asyan.org
добавить свой файл
  1 2 3 ... 22 23

* * *
Следующий экзамен был по естественным наукам. Миссис Тесла сказала нам, чтобы мы смешивали химикаты, пока что нибудь не взорвется. Моим партнером по лабораторным работам оказался Тайсон. Руки у него были крупноваты для того, чтобы оперировать хрупкими сосудами, которые нам полагалось использовать. Он тут же случайно сбил со стола поднос с химикатами, после чего из мусорного ведра, куда мы сбросили осколки, появилось оранжевое грибовидное облако.

После того как миссис Тесла эвакуировала учеников из лаборатории и вызвала аварийную команду, она поздравила Тайсона и меня с тем, что мы прирожденные химики. Мы были первыми, кому удалось получить высший балл на ее экзамене всего за тридцать секунд.

Я радовался, что утро прошло быстро: это помешало мне слишком задумываться над своими проблемами. Для меня была невыносима даже мысль о том, что в лагере может что то случиться. Кроме того, мне не удавалось отделаться от воспоминания о своем кошмаре. Меня терзало ужасное чувство, что Гроувер в опасности.

Во время экзамена по общественным наукам, пока мы рисовали контурные карты, я открыл записную книжку и долго смотрел на фотографию, лежавшую внутри. Моя подруга Аннабет на каникулах в Вашингтоне, округ Колумбия. Оранжевая футболка, какие мы носили в Лагере полукровок, джинсы и хлопчатобумажная куртка, светлые волосы повязаны пестрым платком. Аннабет стояла перед Мемориалом Линкольна, скрестив руки и чрезвычайно довольная собой, так, словно она самолично спроектировала эту достопримечательность. Да, Аннабет собиралась стать архитектором, когда вырастет, поэтому она всегда посещала знаменитые монументы и прочее в том же духе. В этом смысле она была просто чокнутая. Аннабет прислала мне снимок по электронной почте после весенних каникул, и каждый раз я разглядывал его, чтобы убедиться, что она существует на самом деле, и значит, Лагерь полукровок не просто плод моего воображения.

Мне хотелось, чтобы Аннабет была рядом. Она поняла бы, в чем скрытый смысл моего сна. Я никогда не признавался в этом вслух, но она умнее меня, хотя порой и страшная зануда.

Я уже собирался захлопнуть книжку, когда Мэт Слоун перегнулся через парту и вырвал фотографию.

– Эй! – протестующе завопил я. – Отдай!

Слоун посмотрел на снимок, и глаза у него полезли на лоб.

– Ни за что, Джексон. Кто это? Так это твоя?..

– Отдай! – Я чувствовал, что уши у меня пылают.

Слоун передал фотографию своим уродливым дружкам, которые тут же разорвали ее на части, скатывая в шарики, чтобы плеваться ими друг в друга. Это были новые ребята, я наверняка их прежде не видел на занятиях, поскольку они носили идиотские бирки, придуманные администрацией: «ПРИВЕТ! МЕНЯ ЗОВУТ…» У них, должно быть, странное чувство юмора, потому что на табличках значились странные имена: «КРОВОСОС», «ТРУПОЕД» и «МОЗГОГРЫЗ». У людей таких имен не бывает.

– Эти ребята переводятся к нам на будущий год, – похвастался Слоун, наверное, чтобы запугать меня. – Спорим, они могут заплатить за образование, не в пример твоему дебильному дружку.

– Он не дебил. – Я из последних сил сдерживался, чтобы не заехать Слоуну по морде.

– Ты просто неудачник, Джексон. Ладно, в будущем году я тобой займусь, вытащу тебя из дерьма.

Его дружки верзилы жевали разорванную на клочки фотографию. Мне хотелось обратить их в прах, изничтожить, но я твердо помнил заповедь Хирона – никогда не обращать свой гнев на простых смертных, какими бы отвратительными они ни были. Я должен был беречь силы для борьбы с чудовищами.

Но если б Слоун хотя бы отчасти знал, кто я…

Прозвенел звонок.

Когда мы с Тайсоном выходили из класса, девчоночий голос прошептал:

– Перси!

Я оглянулся, обозревая замкнутое пространство, но никто не обращал на меня никакого внимания. Любая девчонка из Мериузер лучше умерла бы, чем назвала меня по имени.

