asyan.org
добавить свой файл
1 2 ... 5 6
ВСПОМНИТЬ ВСЁ

1.

…Ай да Эдипушкин! Ай-да сукин – прости, мама – сын!.. Не складываю троеперстие, но, кажется, я – Гений! Доктор Зло, глянь он на меня из будущего, весь ноготь на мизинце изгрыз бы от зависти! А ведь я не доктор, а всего-лишь студент первого курса ИПИ (…его мать!), кафедры клинической психологии. Чумодей, глумарь, «хеллбой» – энто всё само-собой. Но – Эдип свою мать! – каким же Стефаном Картером надо быть, чтоб убедить Ш. С. (нет, не ебёнку Стоун Шаронку, а Шурочку Сергевну, как зовут мамочку в родном рабочем коллективе), у которой с тобой не было не только «на полшишечки», но даже и «на полкарасика», в невероятном и, заставив завиноваченную, самозаугрызавшись, поверить в оное как в очевидное, откопулировать обречённую в яви!.. Тут не «Ножницы», тут – мама-не-горюй – «двойные вилы»! С предстоящей ещё, по-первости, добровольной принудиловкой, с внутренними, какое-то время, ужасаниями тому, «как низко – о боже! – я пала» и, именно поэтому, – с уже и смирением и принятием того будущего, какое настрадал Предсказамус: пусть, коль раз – и так уж было /не родить бы лишь дебила/!.. А то, неровен час, разгурманившийся потомок /даже пальцем не коснулся, гы!/, получив вдруг поворот от родимых-то «ворот», – ссильничает, в порыве сыновней любови!.. /«Ну чё ты, мам, как целка, прям’?!»/ Нетушки, надёжней – последовать народной мудрости: «Коли вас ебут рачком, притворитесь (в зависимости от пола) дурачком!» И вообще: уж раз-то – чать, не Иокаста!.. /ну-да, зарекалась девочка не ебаться: заебалась деточка зарекаться.../

Главное – выдрессировать сучку на случку! На команды! Шоб по свистку! «Лежать!»: раз – и на матрас! «К ноге!»: бухнулась на коленки и затрусила губами! «Партер!»: и провести с боящимся пиздявкнуть домашним животным экспресс-спаривание, стараясь (подобно Клаусу из «Семнадцати мгновений весны») попадать в такт, доносящемуся из душа патриаршему утреннему «Я люблю тебя, Жизнь, что само по себе и не ново!..», и успеть откобелировать до того, как владелец существа выйдет из ванной!..

Форсморжовыми обстоятельствами припёртая, станет и раздвигаться, и подставляться, и «причащаться»! Насобачится и блиц-миньеты проворить (подгадывая под начинающееся за стенкой любимое отцово «Поле чудес» или «Что? Где? Когда?» и хлопоча ртом, как Защёчных дел мастерица), и Нарвасадатку разнюхает (покамест папандопуло будет «заседать в Думе» с «Комсомольской правдой» в руках). Далее, выбрав менее толстое из зол (по сравнению с фистингом), будет лишь скулить не оставлять ей синяков на ляжках да прикусов и щипков кровоподтёчных на сосцах и железах молочных. Возможно, с подвываниями, или щетинясь, а то и пробуя кусаться /–А я говорю, не рычи!./: дык так же ж и интересней! Какое удовольствие шпилить мамашку, ведущую себя как Илона Лацловна Сталлер, ага?! И я об то же!

Но, при всём-при том, – САМА ! Только САМА ! По своей собственной, потерявшей уже всю силу воле! Как бита в кёрлинге: только натирай перед нею пол, и пусть катится!.. Интерес в большей степени психологический: как добиться цели путём «стратегии непрямых действий». А вы как хотели?! «Хочешь большой и чистой любви – приходи сегодня вечером на сеновал»?.. Так мамка не Фимка! И уж такая «формула любви», зуб за два шнифта, выйдет вам боком (а то и «раком», ежли до заявы в менты дойдёт)!..

Не даёт?.. Начните одеваться во всё чёрное, а выйдя так к завтраку, на недоумённое отцовское «Чего это ты как на похороны вырядился?!» – скупо отвечайте: «Траур по любимой.» Любимая – поймёт. И, скорее всего, сделает ошибку, вместо полного игнора и тебя и твоего клоунского прикида, попытавшись поговорить серьёзно

Всё-таки – ноль внимания, фунт презрения?.. «Забудь» в кухонном бачке для отходов, приготовленном на выброс – шприц. Катериною Сильвери сей секунд может и не обернётся, но такое развитие событий весьма вероятно (без имён: моего однокашника отчаявшаяся мать именно так лечила, царство ему небесное)...

