asyan.org
добавить свой файл
  1 ... 2 3 4 5 6

6.

"Не виноватыя я-а-а!.. Он сам пришё-о-ол!..", заламывала руки гибнущая в океане страстей ретро-мамочка перед сидящим по-султански на восточном ковре падрешахом, с выражением еле втянутого в кабриолет Балбеса читающим на голых персях своей шахини печати мастичные удостоверительные: "Кукла наследника Тутти"…
Что снилось ей самой?.. Возможно, всякие вуды-муды, делающие из челов зомбеев тем макаром, что вертят, как хотят их на своих лингамах, до крезы и волочащихся ног, отчего те потом и шаркают, буквально, как в жопу ёбаные, пуская слюну и пугая окружающих чёрными от половых эксцессов подглазьями. Эфиоп их эбену маму знает!.. Во всяком случае, именно так выглядела нечаянная мунвокерша, когда безвылазно просидев у себя до утра (доставленный ужин пришлось есть одному), чуть свет заявившись ко мне с «официальным визитом», сухо информировала: «Я уезжаю. Ты – как хочешь.» И, как выражовывался Ванька из «Волшебного кольца», – «не медля доле», хлопнула дверью с обратной стороны.
В креста, гробину, бога, душу, мать-то!.. И это после того, как я свою жопу на сто лимонных долек рвал во имя… во имя… В общем – «ибо!», по примеру подобного же речевого затыка Остапа-Сулеймана-Ибрагима-Берты-Марии-Бендер-бея. Нет уж, Ляксандра Сергевна, инцешка моя полупокерная, кровиночка моя недосмешанная!.. Хуюшки вашей Дунюш… От хуя вам шкурочка, дорогая Шурочка!!!
Не кинувшись сразу следом, но и не тягая зверька за всякое, оделся (не забыв про длинные рукава, дабы случайные гостиничные «жаворонки» и «пчёлки Майки» не пытались вспомнить, в какой серии «Мумии» они меня видели), сделал «штурмовую» морду (что, с моей натурой Весельчака У оказалось не столь уж и просто) и, дав электронике перемигнуть с зелёного на красный, – “Door locked”, – сделал ровно три шага по толстому коридорному ковролину до «приюта униженных и оскорблённых». Тук-тук-тук!.. Я – твой друг!.. Открыли мне молча и, судя по поджатам губам и «позе памятника», дальше порога пускать не желали. Дайте ходу пароходу! – решительно навис я над теснимой, а оттого вынужденной смешно пятиться, на глазах теряя свою «колючесть» «ежихой». «Продавив» её таким образом вглубь студии, решительно ткнул пальцем (так и тянувшимся сделать «бип-бип!» симпатичной, пневматичной груше клаксона!) в район ключицы, продолжив, будто разговор и не прерывался: «…Нет, не уезжаешь. На то, чтобы поменять дату вылета на более раннюю, потребуются минимум сутки. И это в лучшем случае. Если хорошо – ох у.е., ох у.е.хал мой любимый!.. – попросишь дежурную на рецепшне. Доплату за сам обмен авиабилетов – тоже возьмут. Заказанное «под тебя» в «Кристалле» цветное богемское «скло» должно прийти в магазин через два дня, и залог за наборы этих бокалов ты уже внесла. Экскурсия в Моравские пещеры на следующей неделе – оплачена полностью, билеты – у меня в кармане «джинсовки» (сдал я их, по-тихому, обратно, сославшись на всё то же повысившееся давление у матушки, как рекцию на местные источники). Денег – только на пару-тройку обедов у «Петра» да на доплату за твои разноцветные стекляшки. Можешь прямо сейчас, ни свет-ни заря, позвонить отцу (у него там часа три ночи по временной разнице-то), пусть вышлет сколько надо, но учти, что сегодня – пятница, чехи дольше пяти вечера работать не любят. Так-что, даже если папахен подсуетится… суббота, воскресенье… получишь шуршики только в понедельник. А нам улетать – в следующую пятницу. Так стоит-ли из-за четырёх дней суетиться-канителиться? Через два часа мне полагающийся «по инвалидности» завтрак прикатят на тележке, – жду Ваше Величие у себя. Будем решать – помнишь стихи нашей старой знакомой? – “как жить, как быть, куда нам деться и на кого нам опереться”
И вогнав мамашку-растеряшку в новые тяжкие раздумья (теперь уже по поводу преждевременности принятого решения о досрочном прекращении отпуска), промаршировал к выходу.
