: «Девушка, у меня дома шесть ртов, их всех надо кормить, если вы мне сейчас 12 банок не продадите, они съедят меня...» Продавщица оказалась женщиной сердечной.

А на чечаковский Новый год (который по отрядной традиции праздновался в ночь с 31 июля на 1 августа) молодой отец шести бойцов отправился в ближайший город, и там опять пруха!

Набрел в гастрономе на двух синих курей! Ничего такие оказались, поджарые...

Самый последний строительный объект самых последних чечак?

Сарайчики для двух детских садов. И если первый мы строили еще всемером, то второй к концу августа сделать не успевали... Но «по просьбе местного населения» остались на «сверхурочные» и заканчивали стройку только втроем...

Случай на таможне

Уезжали чечаки в Карелию — в Латвии еще были рубли. А возвращались — в республике ввели репшики. И хотя граница между Латвией и Россией еще не была разделена колючей проволокой, таможня уже работала...

Получили зарплату, естественно, в рублях. Я решил домой их не тащить, а накупил в Карелии книг, благо, кто знает, Петрозаводск тогда печатал уйму литературы и в книжных были настоящие завалы. Книг я набрал — половину рюкзака... Едем мы спокойно в Латвию... Тут в вагон заходит российский таможенник. Естественно, смотрит на мой рюкзак... «Чего у вас тут?» «Книги», — спокойно отвечаю я.

И тогда он задает мне сакраментальный вопрос. Догадайтесь, какой? Правильно: «А зачем вам столько книг?»

У меня челюсть свело. Я просто не знал, что человеку ответить.

Первое, что пришло на ум, и было озвучено: «Вообще-то я их читаю...»

И здесь прозвучал второй сакраментальный вопрос: «Это понятно. Но почему так много?!»

Вместо эпилога

Они строили, строили, строили... В Латвии, в Карелии, в Казахстане, в Якутии, на Чукотке... Они столько всего понастроили! И мне стало интересно, удалось ли кому-нибудь из знакомых чечак хотя бы раз за эти годы снова побывать в тех местах, дабы убедиться: стоят ли сложенные их руками дома и фабрики, коровники и райкомы, заборы и амбары?

Алексей Каташев:

Увы, мне не довелось. Да и ребятам тоже... Далеко теперь и до Якутии, и даже до Карелии... Но кто-то из наших забрался недавно в Google Map и разыскал на снимке, сделанном со спутника, один чечаковский строительный объект в карельских лесах... Ничего такой домик. И главное — стоит!

n176_1987galinkin.jpgГалинкин шутит.

* * *

4 августа 2007 года в помещении рижской 88-й средней школы студенческий строительный отряд Chechaco будет отмечать свое 40-летие!

Сорокалетие будут отмечать более 600 человек, для которых за словом Chechaco стоит не простое сочетание букв, а то, что никогда не купишь ни за какие деньги.

Потому что Chechaco — это не только название прославленного в советское время студенческого строительного отряда (ССО) Латвийского государственного университета имени Петра Стучки.

Chechaco — это позывной из вневременного пространства нашей молодости!

Адрес сайта: www.chechaco.lv.

Чечаки!

Все, кто хочет принять участие в торжествах по случаю юбилея — срочно дайте Штабу Chechaco об этом знать и свяжитесь с нами по телефону или по электронной почте!

Телефон 29257168.

mary.frolova@gmail.com. info@chechaco.lv.