Всё ещё не даёт?.. Сразу после того, как впустую извёл очередную банку на намазывание хуя вареньем, со всей возможной серьёзностью поставь привереду в известность, что готовишься созвать Домашний Совет, на котором сообщишь что-то, для всей фамилии исключительно важное. Что конкретно – не говори. Добавь только, что сил твоих больше нет, что дальше так не можешь, что скажешь, как оно есть, и будь что будет!.. Что именно «будет», – пусть теряется в догадках, громоздит версии и зафантазируется до Синдрома Стендаля!.. А когда (если), используя лексикон поручика Ржевского, «впердулишь» , то откинувшись на спинку кровати, скажешь невзначай: «…А машину вы мне так и не купили…» «Какую машину?», – прошмыгает красным, распухшим от девичьей воды носом копия видеопереводчика Володарского. «Ну помнишь, я «совещание» планировал?.. Так-вот, я хотел на семейном собрании просить вас с отцом купить мне средство передвижения. А то у всех есть, а я – безлошадный!..» «И-и-и-и-и!..» От так ебут гундосых! Но ведь сама?.. САМА !

…Да, бля-конопля, я тут модусов операнди на полдюжины глумцестовых «рьмансов» накидал! Включай мозги, потенциальный контрактник с “Green Leaf”! Если не для претворения планов в жизнь (Висконти с «Вискасом» путать всё-же не стоит), то хотя бы для написания оригинального, качественного рассказа, маму твою лелеять, холить и нежить!..

«Сама»?!, – подшпилит иной подкопёрщик. Ну да, то, что ты планируешь сделать с матерью, и называется «сама», угу… «Мать, отдайся по-добру, или силой отопру!» Яснененько, понятненько, доступненько, популярненько… Такому наблюдательному я отвечу услышанной мной от сэнсея на кёкушине байкою. Мастер объяснял своим ученикам, что такое «бег ниндзя». Демонстрируя эту технику наглядно, он, будучи не совсем здоровым из-за случившегося «пробоя» в своём энергополе, на «латание» которого тратил большие силы, споткнулся и – о нет! – упал (!?!) «Упали» также и челюхи шисюнов, ставших свидетелями сего позора. Ничуть не смущаясь, Мастер поднялся на ноги, отряхнул кимоно, и спросил у потерявших дар речи: «Что я только-что сделал?» Тишина. Учитель повторил свой вопрос. Всё та же тишина. Наконец, какой-то, единственный из всех смельчак ответил: «Простите, Величайший, но, по-моему, вы только-что ёбнулись…» «Да!», – воскликнул Мастер. И продолжил, воздев палец: «Но как!..» Понято?..

…А уж сказочница получится-а-а!.. Шехерезаде лишь останется свернуть свой блатной баян и похерить дозволенные речи! Ритуально каквытамкающий в телефонную трубку Лай /"Но если ты хочешь, я просто скажу тебе:"Лай-лай, Лай!.." А ты - давай, ты давай, ты просто давай!.."/ однажды услышит по громкой связи – вместе с неожиданным жениным "Ай!.." – и версии про "содранную заусеницу", и про "сломанный ноготь", и про "горячий утюг", и "занозившийся палец", и "наколовшуюся-обо-что-то-недометённое-пятку", и про "прикушенную десну", и "кажется-выпавшую-пломбу" или "отколовшуюся зубную эмаль"!.. И поверит объяснениям про неровное дыхание, учащённое из-за того, что на кухне "молоко убежало", а тут телефон зазвонил, а в одно время с телефоном "ошибся кто-то домофоном", а вдобавок внезапно встревожился "неплотно закрытый холодильник", да икнул непонятно с какого перепугу "брелок автосигнализации" (полтергейст прямо!): вот, пока метнулась-крутанулась, и зад… Ох!.. …зад… Ах!.. …и задохнулась!..