…Блинчики с мёдом, булочки под намазывание их маслом и джемом из маленьких пластмассовых палеток, жареные колбаски с яичницей, апельсиновый сок в «лилипутиковых» стаканчиках (удивительно, но хватало!) и две (наверное, двухчашечных, не глыбче) вакуумных термо-«фляжки» (не перестаю улыбаться «конверсации» земляков бравого солдата Швейка! Знаете, что такое по-чешски «падло с быдлом»?.. Лодочник! Дословно: парень с веслом), одна из которых – кофейник, а вторая – ура, терпеть не могу «каву»! – чайник. Что ещё нужно молчелу, в бихэппе и донтворье расположившемуся у открытого, со слегка навозистым из-за турьё катающих конных экипажей, но всё-равно «питьевым» воздухом, «безмоскитного» (живут ведь, суки!.. Зудзики у них не водятся, бляха-муха!?) балкончика с панорамой Карловых кипятков (называемых, впрочем, уже не Карловыми, а Ивановыми)?!.. Ну Кучму, которому принадлежит отель «Вилла Риттер», или Шаймиева, владеющего санаторием «Ульрика», «иванами» не назовёшь, но то, что 80% карлсбадской недвижимости – собственность граждан бывшего СССР – факт! Fuckт?.. Может сейчас, в собственном пансионе, подаренном ему папой-плутокрадом, какой-нибудь Маленький Брынц факает собственную маму-Брынцессу?.. Тоже, вполне возможно, папой ему подаренную. Особливо ежли та – «из простых», а сам даритель пресытился всеми, в подлунном мире возможными и за деньги доступными для ему подобных избранных развлечениями, пороками, извращениями. У супружниц олигархов и нуворишей с подрастающими олигавриками-нуворишками – такое бывает. Не «по злобе», так «по судьбе». Как у великой но безродной Софи Лорен – со своими «понтовитыми» (потомками римского рода Понтиев) сыновьями. Каковую сенсацию мировая prensa amarilla (в том числе и «беспедальный» "Confidential magazine") четверть века назад так и не осмелилась опубликовать. Хм… Сюжет для новой инцест-стори!
Властный, пресыщенный владелец заводов, газет, пароходов, (так и вижу его современным Кафтановым в облике Ефима Копеляна), испытав все мыслимые земные страсти, в поисках новых ощущений замысливает чудовищное ( с другого боку, – более-ль чудовищное, чем поедание некоторыми жиробесами-ктиноманами мозгов живой обезьяны?.. Бенилюксовцы – маму их в роттердам через попенгаген! – инцухт вон ажно узаконить постановили: тады их тримонархию – в Ебени-Люкс смело переименовывать можно будет!..): приказывает своим заплечн… подручным найти ему «барышню-крестьянку», приехавшую из провинции поступать в столичный кино- или театральный вуз (там инженюшек-шармашек завсегда изрядно).
В короткий срок, благодаря своему влиянию, делает из неё «звезду» и предлагает свой суповой набор: руку и сердце. Не веря своему счастью, та соглашается.
Через пять лет (раньше – бестолково, позже – терпеть нету мочи!) мальчуган по имени Анатас (почти как Микоян, только в метрике ребёнка нерадивыми регистраторами была пропущена буква «Эс» в слове «Анастас»), или просто – Стасик – начинает беспокоить (и даже пугать!) молодую мать своим поведением. С малолетства растущий в атмосфере вседозволенности и потакательства любым своим капризам со стороны обожающего отца, гораздо более распущенный двойник оменовского Дэмьена может запросто потребовать от матери, переодевающейся после плавания в одном из двух бассейнов их трёхкилометрового пентхауза в… ну, скажем, в центре московской «Золотой мили»: «Показы!» /маму надо бы сделать бывшей пловчихой, дотренировавшейся в своём Усть-Пиздюйске до кандидатки в мастера спорта: пример Люба Толкалина,“тинто-брассом” дошлёпавшая по дорожкам бассейна «Мир» сперва до большого экрана, а затем протолкавшаяся и к супружеской койке Кончаловского-младшего/
Получив же от шокированной родительницы по заднице, Крошка Цахес всегда бежит жаловаться отцу, что «мамка опять надавала по зопе». На что глава семейства лишь странно усмехается и вместо того, чтобы выпороть сопливого эротомана брильянтовым «Гуччи» за 249000$ (или тому и «Сэлфриджа» за 32000$ хватит?..) и наложить запрет на посещение гигантского аквариума с акулами, вмонтированного прямо в десятиметровой высоты стены всего третьего (из общих шести) этажа, представляющие собой круговую океаническую панораму, – целует обиженного дитятю, что-то ласково шепча ему на ушко, и отсылает играть с японской писающей кибер-гавкой за 10000$ (не-е, не ”Айс”: первая Рэсси – ещё у Электроника была!.. *Не забыть погуглить по самым дорогим детским электронным игрушкам. Да и по другим дольчевитовским атрибутам и приблудам тож).