Прежде чем я успел обдумать, не послышалось ли мне это, толпа ребят бросилась к физкультурному залу, увлекая за собой меня и Тайсона. Игра начиналась. Наш тренер обещал нам игру, в которой может участвовать каждый, а Мэт Слоун обещал убить меня.
* * *
Спортивная форма в Мериузер состоит из небесно голубого цвета трусов и полосатых футболок. К счастью, мы надевали ее под обычную форму, поэтому нам не приходилось разгуливать по зданию живописной полуголой толпой.

Я как можно быстрее переоделся в раздевалке со шкафчиками, потому что не хотел встречаться со Слоуном. И уже собирался уходить, когда меня окликнул Тайсон:

– Перси? – Он еще не переоделся. Так и стоял у двери зала для тяжелой атлетики, прижимая к груди спортивную одежду. – Ты не мог бы… ну…

– Да, конечно. – Я постарался, чтобы в голосе моем не прозвучало раздражение. – Какие проблемы, парень.

Тайсон проскользнул в зал. Я стоял на страже возле двери, пока он переодевался. Чувствовал я себя очень даже неловко, но Тайсон просил меня об этом чуть ли не каждый день. Я думаю, это потому, что он ужасно волосатый, а вся спина у него в таких чудных шрамах, про которые у меня никогда не хватало смелости его спросить.

Так или иначе, я знал, как нелегко Тайсону, когда над ним подшучивают при переодевании: он расстраивался и начинал колотить кулаками по дверцам шкафчиков.

Когда мы вошли в зал, тренер Нанли сидел за своим столиком и читал «Спорт иллюстрейтед». Нанли, наверное, миллион лет от роду, он носит очки с двойными линзами, зубов – ноль, а на голове торчит копна сальных седых волос. Он напоминал мне иссохшую мумию – оракула из Лагеря полукровок – за исключением того, что тренер Нанли был куда менее подвижен и не выдыхал клубы зеленого дыма. Я, по крайней мере, этого не видел.

– Тренер, можно я буду капитаном? – спросил Мэт Слоун.

– А? – Тренер Нанли оторвался от журнала. – Да, – промямлил он. – Угу.

Слоун усмехнулся и стал подбирать себе команду. Он назначил меня капитаном команды противников, но это не имело значения, поскольку выбирать мне было не из кого – все самые здоровые и вменяемые парни перешли на сторону Слоуна. За ними потянулась и толпа зрителей.

На моей стороне остался Тайсон, свихнувшийся компьютерщик Кори Бейлер, Радж Мандали – вундеркинд в области математики, да еще с полдюжины парней, которым Слоун со своей бандой не давал проходу. Если б все шло как всегда, мне хватило бы и Тайсона – он один стоил половины команды соперников, – но новенькие парни в команде Слоуна были такие же рослые здоровяки, числом шесть человек.

Мэт Слоун вывалил на середину зала мячи из коробки.

– Мне страшно, – пробормотал Тайсон. – Запах какой то необычный.

– Какой еще необычный запах? – Я уставился на него. Вряд ли бы он стал говорить об исходящем от него аромате.

– От них. – Тайсон указал на Слоуна и его новых дружков. – Странный какой то запах.

Новички хрустели суставами пальцев, глядя на нас в ожидании бойни. Я никак не мог понять, откуда они взялись. Вероятно, из тех мест, где парней нещадно хлещут ремнем и кормят сырым мясом.

Слоун свистнул в судейский свисток, и игра началась. Команда Слоуна ринулась к центральной линии. Стоящий рядом со мной Радж Мандали пронзительно выкрикнул что то на урду, скорее всего: «Мне нужно в туалет!» – и бегом бросился к выходу. Кори Бейлер попытался заползти за маты и спрятаться там. Оставшаяся часть моей команды в страхе разбежалась, чтобы не превратиться в мишени для обстрела.

– Тайсон, – сказал я, – давай ка…

В этот момент мне со всей силы засандалили мяч в живот. Я тяжело осел на пол посредине зала. Противники загоготали во все горло.

Перед глазами у меня все плыло. Было чувство, будто я получил удар в солнечное сплетение от гориллы. Просто не верилось, что кто то мог бросить мяч с такой силой.

– Пригнись, Перси! – завопил Тайсон.

Я успел увернуться прежде, чем другой шар со скоростью звука просвистел мимо моего уха.

Мяч попал в груду матов, и Кори Бейлер жалобно застонал.