Самая сладкая сказка! Дракоша и Шоколадный цех! Впрочем, не более сказка, чем те, что начинаются со слов «Отец развёлся с матерью…»! На елды вообще разводить отца с матерью?! Для кого ж тогда ту мать, извиняюся, ебать?! Кому ж тогда на день рождения ножовку дарить: «Вот, бать, настоящий “DeWALT”! Мож’ чё спилить пригодится...» – ?! Ведь «изюм» инцеста не собственно в его запретности (поедание себе подобных, например, грех не менее тяжкий, чем поебание себе подобных), а в том, о чём пел Бендер-Миронов в захаровском киношедевре:

О наслажденье - скользить по краю!

Замрите, ангелы!.. Смотрите: я - играю!

Моих грехов разбор оставьте до поры,

Вы оцените красоту игры!

Весь цымес как-раз в заполучении трофея! А не в том, чтобы убрать отца из рассказа, дабы после, без помех можно маму было б – э-эх!.. «Помехи» должны быть! Обязаны быть! И чем больше, тем лучше! Какой нахуй развод?! Какое в пизду «усыпление с ничегонечувствованием» или «упитость с невязанием лыка»?! При таком – пардон! – раскладе «самое святое, что есть у человека» (в кавычках потому, что есть ещё Родина! Которая тоже, впрочем, Мать), превращается в обычную бабу, ничем не отличающуюся от миллиарда представительниц своего пола! А ты должен прочувствовать, что ебёшь именно МАТЬ ! Не сокурсницу, соседку или – даже! – Софи Лорен образца 1960 года, но МАТЬ ! А прочувствуется оно – при её тобою сексплуатации под носом у ОТЦА ! Иначе зачем спортсмену напрягаться перед пустыми трибунами, без подтверждения своих достижений медалью, званием, или чемпионским поясом?! Какой смысл актёру выкладываться в пустом зрительном зале, не имея возможности слышать аплодисменты и ловить летящие на сцену цветы?!

Условно говоря, можно плюхнуть на «всегда думающую о нас» сковородку пару-тройку яиц , и, кое-как подтефалив, сожрать прямо с неё. А можно сперва обжарить лучок, помидорчики, ветчинку, залить это смесью из яиц и молока, выложить после готовности на большое блюдо, посыпать тёртым сыром и украсить метёлочкой укропа и веточкой петрушки (см. «Воскресный день» Жванецкого).

Какой «оперативный просто-о-ор»!.. Тут и – пенетрирование боящейся откусить край кофейной чашки матушки большим пальцем ноги под столом, за общим завтраком! Тут и игра в «переполненный автобус», с прижиманием к объёмистому крупу «пассажирки», то бишь, кухарки, готовящей мужу – «Мусик, ну где же гусик?!» – ужин у плиты: «Бать, лук был такой злодеручий, что у мамани на кухне аж слёзы потекли!..» Тут и полупрозрачный, как мамина ночнушка намёк: «Маша, сегодня ты идёшь в гости к Мише!» Или приказ вротственнице ждать в полночь (чисто «Вий»!) тебя самого в их родительской спальне, с тем, чтобы, обмирая от страха, в метре от храпящего рядом супруга /–Поднимите ему веки!../, «прочитать на ночь сосюру» твоему «Бруту»! Тут и полное погружение в любимое тело, через стенку от находящегося в полном погружении в любимое дело разгадывальщика кроссвордов! Да «в этот горшочек» – вновь возвращаясь к Винни-Пуху – «можно вообще положить что-угодно» (*надо лишь не забывать ногти-рукти остригать!) и назаказывать «и того и другого, и даже без хлеба»!..

Чуйте: нормальные герои всегда идут в обход! А те, у кого «мамка пьяная была, – ничего не поняла», – так и останутся маслобоями и мыслеёбами!..

«А я-то сам-то ебал-ли свою-то»?.. А может вам ещё пароль от архива, где фоты лежат?! Облизнитесь!

А ещё я знаю, что психотиранпевт из меня выучится отпет… э-э… отменный (и вот это вам, мамки-красючки, кто ко мне поведёте за ручки обормотов-задротов-наркотов, – я уж клятвенно-гиппократвенно)!..

Но – «ближе к телу!», – как любил повторять Великий комбинатор. Конкретному, тридцативосьмилетнему, на квартович себя ощущающему (по причине хорошей генетики, танцевально-спортивного прошлого и бережного к нему хозяйкиного отношения), гитарно-силуэтному телу моей мэм, ТТХ которого и сподвигли меня на прокручивание-проворачивание Великой комбинации.