Встревоженная подобным поведением и сына и отца бывшая спортсменка-комсомолка… А-а, хуй!: комсомол – анахронизм! Хотя, если до Перестройки… Токмо тады «пеньхаузы» по три тыщи квадратов себе не строили (а если кто и строил, тому лоб зелёнкой давно намазали). Как же тогда… Красавица-спортсменка-богомолка, чё-ли?.. Актуальнее (и до сих пор модно), хоть вариант такого микса – не злободневность, а реникса. Стриптизёрка?.. Ничешно тож. Но наша – ляля, а не лярва: «Первая красавица в городе жила, очень неприступной девочкой была, в школе не шалила и вела дневник, рыбок в срок кормила, грезила про ВГИК.» Так кто же?.. Красавица-спортсменка…
…Фто?! Да!.. Нет!.. Па-а-апрафу не перебивать! Мне, капитану Шмоллетту, давно извефно, фто все вы – отъявленные негодяи, и фто по вам плачет рея! И хотя у меня нет пока доказательств вафего негодяйства, я это чуффтвую! Тотьно так зе, как забулдыга чуффтвует запах рома из трактира, находясевося от него за целую милю!..
Примерно так чувствуется спортсменке-хайлайфщице-бриджидололлке, пытающейся объяснить мужу, что у ребёнка – явные проблемы с психикой (гы, прям как у меня!..), и, кажется, ни разу не добившейся выполнения обещанного ей «серьёзного разговора» с их чадом.
Терпение мадам Прошкиной лопается, когда это-самое чадо (точнее будет сказать – исчадушко), притопав в её, размером с теннисный корт опочивальню, словно к себе в детскую, и, застав её, с пыхтением уминающей то, чем славятся женщины в русских селеньях, в дегольте тоже готового лопнуть блятья, чересчур узкого и откровенного даже для очередной «пати» с другими миллионерами и миллионершами (циничные подружки-Ви-Ай-Пёзды называли подобные мероприятия проще – «спати»), повелело (именно повелел, другого определения она подобрать не смогла): «Дай поссюпать!»
Слизав от опизденевшей с такой борзости, возмущённо взвизгнувшей мазерши пощёчину, ревущий «щупальщик», утёк, как заведено, ябедничать любимому родителю про сделанную ему «шмазь». А она, кое-как справившись с нелёгкой задачей (пышности её лезли из акерлундовских закромов, с «отжатой» на них половиной «лимона”, точно тесто из бабушкиной кастрюли), до предела раздражённая отказом сильно изменившегося с момента их знакомства мужа позволить ей появиться перед гостями в чём-то более просторном и пристойном, но главным образом донельзя обозлённая изумляющей дерзостью шепелявого Туранчокса и малолетнего Честера-Молестера (а также уже чувствуемым ею очередным для маленького чудовища прощением), ворвалась в кабинет Атанаса-старшего (у которого – вот ведь совпадение! – в свидетельстве о рождении, в графе “Имя ребёнка” тоже было написано «Анатас» вместо правильного «Анастас»: та же, что и у их сына потерявшаяся буква «Эс»).
По холодной ухмылке одного и мстительно высунутому язычку другого (кстати, не показался-ли он ей раздвоенным?..) сразу определила, что воспитание растленного (кем?!) мальчишки закончится ритуальным отеческим поцелуем (почему?!) и ласковым взъерошиванием чёрной, как вороново крыло гривки. Топнула крепкой крестьянской, водами родного дюсшевского бассейна обточенной ножкой, окаблученной в Маноло за 14000$ (вторая же, сравниваемая перед зеркалом, так в горячках и осталась в пятитысячебаксовом Лубутене из поистине имельдомаркосовой коллекции): «Я ухожу из этого проклятого дома!»
Тёзки – Стасик-младший и Старший – переглянулись, и «женщина из высшего общества» едва не описалась от звучащего лишь в фильмах ужасов хохота-эха: «Хо-хо-хо-хо!..» /или: “Whore-whore-whore-whore!..”/ ТЫ ! НИКОГДА ! НЕ УЙДЁШЬ ! ИЗ ЭТОГО ! ДОМА !