– Эй! – крикнул я команде Слоуна. – Вы так и убьете кого нибудь ненароком!

Парень по имени Мозгогрыз злорадно усмехнулся. Каким то образом он казался сейчас крупнее… даже выше Тайсона. Под его футболкой вздувались бицепсы.

– Очень надеюсь на это, Персей Джексон! Очень надеюсь!

То, как он произнес мое имя, заставило меня похолодеть. Никто не называл меня Персеем, кроме тех, кому была известна моя подлинная сущность. Друзей… и врагов.

Что сказал Тайсон?

«Необычный запах».

Чудовища!

Все окружавшие Мэта Слоуна заметно прибавили в росте и ширине плеч. Это были уже не подростки, а восьмифутовые гиганты со свирепыми взглядами, острыми зубами и волосатыми ручищами, покрытыми татуировками, изображавшими змей, гаитянских танцовщиц и сердечки в духе Дня святого Валентина.

Бросил свой мяч и Мэт Слоун.

– Вот так! Ты не из Детройта, сразу видно…

Остальные ребята его команды с пронзительными криками стали пятиться к выходу, но гигант Кровосос метнул шар с дьявольской точностью. Он просвистел мимо Раджа Мандали, который как раз собрался выбежать в дверь, ударился в нее, и она, как по волшебству, тяжело захлопнулась. Радж и еще несколько ребят отчаянно забарабанили по ней, но дверь не поддалась ни на йоту.

– Отпустите их! – завопил я гигантам.

Мозгогрыз с рыком повернулся ко мне. На одном из его бицепсов была татуировка «МГ обожяет милых деток». Вот именно: «обожяет».

– И потерять такую вкуснятину? Нет, сын бога морей. Мы, лестригоны, пришли не просто за твоей смертью. Мы хотим сытно пообедать!

Он взмахнул рукой – и на центральной линии появилась новая россыпь мячей, но это уже были не красные резиновые мячики, а бронзовые шары размером с пушечное ядро и с отверстиями по бокам, из которых вылетали всполохи пламени. Должно быть, они раскалились донельзя, но гиганты подхватывали их голыми руками.

– Тренер! – завопил я.

Нанли оторвал сонный взгляд от журнала, но если он и увидел что то необычное в зале, то по нему это было не заметно. Таковы уж смертные. Волшебный туман скрывает от них подлинное обличье богов и чудовищ, поэтому люди видят только то, что способен постичь их разум. Может, тренеру показалось, что кучка восьмиклассников, как обычно, устроила разгром ребятам помладше. Может, другим ребятам показалось, что громилы Мэта Слоуна вот вот начнут швыряться коктейлем Молотова.2 Такое уже случалось. Как бы то ни было, я не сомневался: никто не понимает, что мы имеем дело с настоящими кровожадными людоедами.

– Так так. Угу, – промямлил тренер. – Главное, играйте по правилам.

И снова углубился в журнал.

Трупоед бросил свой шар. Я отскочил в сторону, когда бронзовая комета с яростным ревом пронеслась мимо моего плеча.

– Кори! – вскрикнул я, глядя вслед шару.

Тайсон оттащил парнишку в сторону в тот самый момент, когда шар взорвался, ударившись о маты и оставив от них только дымящиеся клочья.

– Бегите! – велел я игрокам своей команды. – Через другой выход!

Они побежали к раздевалке, но Мозгогрыз снова взмахнул рукой, и эта дверь тоже захлопнулась.

– Никто не выйдет отсюда, пока не выйдешь ты! – прорычал Мозгогрыз. – А ты не выйдешь отсюда, пока мы тебя не слопаем!

Он метнул в меня огненный шар. Мои товарищи по команде бросились врассыпную, когда тот взорвался, образовав кратер в полу спортивного зала.

Я потянулся за ручкой, которую всегда носил в кармане, но понял, что на мне спортивная форма. Карманов у нее нет. А меч был в джинсах, запертых в моем шкафчике. И дверь, ведущую в раздевалку, никто открывать не собирался. Я оказался полностью беззащитен!

Еще один огненный шар летел точнехонько в моем направлении. Тайсон оттолкнул меня в сторону, но все равно пламя взрыва опалило меня с ног до головы. Очнулся я на полу, кругом почти ничего не видно из за дыма, футболка прожжена в нескольких местах. Двое голодных гигантов, стоя на центральной линии, пожирали меня горящими глазами.