…Кто там: «Ну-же!.. Ну!..»?! Круассан, бля, гну! «Ну!» - жену! А сношать родимых матерей – не то же, что ебать курей! Эдипломатия и ещё раз эдипломатия! Иль ты мнишь, что кроме «я подмешал маме снотворного» и «тогда я эти фотографии покажу отцу» новое слово в таком разделе клитературы как родноёбство уже никто не скажет? Да чтоб тебе за енти мысли весь МОСК мыслявчики изгрызли! Я скажу! Встав на табуретку: «По аллеям тенистого парка с пионером гуляла вдова. Пионера вдове стало жалко, и вдова пионеру дала…» Вот сука ты, Мелкум! А ведь хотел «Мамы разные нужны, мамы всякие важны!» прочесть!.. Чтоб ты эдак не яглил, базар не опрокидывал, а в будущем своей херонией (херовой иронией) меня не сбивал, – вот тебе, на «скорую руку» (читнёшь и дрочи сновья из-за угла):

ВЕЧНЫЙ ЗОФ: СУДЬБА ЧИЛАВЕКА

/©®ВНЕМАНИЕ ! ! ! Распичатка этова издания являица нарушенеем аффтарских правил и приследуица ими по законодательтсву!/

Отец ушол от нас гдругой женьщине, когда мине была годика три, такшто мать родила миня в одиночке. После таво, как папаша иё бросил, она так и осталась быть неподобранной, и я оказался в симье главной мущьщиной.

/поцаны, тут я прапускаю, штоп вам интиресней было!/

Мать моя женьщина – не манекеньщина, и метраж у ниё самый обычный: 120х120. Рост и вес премерно такии же.

До четырнаццати лет я никада нидумал о матере как о ебёной матере (изза тобу), паэтаму часто на ниё фантазировал. Иногда по три дня за один раз. А када мине исполнилась тринаццать, я ришился и падашол к ней ззади. «Мама, я тибя люблю!», – смущоно признался я, глядя прямо в иё голубыи глаза бландинки с грудю пятого размера.

«Ты што, сынок?!», – опешенно взревела она, пытаясь вытиснуть мою руку з зажатой у той в кулаке сваей пездой и вихляя ляшками так, што чуть их не вывихлила!

«Я же твая мама!..», – хлынула она слезами, убигая спиной впирёт от моей четверни (пятый палец мне аторвало балончегом от сифона, када мы баловалесь в шеснаццать лет), варочущейся у ниё в трусах, каторыи она в этот раз бутта спецально забыла одеть.

Плаксинки сыпались из иё прикрасных зелёных глаз бландинки с грудю шестого номера, и кажецца фсё происходящие ей сильно нравелось!

«Поцелуй меня, как ты сосала оцтцу!», – попросил я, робея, и делая ей подсечку. «Нет-нет, это инсекс!!!», – упаф на колени, ещё больше усилила она плач, заглатывая мой мужской половой хуй, как запрафская Чичёлина. Иё горящиё от пазора бестыжыё лицо миня так возбуждало, што не могя больше выдержывать ету пытку, издеваещуюся надо мной уже целый час, я кончил букварьно через полсикунды после таво, как моя бедная мать (отец не оставил ей ни копейки, ни шестёрки) принудилась взять у миня засчеку! Целый поток кипящей эякуляцыи ударил ей в зажмуренный овал так, что у ниё аж опрокинулась голова, стукнувшись стенкой об затылок стиральной машинки в ванне!

А когда мы фсе ачнулись фтойже кухне с потерянным от бурной органзы сознанеем, моя изнасиловная жертва, вспомнив ниаднакратна случивавшийся с ней кашмар, прокричала убитым голосом: «Кагже я типерь буду смотреть потом в глаза оцтцу, придущему вечером с роботы?!..» И опять зарыдав всем телом бландинки с грудю от Орины Шараповой, со щасливой улыпкой слизала з гуп тикущую по ним и уже запёкшуюся смегму…

Поц с Скрипкой. Я долго думал, вылаживать или не вылаживать наш фомильный сикрет в шкафу, но после короткого совещания с самим собой (Самим-Саба – это не засланец Уссамы, а я не тероррист! Просто так называется, когда внутри сибя разговариваешь: гаварить с Самим-Сабой. Типо: «Я ебу Али-Бабу!» Юмор, бу-га-га!), я решил, што мир имеет право на информацыю, и выклал, как «Викиликс»! Паэтаму, каму интиресна продолжене етой правдивой, риально случифшийся со мной повести, – пешите свои мысли по адресу: maloletok@debil.ru
ВОЛЕРА