…Очнулась «бурёнка из Маслёнкино» только для того, чтобы увидев над своей головою фигуру «рога», образованную её собственными, заломленными и удерживаемыми трансформно вытянувшимися маленькими ручонками за разномастные каблуки ногами, и услышав между них жадное чавканье со знакомо-шепелявым «…Тисе-тисе, не ори... Я твой бэйби, Розмари...», – вновь тяжело и надолго обеспамятеть…
Финал фильма… Чё-кого?!.. ФИЛЬМА ? ! …А шо такэ?! Шо такэ?! Ну и хфильма! Ну и хфильма! …Эх, Андреа Бьянчи шично снял бы!.. Ну, на худое ведро, – Гай-Германика с Сашей Валовым втугезе!..
…Дык, я грю, окончалово кинча – своего рода постмодернистская версия бала Сатаны: и там и тут – слетевшееся на тур вальса с магистром Зла псевдоэлитарное отребье, состоящее из персонажей, в общественном сознании и личном бытии давно переступивших грань реальности и вымысла (Шнур, Вольфыч, Боря Моисеев, Никас Сафронов, мегалодоны с мегалодоннами, депутанки Госдумы, топ-мандели, star’ститутки, телеблядущие и прочая «накипь человеческая», подобная инцешке Лене Кориковой, животнолюбке Литвиновой или негрофилке Понаровской).
Вот такая поучалка про актрису Марию Розанову (не путать с актрисой Ириной Розановой: у последней – сиськи больше на целый абзац!), за бочку варенья “Dutriez” и ящик печенья “Delacre” продавшуюся проклятым буржуинам. Вместо честной работы у станка. Или школьной доски. «Ну почему пошла ты в проститутки?! Ведь могла б геологом стать!.. Или быть водителем маршрутки, или стюардессою летать!..» Заплатившую за сделанный выбор – ну какой же договор с Сатаною без крови!.. – своей крови смешением, а за титул «Леди Мэри» – невозможностью покончить жизнь самоубийством или когда-нибудь умереть от старости, прервав ежедневные, многочисленные изнасилования Стасиком-Сатаником, набившим руку (и йух) в доведении колдовски обострённых ощущений врождённо-стыдливой матери от творимого над ней непотребства до такого градуса, что на её зигомах оладьи можно было жарить!..
И прочая, и прочая, и прочая... Мэйби даже с “to be continued”.
Не-е, ВОЛЕРА !.. Губозакатную машинку возьми с полки! Дописывать я не буду! Это – тебе идейка! Чтобы всякую хуйню про «пирипутаную в тимнате кравать» не вытуживал! «О, сюжет!», – копируя похожего на тебя «писателя» (от слова «писять») из «Я шагаю по Москве». Авось, коли воспользуешься, и родишь чего менее дефективное и более полноценное. Дарю! У меня ентого гуталину – ну просто завались! Вот и шлю кому-попало.
А-ай, так и быть!.. Бонус тебе! За проявленные мужество и героизм при чтении моей бесконечной (если хочешь, – даже безъяичной: ни «концов», ни «яиц», ни «ебущейся с залупою хуя пизды блядухи-матухи» ты тут не нарыщешь) инцестопопеи. Коротко, смешно, оригинально. Самый короткий юмористический рассказ про инцест. Are you ready?.. «Чо-чо?»!.. Чё по колено у мачо! Смотрел «Мачете» с Дэнни Трехо? «Ась?»!.. Ёбаный карась! Записывай, говорю!
ПРИЕЗЖАЕТ ОТЕЦ ИЗ КОМАНДИРОВКИ . . .
Записал?.. Молоток! Вырастешь, – кувалдой будешь. Чего – «дальше»?! Дальше – подписывай, как обычно: ВОЛЕРА (я предъяв за авторство кидать не стану, слово под ответ!) и вывешивай на Sexstory.ru. Что «и всё?»?! Всё, значит «аллес», «финита», «готовченко»! Так-что упрости глазки! У меня своя мать ещё не ёбана! А времени на всё-про всё: понедельник – день долой, пять в остатке и – домой! Как тревожился товарищ начоперот из «Зелёного фургона»: «Боюсь, к Октябрьским – не управимся!..»
…Так вот, тому молодому человеку, оставленному нами… За себя отвечать?.. А за меня автоответчик отвечает, а ты – жди звукового сигнала!..