– Мясо! – проревели они. – Сегодня на обед мясо героя!

Оба прицелились.

– Перси нужна помощь! – завопил Тайсон.

Он прыгнул, заслоняя меня, как раз когда они метнули свои шары.

– Тайсон! – выкрикнул я, но было слишком поздно.

Оба шара тяжело ударились в него… но… он поймал их. Непостижимым образом неуклюжий Тайсон, переколотивший множество сосудов в химической лаборатории и сломавший почти все снаряды на гимнастической площадке, поймал яростно изрыгавшие пламя металлические шары, летевшие в него со скоростью миллион миль в секунду. Затем с такой же силой швырнул их назад в изумленных громил, которые завопили «Ой ей ей!», когда бронзовые сферы взорвались, ударившись об их грудь.

Гиганты исчезли, взвившись к потолку двумя одинаковыми столбами пламени, – отлично, это верный признак того, что они были монстрами. Монстры не умирают. Они просто растворяются в облаке пыли и дыма, после чего героям приходится долго и тщательно отряхиваться.

– Мои братья! – скорбно простонал каннибал Мозгогрыз. Он напряг руки так, что татуировка на бицепсах сморщилась. – Ты мне за это заплатишь!

– Тайсон! – окликнул я. – Гляди в оба!

Еще одна комета со свистом понеслась прямо в нас. Тайсону едва хватило времени отклонить ее в сторону. По идее, шар должен был поразить тренера Нанли прямо в голову, но он приземлился дальше, оглушительно взорвавшись на местах для зрителей.

В зале окончательно воцарилась паника. Одни ребята с криками носились по помещению, стараясь огибать тлеющие в полу кратеры. Другие колотили в дверь, зовя на помощь. Сам Слоун, словно бы окаменев, торчал в центре площадки, с недоумением наблюдая за смертоносными шарами, летавшими вокруг него.

Тренер Нанли по прежнему ничего не замечал. Он легонько постучал по своему слуховому аппарату, словно воспринимал взрывы как какие то звуковые помехи, но так и не оторвался от журнала.

Конечно, шум должен был разнестись по всей школе. Директор, полиция, кто нибудь явится и спасет нас!

– Победа будет за нами, – прорычал каннибал Мозгогрыз. – Мы попляшем на ваших костях!

Я хотел сказать, что он слишком серьезно относится к игре в мяч, но не успел я открыть рот, как он вновь замахнулся. Остальные гиганты последовали его примеру.

Я понимал, что скорая смерть неизбежна. Тайсон не сможет сразу отразить все шары. Его руки и так, должно быть, сильно обожжены после первого залпа. Без моего меча…

У меня возникла безумная мысль.

Я побежал к раздевалке, где хранилась наша одежда.

– Быстрее! – велел я своим товарищам по команде. – Все прочь от двери!

Сзади прозвучали взрывы. Тайсон отбил два шара, обратив метнувших их в пепел.

В строю остались еще двое каннибалов.

Третий шар, со свистом рассекая воздух, летел прямо в меня. Я принудил себя считать: Миссисипи раз, Миссисипи два, – затем бросился в сторону, а огненная сфера сорвала замок с запертой двери.

Я рассчитывал на то, что воздух за дверью, как и в большинстве мужских раздевалок, окажется достаточно спертым, чтобы вызвать взрыв, поэтому не удивился, когда оттуда вырвался огненный поток.

Стена раскололась. Дверцы шкафчиков, носки, стельки и прочие не столь приятные предметы дождем рассыпались по всему залу.

Я повернулся как раз в тот момент, когда Тайсон прямым ударом угостил по физиономии Трупоеда. Гигант тяжело рухнул на пол. Но последний из людоедов, Мозгогрыз, мудро приберег собственный шар, выжидая момент. Он швырнул его как раз тогда, когда Тайсон повернулся к нему лицом.

– Нет! – истошно завопил я.

Шар угодил Тайсону прямо в грудь. Мой друг отлетел назад через весь зал и тяжело врезался в заднюю стену, которая частично обрушилась на него, образовав дырку, выходившую прямо на Черч стрит. Я не понимал, как Тайсону удалось остаться в живых, но он сразу зашевелился. Бронзовый шар дымился у его ног. Тайсон хотел поднять его, но не сумел и ничком рухнул на груду обуглившихся кирпичей.

– Отлично! – злорадно восторжествовал Мозгогрыз. – Теперь я остался один, и у меня хватит мяса, чтобы накормить свою собачку!