Заебца?.. Полайкалось?.. Нет, я мог бы развернуть про всё ту же «спящую маму» (“Спит маманя и не чует, как сынок на ней ночует. Вот проснётся эль парэнца и прогонит извращенца!..”), но вот сколько себя помню, вставая ночью поссать, слышал из расположенного «по маршруту» бедрума родаков: «Ты что не спишь, сынок?.. Болит чего?..» Касаемо ж «я ебал маму очень осторожно, чтобы случайно не разбудить» це ж голимая Мэри Поппинс с её «это-было-прошлым-летом-в-середине-января-в-Тридесятом-королевстве-там-где-нет-в-помине-короля»!.. Или царя. В голове (а также сала в бестолковке и тямы в чайнике). Тогда бы уж сразу: "Отец у миня – извесный учоный. Причом не «с конца заворочоный», а закончевший Гарвардское отделение нашево Райпидорпрома (пра ниво даже в "Интырненшнынел Гжиографек" песали, што он изследывает пар у нормальных явлений). Аднажды, фстудёнаю зимнею пору он превёз с горы Тибет загадочный корень Тянь-Шань, каторым, как гипотезировали некторые его каллеги-академики, член-коры, коры и кореша, есле потиреть половую ращелину любой женщены, – она тибе сразу даст. И я, как сын учонова по оцтцовым стопам, проснул в сибе любопытство из следователя и ришил папробывать этот опыт на моей матере, патамушта никакой другой под рукой не было. Когда она увличёно болтала спадругой по тилифону, я, необнаружено юркнуф пацтол, испод которово были видны её раздвинутые ноги (навернае, разговор шол эротичный), низаметно потёр ей влагалещную вольву, и – о чюдо! – она прыгнула на миня, как Мцырь на барса из поезии Юрия Лермонтова!.. Так мы начали ибаццо (вапще вместо "ибаццо" есть спецалное научное слово, но я злоумышлено употрибил ниибаццо). Патом я испробывал свой корень на систре, тётке, бабке, внучке, Жучке, кошке и мышке, но ето уже другие правдивые истории..."
Словом, все «реальные истории» о каждую ночь «незаметно» ебомых матерях – есть реальные «трюфеля», «баяны» и «заливка галош»! Кривотивы (контаминация: «креатив»+»кривой») гораздых на напридумывания пизды группы замученных основным инстинктом, малакией изнурённых мифоманов под общим псевдонимом Лапшевич-Наушевич! Сибиряк иху маму, и да простит меня Барон Олшеври!.. Как говорится: «Не пытайтесь повторить это дома!» Между дрочим, та же «гамма», коли пьяная вдруг мама (если только та – не бомжиха с размягчающимся мозгом). Посему, личинка писателя, – как тебя, ради интересу, по протоколу-то?.. Деревочерепопеньковский?.. Заливайло-Ебанько?.., – конспектируй по-рыхлому и отловись! Для тебя я, сочтём будду, как говорят у нас на кёкушине, будем считать, сложил буквы в слова. В трагедии Софокла, Еврипида, Эсхила и прочих кикликов – монопенисуально не вонзишься (да и "козлиные песни" для "чоткого поцана" – западло). От Арцыбашева – зевать начнёшь. А пазолиниевский "Edipo re" или озоновский "Крысятник", пар экзампль, никогда не сравнятся у тебя с «классикой мирового кино» – «Табу». И вообще: я хомячков – в детстве отлюбил, и «хуйня» – у тя в штанах! А это – не «хуйня», а вступительная часть, мудило ты горемычное! Учили тя в школе сочинение писать?.. Вступление, главная часть, заключение?.. Сострадаю. Не каждый лось перекусывает рельсу (а уж про гранит науки – видать, поэтому у тебя фиксы вместо дентов-то – и говорить нечего!). Угумс, я – «дохуя умный», как ты сейчас на меня щёчками дёргаешь. Вот потому и общаюсь со своей мамзелью на гормональном уровне, а ты свою матрёну до сих пор лишь на «сеансах» смотришь, которые ловишь, вытирая пузом сор под ванной дверью и, с риском вывихнуть шею, заглядывая в расшорканный напильником стык между косяком и дээспэшным полотном!


следующая страница >>