…Пардонь, читатель! Пишу «оставленному нами» лишь потому, что оставить сам себя просто не мог! По сценарию! Поскольку, в отличье от собственной мати, себя в 203-м оставившей спати, ко мне ж – в 201-й – пришедшей лунатить, – я не «луноход», из себя выходящий! Но буде вдруг меня снова кто-то перебьёт, – сделаю исключение: из себя выйду, а в него – войду!
…Так вот, для юного Мартина фон Эссенбека, вместе со своей, чем-то огорчённой муттерхен завтракающего в уютном нумере карлсбадского отеля перед открытым пузатым балкончиком (превращённым последовавшей за описываемыми событиями реконструкцией в скучный «коробок») с заученно отбивающейся от заигрываний знакомца-ветерка занавеской, окружающей лепоты и ощущаемого благолепия было недостаточно. Понятно, от чего-то, подобного отелю бывшего президента бывшей республики бывшего единого государства, он не отказался бы. Переименовав его в честь своей любимой матушки и в соответствии со здешними традициями в «Виллу “Александра”». Однако вовсе не о владении престижной курортной «немовитостью» с названьем «Александра» мечталось любителю сладких булочек. Сладкоежка мечтал о владении… самой Александрой – своею собственной – да-да, родною! – матерью. И сейчас он, подмыкивая себе разенбаумовским
Сюда мы влезли поздно ночью,

Пошёл уж третий день;

Нам нравится здесь очень,

Правда, Сень?..,
– сосредоточенно думал о совсем других «сладких булочках», нежели подававшихся к «сниданью» (звучит как «к свиданью») в этой, достойной лестного отзыва здравнице: а в тот-ли цвет он всёж пошёл, на ту-ли масть поставил?..
Основное – а именно превращение оказавшейся сверхвнушаемой (прежде всего по причине своей материнской любви, не позволявшей не верить) Александры Сергеевны в «газонокосильщицу», с трудом сейчас отличавшую реальность от ирреальности – современным доктором Арнтгольцем (см. сериал «Смерть шпионам») уже было достигнуто. Из-за вырождённых способностей к Шутэ (смотрели фильм "Шут"?), технически отточенные шутэны молодого Мастера достигли подкорки мамы-сан, закрепившись там настолько, что все дальнейшие действия невольно должны будут координироваться с /не/благоприобретёнными архетипами.
Не чаящая в сыне души, а потому полностью ему доверяющая гражданка Джеккилян-Хайдулина последние два дня находилась именно в той психокондиции, каковая талантливому матереуёбцу для её, матери, должного вот-вот случиться уёбства, и была потребна. Извращённость, подстёгиваемого гормонами гиперсексуальности мышления, делали это мышление сверхизощрённым и, для не ждущих такого «брэйн-шторма» штурмуемых окружающих, – сверхопасным! И самым уязвимым из окружающих оказался самый близкий вундеркиндеру человек – его преданная мать. Нет, он был не предателем, а predator’ом, запаучившим мамуху-цокотуху в паутину антиномий, в хитросплетённую ловушку, где, например, слово «Яndex» могло с успехом читаться как «Xeрnя». И она, окончательно запутавшись в этой сетке (да ещё и напуганная своею, вдруготкуданивозмиськнувшейся «чудною хворобою»), сделалась соучастницей собственного ментального изнасилования. Вот-вот грозящего из стадии умственного перейти в физическое. Всё, что оставалось жертве коварного сынка-паука – беспомощно дёргать лапками в клейких нитях, лишь сильнее к ней липнущим…
…Кто «фашист»?.. Профессор Хеллингер со своей садо-мазо-терапией?.. Ну, вообще-то, многие в мире психиатрии его методы так и называют. А лично у меня – дед-пограничник против Гондольфа Гитлера и всех этих fuckшистов-гитлерастов-трипперборейцев-ёберменшей воевал. Не так, как «сказочный» Жилин с Заставы, получивший от самого товарища Берии внеочередное офицерское звание и месячный отпуск за нахождение в немецком плену. Рядовым всю Великую Отечественную прошёл. Так-что, в другой раз рекомендую модерировать риплаи. Ну да, аддиктивный я тип, аддиктивный (а хто из нас не мономан?!)! Но маму любивший, любящий и планирующий любить по-любому! Потому не фашист я, а Ученик Чародея. Ебстествоиспытатель. …Да и для будущего диплома оно полезно…



<< предыдущая страница   следующая страница >>