Подобрав другой шар, он прицелился в Тайсона.

– Стой! – пронзительно вскричал я. – Тебе нужен я!

Людоед усмехнулся.

– Хочешь умереть первым, юный герой?

Нужно было срочно что то делать! Меч должен быть где то поблизости.

В горе дымящейся одежды у ног гиганта я заметил свои джинсы. Если бы я только мог дотянуться… Я знал, что это безнадежно, но решил попытаться.

– А мой обед становится все ближе, – расхохотался людоед.

Он поднял руку для броска. Я приготовился к смерти.

Внезапно тело гиганта оцепенело. По лицу его пробегало то злорадное вожделение, то удивление. Его футболка распоролась на животе, и оттуда появилось нечто вроде рога – нет, не рог, а сверкающее острие клинка!

Шар выпал у каннибала из рук. Он уставился вниз на пронзивший его нож.

Пробормотав «ой», монстр вспыхнул облаком зеленого пламени, отчего, мне кажется, его собачка должна была здорово расстроиться.

И я увидел свою подругу Аннабет, окутанную дымом. Лицо у нее было чумазое и расцарапанное. С плеча свисал порванный рюкзак, из кармана торчала бейсболка, в руках она все еще сжимала бронзовый нож, а взгляд ее грозных серых глаз пылал так яростно, словно за ней долгие мили гналась толпа привидений.

Мэт Слоун, который все это время в полном ошеломлении торчал столбом в эпицентре событий, наконец то пришел в чувство. Он взглянул на Аннабет так, словно смутно припоминал фотографию из записной книжки.

– Эта девушка… так, значит, эта девушка…

Аннабет метким движением заехала ему в нос, вследствие чего Слоун грохнулся на пол.

– А ты, – сказала она Мэту, – не лезь к моему другу!

Весь спортивный зал был охвачен огнем. Ребята беспорядочно метались по помещению, крича и зовя на помощь. Я услышал вой сирен и голос, искаженный рацией. Сквозь стекло выходных дверей я видел, как директор, мистер Бонсаи, пытается взломать замок, за его спиной сгрудились учителя.

– Аннабет… – запинаясь, произнес я… – как ты… как долго ты уже…

– Все утро, – ответила она, вкладывая бронзовый кинжал в ножны, – пыталась найти минутку, чтобы поговорить с тобой, но, видно, тебя нельзя застать в одиночестве.

– Значит, тень, которую я видел этим утром, это была ты… – Меня бросило в жар. – О господи, ты заглядывала в окно моей спальни?

– Сейчас некогда объясняться, – резко оборвала меня Аннабет, хотя тоже слегка покраснела. – Просто не хотелось…

– Есть! – завизжал женский голос, и взрослые разом ввалились в зал.

– Встретимся на улице, – скомандовала Аннабет. – И его прихвати. – Она указала на Тайсона, который все еще сидел привалившись к стене, в полубессознательном состоянии. Она посмотрела на Тайсона с неприязнью, не вполне мне понятной. – Лучше взять его с собой во избежание неприятностей.

– Что?

– Некогда! – помотала головой Аннабет. – Скорее!

Она надела бейсболку «Янкиз», волшебный подарок своей мамы, и моментально растаяла в воздухе.

Я остался один посреди горящего спортзала, и тут на меня накинулся директор, предводительствовавший доброй половиной преподавателей и двумя полицейскими.

– Перси Джексон? – вопросил мистер Бонсаи. – Что?.. Как?..

На фоне разрушенной стены со стоном поднялся на ноги Тайсон.

– Голова болит, – промычал он.

Мэт Слоун тоже подошел поближе. Он не мог оторвать от меня полного ужаса взгляда.

– Это все Перси натворил, мистер Бонсаи! Он поджег здание. Тренер Нанли вам скажет! Он все видел собственными глазами!

Тренер Нанли прилежно читал свой журнал, однако – такое уж у меня везение, – стоило Слоуну произнести мое имя, как он оторвался от чтения и сказал:

– А? Да? Угу угу.

Остальные учителя повернулись ко мне. Я понимал, что они никогда не поверят мне, даже если я расскажу им всю правду.

Вытащив волшебную ручку из джинсов, от которых мало что осталось, я сказал Тайсону: «Пошли!» – и прыгнул в пролом в стене здания.


<< предыдущая страница   следующая страница >>